КИТАЙСКИЙ РЫНОК ДИКТУЕТ НОВУЮ СТРАТЕГИЮ ДПЗКУ

8 сентября 2015, 11:34
Заместитель руководителя Рабочей группы по вопросам приватизации (разгосударствления) государственных предприятий, которые входя
0
281

Китайский рынок кукурузы затоварен – переходящие остатки на складах прогнозируются на уровне 90% потребления, а значит закупки сократятся.

Внутренние цены на некогда премиальном рынке стремительно идут вниз, и китайский партнер ПАО «ГПЗКУ» становится все более привередливым. Для украинской корпорации наступают непростые времена – проблемы выполнения контракта связаны не с просчетами менеджмента внутри Украины (здесь как раз работу удалось наладить), проблемы исходят от покупателя – китайская сторона не готова размещать заказы.

Еще в прошлом году все было наоборот. Был понятный заказ китайской стороны и полное его игнорирование «свободовским» руководством государственного зернового трейдера. Еще бы, 2014 год был годом больших заработков – на офшорные компании-однодневки увлеченно выводилось зерно на 132 миллиона долларов, до китайцев ли?

Так на грани дефолта по китайскому зерновому контракту корпорацию и приняла новая команда Минагрополитики. Дефолт означал непредсказуемо катастрофические последствия, ключевым из которых мог стать отзыв кредитных миллиардов, что для страны было немыслимо. Мяч удалось выбить практически с линии ворот, и теперь, казалось бы, работу можно будет наладить планово и ритмично.

Надо отдать должное, сегодня корпорация управляется по новому: отгружено без малого 2 млн тонн зерновых, на складах еще почти миллион, отгрузки на офшорных контрагентов запрещены. Более того, корпорация вообще отказалась от работы по предоплате, что являлось существенным источником потерь еще в прошлом году. В этой ситуации и приходят тревожные вести из Китая. Следует отметить, что затоваривание китайского рынка произошло не одномоментно. Переходящие остатки на складах растут уже несколько лет, но достижение уровня практически годового потребления может иметь драматические последствия – увеличение поставок кукурузы в Китай в среднесрочной перспективе вызывает серьёзные сомнения.   И здесь на первый план выходят специфические особенности китайского контракта и китайского кредита, допущенные при его подписании в 2012 году.  

Большая китайская сделка затевалась «попередниками» с размахом. Планировалось освоить 3 млрд кредитных ресурсов от Экспортно-импортного банка Китая, под доступные 5% годовых. А ещё -  поиграть в создание большого государственного трейдера, ради чего «вырезали» самые лакомые куски из ГАК «Хлеб Украины». Последняя от операции, к слову, так и не оправилась и скоро будет ликвидирована.

Под такие перспективы контракт подписывали, особо не читая. Согласились и на машиностроительную корпорацию в качестве оператора с китайской стороны (Китайская национальная корпорация машинной промышленности и генеральных подрядов (ССЕС)), и на кабальные условия по трейдерским поставкам в третьи страны.

Машиностроительная корпорация в трейдинге не сильна, с заказами на затоваренном рынке не спешит, но и другим продавать не дает – требует 5$ с тонны, как в контракте. Казалось бы, для ГПЗКУ – что за беда? Тот же «НИБУЛОН», крупнейший украинский зернотрейдер, на тонне зарабатывает по 30-40$. Но ГПЗКУ - не «НИБУЛОН» по целому ряду причин. Первая – инфраструктура, изношенная на 80%, не позволяет зарабатывать эффективно. Попытавшись разделить бизнес на профит-центры: хранение, перевалка, трейдинг, руководители ГПЗКУ немедленно обнаружили, что остается прибыльными в рыночных условиях лишь пятая часть элеваторов. Разветвлённая сеть элеваторов – в теории преимущество, на практике - сплошные убытки.

Мощностей по перевалке у корпорации тоже недостаточно. Не говоря уже о форсмажорных ситуациях, как в прошлом году. Даже теоретически перевалку необходимо удваивать. Просто, что бы соответствовать параметрам обязательств по китайскому контракту, а это сотни миллионов долларов инвестиций.

И здесь мы плавно подходим ко второму различию ГПЗКУ и приватной компании – особенностям финансового менеджмента. Большая часть полученного китайского кредита прямо проследовала на депозит государственного Укрэксимбанка, как выясняется под процент меньший, чем стоимость кредита. Европейский такой процент, низкий. Неудивительно, ведь карман госкомпании государство понимает как свой собственный, и такие решения принимаются на правительственном уровне. Хотя по опыту компаний поменьше, зачастую недостающие депозитные проценты банк все равно платит, просто не компании, а ее руководителям. Сейчас эти руководители давно в бегах, но процент все равно низкий. Так что здесь интрига пока сохраняется.

Ну и последнее чудесное отличие государственной корпорации от частной – причуды мотивации персонала. Чем занят обычно персонал государственной компании с крупными денежными потоками и зарплатой на уровне секретарши частного сектора? Правильно, отведением этих самых потоков на сторону. Досадно слышать о низком профессиональном уровне государственных управленцев. Так эффективно воровать в столь сжатые сроки (ведь никогда не знаешь, сколько еще просидишь в кресле) могут только очень умные и умелые люди. Сама позиция государственного управленца, с коротким горизонтом планирования, бесконечными окриками сверху, со всех уровней, от депутата до премьера, нищенской зарплатой не только руководителя, но и всей цепочки, определяет невозможность стратегического подхода и настраивает на решительные действия здесь и сейчас - что успел, твое!

Подводя итоги, констатируем, ГПЗКУ сегодня сталкивается со стратегическими вызовами, решить которые в статусе государственной компании просто не в состоянии. Операционная эффективность корпорации с трудом, условно, позволяет вести деятельность на грани безубыточности, и сужение перспектив на китайском рынке ситуацию только усугубляет. Прогнозные 3 млн тонн зерновых на экспорт будут очень хорошим результатом в этих условиях.

Острую необходимость модернизации инфраструктуры корпорации отмечают все участники кадрового конкурса на должность руководителя ГПЗКУ, проходящего в эти дни. Не все при этом понимают, что у корпорации просто нет финансового ресурса. Стоимость ее стремительно устаревающих активов снижается, и уже звучат предложения «надеть» на корпорацию миллион гектар государственных земель – дескать, тогда и руководить и продать будет полегче. Воровать точно будет полегче, об отрицательной «эффективности» государственных сельхоз предприятий не писал уже только ленивый, недаром Минагро призывает к приватизации министерского госагрохолдинга уже с начала года. Можно и нужно столкнуть в конкурентной схватке за пока еще лакомый актив тех же азиатских, американских и арабских инвесторов. Сейчас, пока рыночная доля корпорации велика, а  инфраструктура еще работает. Один–два года промедления, и частные конкуренты просто вышибут неповоротливого дряхлеющего государственного монстра с рынка. Плановый ввод перевалки частными инвесторами в ближайшие годы 10 млн тонн – в четыре!!! раза превышает перевалочные мощности ГПЗКУ.  Частные трейдеры активно толкаются с корпорацией на китайском рынке, фермеры не охотно сотрудничают с государственными элеваторами – то влажность завысят, то с качеством намутят.

Будем надеяться, что призыв к приватизации будет услышан, и государственный зернотрейдер будет приносить государству не миллиардные убытки, а новые рабочие места, новые рынки для украинского зерна и щедрые налоговые отчисления.

 

 

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.