Кто уничтожил военно-транспортную авиацию

7 июля 2015, 19:59
журналист-аналитик
0
1002
Кто уничтожил военно-транспортную авиацию

«Крушение самолета в окрестностях аэропорта Луганска, когда погибли 49 украинских военных, ставит точку в славной истории транспортной авиации Украины.

20 лет назад военно-транспортная авиация. Украины была одной из самых мощных в мире. Сегодня, мы наблюдаем гибель того, что еще не успели распродать и разбить», — писала российская пресса. Как получилось, что армия вообще и ее ВТА в частности были доведены до ручки?


Генерал армии Сергей Кириченко, начальник Генерального штаба – Главнокомандующий ВСУ в 2005 – 2009 гг.: «К выводам надо относиться крайне осторожно, потому, что проблема состояния военно-транспортной авиации ВСУ очень многогранна. Я глубоко убежден, что она больше сконцентрирована в вопросах финансово-экономического дефицита, нежели в каких-то личностных вопросах. В 2003 – 2004 гг. авиация финансировалась на очень и очень низком уровне – значительно ниже минимальных потребностей, отчего ожидать каких-либо результатов было невозможно». 

В условиях тотального недофинансирования, впрочем, делались попытки, чтобы армия  зарабатывала и сама.  Так в 1997 году постановлением Кабмина с целью «рационального и эффективного использования авиационной техники и инфраструктуры военно-транспортной авиации» было создано госпредприятие Минобороны «Украинская авиационная транспортная компания» (УАТК), в уставе которого изначально  было заложено: 50% прибыли перечислять в бюджет МО. С учетом, что УАТК было передано 198 самолетов, авторы идеи рассчитывали на прибыль. Вначале получалось.

«Украинская авиационная транспортная компания», взявшая под свое крыло ряд военно-транспортных самолетов для коммерческих перевозок, за трехмесячный срок своей работы имеет прибыль в 125 тыс. гривен. Все это выглядит каплей в море для армии, которая в этом году должна была получить на нужды обороны 1 млрд. 678 млн. гривен при минимальной потребности в 3 млрд. 399 млн.», — писал в 1998 году известный военный эксперт Сергей Згурец.

Напомним, что в МО на заре 2000-х было порядка 200 государственных предприятия. Если бы все они работали эффективно – пусть все море армейского бюджета не наполнили, но принесли бы определенную толику. Увы.

Если говорить об УАТК, то к началу  2005 года она имела долг 70 млн. грн. Естественно, ни о каких отчислениях МО и речи не шло — на крыле оставался один (!) Ил-76.

Сергей Згурец — директор информационно-консалтинговой компании Defense Express, автор серии книг «Оружие Украины»: «Вопросы, связанные с компанией, начинались еще со времен Кузьмука, были люди от Кузьмука, затем – Саламатина. В каждом периоде были свои взаимоотношения, все хотели денег, все хотели перевозить грузы и на этом зарабатывать. Навскидку там не все просто, надо сесть и «ковыряться».

Поковыряемся.

Как отмечает журналист-расследователь Виктор Слезко, уже к концу года в УАТК летало 26 воздушных судов, предприятие получило прибыль свыше 100 млн. (удерживая затем годовые показатели по грузоперевозке на уровне 14 — 19 тыс. тонн). МО, наконец, получило свою «пятидесятину». Кстати, именно в 2005-м в ведомстве был установлен не побитый до сегодня рекорд по количеству закупленных офицерам квартир – 2,5 тыс.

«Девятью авиарейсами самолетов Ил-76 и Ту-154 Госпредприятия Минобороны «Украинская авиационная транспортная компания» весь личный состав вернется в Украину», — докладывал в декабре 2005-го о выводе отечественного миротворческого контингента из Ирака президенту Ющенко, поставившему такую задачу перед Генштабом и УАТК, цитируемый выше генерал Кириченко.

В рамках операций НАТО «Seebrig» с генерал-командером Нейко Неновым подписан контракт на предоставление пяти Ил-76 для доставки Многонациональных миротворческих сил стран Юго-Восточной Европы в Афганистан, выполнено 180 рейсов. Суда УАТК обеспечили участие Украины по программам ООН, ЕС и НАТО, в том числе по авиаперевозкам контингентов Африканского Союза в воюющую провинцию Дарфур (Судан). Выполнено 55 рейсов по маршруту Дакар (Сенегал) — Эль-Фашер/Ньяла по заказу минобороны Канады.

Было и такое: во время грузинско-российской войны в августе 2008-го премьер Юлия Тимошенко официально поблагодарила УАТК за эвакуацию украинских граждан из Грузии и доставку в эту страну гуманитарной помощи, отметив, что Кабмин обращался ко многим авиакомпаниям, но большинство отказалось лететь в зону конфликта. Кое-кому тогда эти слова могли показаться чересчур напыщенными, но после сбитого под Луганском Ил-76 так уже не кажется.

А всего 32-я бортами УАТК было выполнено 169 ротаций различных воинских контингентов, несших службу в «горячих точках», (1279 рейсов) – и ни один самолет не был сбит. (Для сравнения, в луганской трагедии было задействовано три борта: один сел, второй сбили, третий вернулся).

Леонид Поляков, военный эксперт института стратегических исследований «Новая Украина»,  первый замминистра обороны в 2005–2008 г.: «По моему мнению, в части задач, стоящих перед Украиной, наиболее перспективным является сотрудничество ВСУ и оборонной промышленности, например, с ГП «Антонов», а также сотрудничество с проверенными партнерами. Поскольку эксплуатировать устаревший парк советского производства в перспективе смысла не имеет: и ресурс подходит к концу, и производство запчастей — в России… Она с 1994 года взяла курс на минимизацию сотрудничества. Особенно там, где являлась монополистом, — выкручивала руки, как только могла. Еще до Майдана. А сейчас – сами понимаете… Кстати, а Виталий Иванович Попов — тогдашний руководитель УАТК  –  что, вне досягаемости?»

Насчет России — понимаем. Понимали это и раньше. Ведь проверяющая инстанция Еврокомиссии (SAFA) предъявила претензии по поводу несоответствия конструктивно-технического оснащения самолетов современным европейским требованиям: например, на Ан-12 и Ил-76 системы подачи кислорода, пожаротушения разрабатывались еще в 60-е годы. «Мы разрабатываем сейчас проект диверсификации технических потоков УАТК, я имею ввиду те переговоры, которые состоялись в офисе компании неделю тому назад с представителями Boeing, которые на сегодняшний день заинтересованы нашим предложением относительно двух бортов Boeing 747-200», — говорил в 2006-м гендиректор УАТК  Виталий Попов.  А еще шла речь о передаче в лизинг семи самолетов этой компании.

Не забывали и отечественный авиапром: после завершения всех испытаний УАТК готова была приобрести в течение 2008-2010 гг. десять самолетов Ан-70-100.  И готовилась к этому – в 2007-м менеджменту компании при помощи облигационного займа удалось привлечь 75 млн. грн. (Правда, как нам «помогли» с Ан-70 российские «партнеры» — общеизвестно).

Николай Нещадим, генерал-лейтенант,  доктор педагогических наук,  профессор, заместитель министра обороны в 2005 – 2007 гг.: «Почему компания достигла успехов? Потому что руководство было нормальное! Я лично за нее не отвечал, но министр Анатолий Гриценко – содействовал, давал возможность работать, там не было коррупции. Почему УАТК сегодня пропала? Так у нас много чего пропало после смены власти! Ежель… Саламатин… Лебедев… Но она еще до Лебедева «загнулась»… Вам надо найти тогдашнего руководителя этой компании – Виталия Попова».

Итак, компания «пропала»… 19 января 2011 года на заседании Кабмина председатель Госфининспекции Петр Андреев заявил: Попов в 2008-2009 гг. незаконно санкционировал продажу 12 вертолетов и 25 самолетов.

Экс-президент УАТК Виталий Попов: «Когда 23 марта 2005 года я принял компанию, она была в состоянии фактического банкротства. Долги превысили 70 млн. грн., сертификат летной годности имело одно воздушное судно, система коммуникации между подразделениями была на крайне низком уровне. С привлечением зарубежных экономистов и отечественных ученых была создана рабочая группа, которая совместно с Департаментом экономической деятельности Минобороны подготовила начала воплощать программу реконструкции и модернизации воздушных судов за счет утилизации полностью выработавших эксплуатационный ресурс. Реализация и утилизация техники проходила согласование в Фонде госимущества, Генштабе и утверждение в центральном аппарате МОУ. Самостоятельно принимать такие решения я не имел права.

Как выяснилось, Госфининспекция появилась не просто так, а по заявлению нардепа и внештатного советника президента Виктора Януковича — Александра Кузьмука.  И – внимание! — тогдашний министр обороны Михаил Ежель на основании этого заявления, без служебного расследования, своим приказом останавливает программу восстановления летной техники. По сути, это и стало началом конца УАТК. На Попова было заведено четыре уголовных дела.

Здесь надо объяснить: ресурс самолета делится на календарный и технический. Первый определяет «срок годности» — например, 10 лет вне зависимости от того, летал или не летал аппарат. Второй регламентирует максимальный налет – например, 1000 часов, вне зависимости, провел их борт в воздухе за год или за десятилетку. Так вот, деятельность предприятия остановлена, календарный ресурс сгорает и заканчивается; чтобы его продлить, надо провести регламентные работы. На которые денег нет, потому что самолеты не летают. «После этого решения министра за 29 дней я написал Ежелю 29 обращений с просьбой отменить приказ как ошибочный», — вспоминает Попов.

А сотрудники компании вспоминают, как на следующий день после увольнения Попова уволили их всех – 350 человек. В итоге — убытки порядка 50 млн. грн., банкротство предприятия, на которое, кстати, с 2011-го полноправных руководителей так и не назначали – все пять ставленников сменявшихся министров Януковича – Ежеля, Саламатина, Лебедева – были вр. и.о.

После заявления Госфининспекции о якобы хищении самолетов на сумму свыше 2  млрд. грн. тогдашним первым замом генпрокурора Ренатом Кузьминым была создана следственная группа из девяти «важняков» со всей Украины. Возглавлял ее следователь по особо важным делам ГПУ Захаров, известный тем, что участвовал в делах против Юлии Тимошенко и Юрия Луценко (кстати, как известно, обвинения против этих политиков тоже зиждились на выводах ведомства Петра Андреева). Следствие велось четыре года, собрав свыше 120 томов уголовного дела.

Похвальное усердие, хотя можно было отработать более оперативно. Речь ведь шла о технике двойного назначения, решения по утилизации которой принимались на уровне министерства, где каждый приказ имеет, так сказать,  «предприказную подготовку» с выводами ряда компетентных институтов и ведомств. И все это, как бумаги строгой отчетности, заархивировано в Минобороны, куда следственная группа могла бы обратиться сразу. Как бы там ни было, проведенный аудит компании за период 2005 – 2011 гг. хищений не обнаружил, зато было установлено… хищение печати. «Сделал это сознательно, — признается Попов. – Я следователю в глаза сказал: «Печати не отдам! Сперва – акт приема-передачи. Чтобы потом, задним числом, под эту печать не было ничего продано и свалено на меня».

Николай Голомша, экс-первый зам Генпрокурора, в 2010-м – военный прокурор Центрального региона: «Это происходило не под моим руководством.  Дело расследовалось в аппарате Генпрокуратуры. Я знаю только, что действительно была соответствующая проверка финансовой службы, были выявлены факты якобы злоупотреблений. Я помню, приходил ко мне на прием Попов и стремился объяснить, что происходит  подмена понятий, а ему пояснил, что не имею влияния».

В итоге дело о краже 2 млрд. (ст. 365 УК — превышение власти или служебных полномочий) превратилось в дело о хищении печати (ст. 375), которое вел полковник Рудь, следователь Главного управления военных прокуратур Главного следственного управления ГПУ. Какое совпадение, этот же Рудь вел дело предшественника Ежеля — и.о. министра обороны Валерия Иващенко, которого, напомним, в 2010-м обвинили в незаконной продаже  имущества Феодосийского судомеханического завода. И дали в 2012-м «пятерочку». Приговор, как известно,  был раскритикован Хельсинкским комитетом, США и Евросоюзом, после чего суд изменил Иващенко срок наказания на условный, и в 2013 он получил политическое убежище в Дании.

Еще одно совпадение: судья Печерского суда Анна Медушевская, выносившая Попову предупредительную меру. На счету которой «посадка» экс-министра МВД Юрия Луценко (помните, как во время одного из заседаний она перепутала Конституцию в руках депутата Кармазина с мобилкой?), и соучастие в осуждении Валерия Иващенко. Казалось, против связки Андреев-Кузьмин-Медушевская, сумевшей посадить Тимошенко, Луценко и Иващено, шансов никаких. В данном случае им удалось лишь «сбить» Попова с должности. Тут возникает вопрос: «сбивали» человека, или все-таки ВТА Украины?

Как удалось выяснить в Генштабе ВСУ, в период с 2005 – 2010 гг. УАТК имела мобилизационный план мобготовности. При объявлении особого режима или военного положения компания становилась авиационной армией, его руководитель командармом, который знал, сколько и куда самолетов и экипажей должно быть поставлено.

«На всех уровнях я доказывал: авиация нужна! – говорит Виталий Попов. — Вдруг война? Один Ил-76 может перевести в любую точку Украины в течение часа 226 бойцов с оружием и боекомплектом — это почти батальон! Я достоверно не знаю, были ли уже тогда у Владимира Путина планы по захвату Украины, но уже тогда у меня сложилось впечатление, что политическое руководство страны и министр обороны Ежель хотят избавиться от военно-транспортной авиации».

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.