Приватизация VS инерция воровства

6 июля 2015, 10:05
Заместитель руководителя Рабочей группы по вопросам приватизации (разгосударствления) государственных предприятий, которые входя
0
145

Инерция бесхозяйственности Каждый из нас сталкивался с таким явлением как инерция. Как правило, это инерция движения, проявляющаяся в неспособности тела без содействия внешних сил изменить свое состояние. Но сегодняшняя наша жизнь, и более того, жизнь последних нескольких поколений протекает по инерции, которую разгоняли уже почти, страшно сказать, почти 100 лет. Это инерция бесхозяйственности. То есть «без хозяина». Наследие страны советов: все -общее, на деле - ничье. Соответственно и отношение к нему такое же: как к чужому, никому не нужному, ничьему.

«Но» ценой в миллиард 

Но здесь кроется одно принципиальное «но». «Но» размером в бюджет областного центра. «Но» стоимостью в миллиард гривен. Оно только кажется, что ничье, а на деле это очень конкретные деньги, которые извлекаются из наших карманов, причём заметьте, без нашего спроса. Это деньги, которые могли быть потрачены, например, на ремонт дорог – «привет» автовладельцам, ежегодно чинящим подвеску - чем не способ опустошения наших карманов.  Или же деньги, которые могли пополнить пенсионный фонд – у всех есть родители, которым мы помогаем, потому что законной пенсии ни на что не хватает – еще один вариант извлечь содержимое наших кошельков. Продолжать можно долго.  Но важны не примеры, важно понять причину. И она заключается в неэффективности государственного управления в целом. К сожалению, так устроено, что все мы платим за ошибки и неэффективность госуправления. Ведь если понесет убытки, например, сеть супермаркетов «Сельпо», обывателю от этого, как говорят, ни холодно, ни жарко. Инвесторы наверняка сменят менеджмент, стратегию, позиционирование или примут другие меры.  Простые люди не несут в этом случае никаких затрат. А вот за убытки госкомпаний платим именно мы, простые граждане, даже если напрямую механизм такой оплаты не очевиден. Почему же тогда когда госпредприятия из сферы управления Минагрополитики несут убытки в полмиллиарда (вместо получения такой же суммы прибыли) решение министерства изменить ситуацию встречает яростное оппонирование и критику? Все несложно. Как говорил детектив Эркюль Пуаро: «ищите, кому это выгодно». В данном контексте интересует ответ на вопрос, кому не выгодно! А именно – не выгодна (и почему) приватизация аграрных госпредприятий?

 

Кто против?!!

Аргументы разные. Есть мнения, что госсобственность - это оправданно, правильно и патриотично. Да, оправданно! Но исключительно в определенных случаях – когда речь идет о государственной безопасности, или, например, об уникальной функции предприятия. Это стратегично и важно! В чем, например,  уникальность Полтавского с/г госпредприятия «Чутово», занимающегося растениеводством на 3000 га? Как недавно написало одно из уважаемых изданий - в его прибыльности, особенно на фоне убыточности 80% остальных ГП. И действительно, нельзя не согласиться: предприятие «Чутово» получило полмиллиона гривен прибыли в 2014 году. Да, это очень хороший результат! Особенно для 4 человек персонала, числящихся на предприятии. Очевидно, что они обрабатывают имеющуюся землю не самостоятельно. На помощь пришла агрофирма, которая при среднерыночных минимальных расценках за аренду земли заплатила бы сумму в  1600 грн за один гектар, то есть почти 5 млн гривен в целом за массив. Заплатила бы!.... Если бы «Чутово» было частной компанией. Возможно, 10% от среднерыночного дохода кому-то покажутся приемлемым результатом, но…. не команде Минагрополитики.

 

«Коні не винні»

В продолжение – есть и ещё примеры. ГП «Конярство Украины» - притча во языцах некоторых политиков и общественных крикунов. Это крупнейшее агропредприятие Минагрополитики, имеющее 14 филиалов. Бизнес, который оно ведет, иначе как увлекательным, назвать нельзя. Судите сами. Общее поголовье лошадей здесь - около 1700 голов. Для их содержания государство придумало несложную схему – передало предприятию ценнейший актив – пахотную землю, доходы от которой по идее должны покрывать затраты на благородное дело – сохранение уникальных наработок отечественных коневодов. На 1700 лошадей в настоящее время используется 43000 га земли. Потенциальный доход от этих земель по тому же нехитрому расчету – 70 млн грн. А реальный результат обескураживает - убыток только за первый квартал  2015 года – 7 млн грн.

По долгу службы автор статьи присутствовал на заседании конкурсной комиссии по выбору директора данного предприятия. В числе конкурсантов были три действующих директора филиалов ГП «Конярство Украины». Один из них, директор Одесского ипподрома, заслуженный специалист, работает в должности более 20 лет. Только представьте. За последний год ипподром, призванный вести испытания скаковых лошадей, провел их для! 17 голов – 1% от поголовья!… Уникальный объект в центре Одессы, площадью 27 га, имеет еще 1300 га плодородной земли, закрепленной за ним в качестве подсобного хозяйства. Увы, мы констатируем убытки за 9 месяцев 2014 года по деятельности  Одесского ипподрома в сумме 1,5 млн грн. А в 2012-2013 годах ипподром еле приносил государству 1 тысячу прибыли годовых.

Уважаемые читатели, неужели вы считаете, что этот ипподром выполняет мега-уникальную функцию, критически важную для государства, и поэтому должен сохраняться в госсобственности? Должны ли вы из своих карманов спонсировать его менеджмент? Да, его директор именно так и считает! И причина этому довольно проста: при приватизации предприятия, он едва ли останется в своем кресле с таким финансовым результатом. Вот и звучит из его уст антиприватизационная риторика. 

А теперь представьте себе другую картину: приморский курортный город, нарядно одетая публика, красивые лошади, изысканные всадники… Атмосфера праздника, собрались любители лошадей, люди неравнодушные к конному спорту…. Это не футуристическая картина. Это видение нашей команды будущего Одесского ипподрома. Ипподром должен принадлежать городу.  Уверены - Одесса сумеет привлечь инвестиции и сохранить функциональное предназначение ипподрома. 

ГП-призраки

Приведу еще пример. Есть среди предприятий Минагрополитики Проектный институт «Промзернопроект». Нет у него ни собственности, ни земли, только лицензии на проектирование и государственный статус. С 2012 года предприятие неуклонно теряет рентабельность и обороты, сокращает персонал. Но на приватизацию директор категорически не хочет. Аргументирует это потерей лицензии, хотя дело конечно в другом (лицензию получить не долго) – государственный статус позволяет диктовать свою волю заказчикам. Есть и другие настораживающие моменты - заработная плата у персонала и так невысокая, упала с 4,5 тыс грн в 2013 году  до 2,7 тыс грн в 2014 году. И это при обороте в 2-3 млн гривен. Административные и другие расходы аккуратно подгоняются так, что бы в конце года показать государству прибыль в 13 тыс грн (за 2014 год). Вряд ли частный собственник смирился бы с такой прибыльностью на месте государства. Вряд ли закрыл бы глаза на занимательную арифметику бухгалтерии. И вряд ли нынешний директор сохранит свою должность после приватизации. Вряд ли народу Украины интересна прибыль в 13 тыс гривен, которая завтра легко станет убытком в сотни тысяч – таких трансформаций наблюдали уже не мало. Наконец, проектирование элеваторов не является прямым функционалом Минагрополитики, и следовательно, сохранение такого предприятия в госсобственности нерационально. 

Иначе как криком души не назовёшь пример, который рассказал  Владимир Петренко, народный депутат Украины I и III созывов, представитель территориальной громады села Лазурное относительно ГП «Сельскохозяйственное предприятие «Лазурное».

«На предприятии уже второй сезон подряд не засевают даже гектара земли. За годы процедуры банкротства, которая длится больше 4 лет, предприятие лишилось почти всех активов. Нет техники, систему орошения сдали на метал. В результате ни животноводством, ни растениеводством предприятие больше не занимается. За хозяйство продолжается драка. Никакой перспективы и реальных инвесторов нет, они не придут, я знаю свой район. Без системы орошения восстановить базу растениеводства нереально, а она требует больших денег. В то же время люди уже который год бьются за право получить земельные паи. На сегодня предприятие не входит в список запрещенных к приватизации, и его разгосударствлению на деле ничего не мешает. Нужна только политическая воля и желание властей отстоять права селян. Мы рассчитываем, что Министерство аграрной политики нас поддержит, включит в приватизационный перечень и как можно скорее передаст в Фонд госимущества.

На предприятии числятся 20 челок, в том числе и пенсионеры. Этих людей просто жалко. Если бы им дали паи, земля получила бы собственника, а народ — хоть какой-то доход. Когда у земли есть хозяин, он и засеет вовремя, и технику для уборки найдет. Только делать это нужно очень оперативно и без лишнего шума. Потому что как только узнают о планах распаевать, сразу же поднимут голову местные шакалы, которые дерибанят предприятие больше 20 лет. Это мое мнение как человека, который представлял интересы громады в парламентах двух созывов», - рассказал Владимир Петренко. 

Поиск черной кошки в комнате, где ее нет

Некоторые критики настойчиво пытаются продвигать тезис о том, что информируя общественность о плачевном состоянии госпредприятий,  дескать, Минагрополитики  создает некоторую дымовую завесу, за которой готовятся неблаговидные схемы присваивания за бесценок крупных наделов земли. Сравнивают Минагрополитики с крупнейшими агрохолдингами страны. Видят в приватизации происки или даже заказ олигархов.

Минагрополитики не первый раз стремится объяснить свою позицию и приверженность идее приватизации и разгосударствления. Многократно разъяснялось, что земля не будет продана, но распаевана среди коллективов и пенсионеров предприятий. Это прямое требование закона, который должен быть исполнен. Если после распаевания остается земля, она поступает в земли запаса или в распоряжение местных властей. В Украине сейчас более 6 млн владельцев земельных паев, совокупно владеющих более чем 30 млн га земли, - 75% сельхозземель страны. В масштабах страны сельхозпредприятия государственной формы собственности обрабатывают чуть более миллиона гектаров. Но крупнейший «гослатифундист» отнюдь не министерство, а Национальная академия аграрных наук, которая Минагрополитики не подчинена. У академии более 400 тыс га пашни, тогда как в ведении Минагрополитики пашни - не более 150 тыс га.  Думается, схемотехника выявленная аналитиками министерства в подведомственных госпредприятиях, практикуется и в НААН. Ведь недаром правительство на днях выступило с инициативой радикального сокращения чрезмерных земельных наделов академии наук. В этом контексте позицию в отношении академии наук недавно высказал народный депутат Украины, председатель подкомитета по вопросам земельных отношений профильного парламентского комитета Аркадий Корнацкий. «То, что говорят сейчас лжецы и воры из академии наук, мол они проводят какие-то эксперименты, выращивают что-то полезное, изобретают как ученые ... Нет вопросов - если это правда. Пожалуйста, продолжайте, но заключайте в правовом поле договора аренды земли с крестьянами-землевладельцами и продолжайте научную деятельность. Частная собственность на землю препятствием для науки не может быть и не будет», - подметил он.

Аренда этих земель принесла бы государству около миллиарда гривен. А грамотное управление - и того больше. В частных руках это и рабочие места, и высокая эффективность, и налоги. Вот этот «пирог» и является сейчас предметом борьбы лоббистов сохранения status quo.

Земля эта отнюдь не простаивает, выше были приведены примеры по сути передачи земельных активов в аренду (обычно используются договора совместной обработки земли или их разновидности) по заниженной в 5-10 раз стоимости. Частой практикой является искусственное формирование кредиторской задолженности у предприятий, следствием чего обычно является захват имущества предприятия через процедуру банкротства. Главным условием мирового соглашения обычно выступает требование долгосрочной аренды земли кредитором. Абсолютно очевидна полная бессмысленность сохранения подобного положения вещей в интересах государства и общества. Совершенно понятно также, что подобное положение дел полностью устраивает назначенный предыдущими властями менеджмент госпредприятий и дельцов,  которые их контролируют. Именно этим вызван шквал критики идеи приватизации.

Критиков раздражают предоставленные Минагрополитики материалы об удручающем состоянии предприятий шелковой отрасли, недореформированных сортоисследовательских станциях. Им нечего возразить. Гораздо интереснее обвинять министерство, например, в развале ГП «Конярство Украины», крупные наделы земли которого являются предметом интереса и неправомерного использования многие годы.    

100 миллионов на лошадку

Что ж, давайте вернемся к ГП «Конярство Украины», рассмотрим чуть подробнее ситуацию еще в нескольких его филиалах. В уже упомянутом конкурсе на пост главы госкомпании участвовали 3 директора филиалов, о «достижениях» одного из них я уже рассказал. Он, напомню, работает в этой должности уже больше 20 лет. Другой участник, также многолетний директор филиала госпредприятия «Западный племконецентр», имеет в подчинении 4 человека. Валовой доход от финансовой деятельности вверенного ему предприятия во втором квартале прошлого года составил 2 тыс грн. В третьем квартале - 10 тыс гривен. Итоговый финансовый результат – убытки до 100 тыс грн в квартал. То есть руководитель предприятия, не способный заработать на зарплату нескольким сотрудникам, не стесняющийся декларировать доход в 2 тыс гривен за квартал, тем не менее считает вправе претендовать на пост директора крупной госкомпании и критиковать планы министерства по её оздоровлению и приватизации, позиционирует себя крупным экспертов в отрасли.

Третьим участником конкурса был директор Александрийского конного завода, предприятия с 3500 га земли. В списке произведенной и реализованной продукции за 2014 год значатся 700 кг меда, около 1000 ц зерновых, полторы тонны конского мяса и 8 лошадей (проданных, по видимому, в еще живом виде). Ну и как водится 5 млн кредиторской задолженности. 

Яростным критиком приватизации недавно выступил и директор Деркульского конезавода №63. Что же побуждает его публично рассуждать о путях разгосударствления, более того, спорить с консультантами мирового уровня (экспертами Фонда инноваций и развития из Грузии)?

Посмотрим на показатели его предприятия.  Земельный участок - 4712,2 га, из них пашни -  3320,1 га, сенокосы – 95,1 га, пастбища – 1049,1 га, леса – 229,4 га, водоемы – 18,5 га.  В списке недвижимости: сенохранилище, овощехранилище, зерносклад - 3 шт,  кормоцех, свинарник – 3 шт, коровник – 4 шт, телятник – 2 шт, контора, силосохранилище – 3 шт, жилой фонд – 39 домов. 91% продукции – растениеводство. Вопрос: где здесь кони? К тому же: за 9 месяецев  2014 года, уже предсказуемо, -  3 млн грн убытков.

Суммарная кредиторская задолженность ГП «Конярство Украины» около 100 млн грн, что не удивляет после знакомства с результатами работы руководства филиальной сети. Из 14 филиалов право собственности на землю оформил только один. Для наращивания кредиторской задолженности и убытков оформление правоустанавливающих документов не требуется. Ни один контролирующий госорган, ни прокуратура, ни налоговая не требуют оформления прав на используемые в хозяйственной деятельности землю и недвижимость. А вот для приватизации отсутствие правоустанавливающих документов становится непреодолимым препятствием, что «замораживает» ситуацию на неопределенное время. «Чудесным» образом убыточные при огромных наделах земли предприятия не имеют средств даже на оформление документов и продолжают служить кормушками для «арендаторов».

Наведение порядка в филиальной сети «Конярства Украины» и вывод предприятия из планово убыточного хозяйствования – основные задачи руководителя предприятия, назначенного по итогам открытого конкурса. А после вывода коневодства из списка видов деятельности запрещенных к приватизации, предприятие будет выставлено на приватизацию. Очевидно, что необходимо отделить предприятия, действительно занимающиеся реальным разведением породистых лошадей, от мелких и средних растениеводческих и животноводческих агрофирм, имеющих отношение к коневодству только по названию. Очевидно, что первым нужна поддержка и государства, и частных инвесторов. Невозможно эффективно и прозрачно привлечь частные инвестиции в госкомпанию без акционирования. Все договора о партнерстве и совместной деятельности заканчиваются плачевно для одной из сторон, чаще для государства, но и инвесторы тоже страдают, не имея должной защиты своих вложений. А значит, приватизация и в этом случае является оптимальным выходом.

 P.S. Боязнь потерять

Подведем итоги. И мелкие и крупные госпредприятия находятся в тяжелом финансовом положении, генерируя убытки и упущенную выгоду, сравнимую с бюджетом большого города. Разница лишь в том, что крупные предприятия средоточат несравненно более крупные убытки для казны государства.

Сопротивление и критика приватизации большей частью объясняется боязнью потерять, кому - кормушку  для присосавшихся к госсобственности «арендаторов», кому - должность для горе директоров, которых частный собственник, конечно же, выставит на улицу.

Нерассмотренные в данной статье аргументы критиков приватизации о неэффективности механизмов аренды земельных паев и, как следствие, кризисе мелкого землевладельца, отсутствие финансирования и т.п. связаны не с приватизацией как таковой.  Связано это с состоянием рынка земли, и в частности с мораторием на ее продажу, что является темой для серьезной общественной и экспертной дискуссии и выходит за рамки данного материала.

 

 

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.