История одной антикоррупционной стратегии. Часть 3

27 мая 2015, 11:57
0
46

Сегодня, чтобы оценить то, чем занимается украинская власть, достаточно посмотреть на заголовки новостных лент:

“На Заході зростає недовіра до України через погану боротьбу з корупцією - NYT”,
“Переговори про реструктуризацію боргу йдуть складніше, ніж очікувалося - Яресько”,
“Гривня різко впала на міжбанку”,
“Суд зняв арешт з цінних паперів Януковича –молодшого”

и…

“Порошенко пропонує розробити "дорожню карту" автономії кримських татар”…

Без комментариев.

Потому что украинская власть, при всем уважении к крымским татарам, готова заниматься чем угодно, хоть составлением звездных карт для инопланетян, на случай их посещения Украины в ближайшем тысячелетии, но только не ломкой старой системы и борьбой с коррупцией.

Тот уровень бездеятельности, который царит в украинской власти, гражданам Украины, не работающим в системе госорганов, представить практически невозможно.

80 процентов рабочего времени не делается НИЧЕГО результативного, кроме создания видимости, что что-то происходит. А 20 процентов тратится на любимое занятие украинских властей – распределение должностей. Которое все никак не закончится. Сначала долго выбирают глав, потом главы уже быстрее назначают себе замов, те – глав управлений, отделов и так далее. Для того, чтобы в этом убедиться, опять-таки не нужно идти дальше текущих заголовков в СМИ:

"Самопоміч" визначилась із кандидатом у ВРЮ – джерело”,
“Ситник призначив собі ще двох заступників”,
“Уряд вніс у Раду кандидатури глав Фонду держмайна і АМКУ”

и так далее, уже почти полтора года.

Революцию сделали за 4 месяца.

А потом в Украине, несмотря на срочную необходимость навести порядок в стране и начавшуюся войну, занялись выборами Президента, потом Верховного Совета, потом начали создавать все новые и новые органы и преумножать и без того раздутый бюрократический аппарат, затем стали решать каким же образом приступить наконец-то к разработке плана реформ. В результате чего Совет реформ при Президенте создан только сейчас, хотя о необходимости его создания говорилось в антикоррупционной стратегии, разработанной нашей группой в Администрации год назад. И то же советовали грузинские реформаторы.
Но, поскольку процессом “подготовки к реформированию” занялся Дмитрий Шимкив, который называет себя топ-менеджером, его удалось затянуть до сегодняшнего дня. Организация круглых столов, консультации с донорами и тд и тп. Да еще необходимость вначале ввести электронное “врядування”, упростить делопроизводство в Администрации, внедрить в Украине 3G технологии... Теперь уже и Рада реформ, по словам Шимкива, также не сможет заниматься непосредственно разработкой реформ, а только их обсуждением. Поскольку в Раду вошли крайне занятые политики и чиновники. И таким образом начало реформ можно будет оттянуть еще на неопределенный срок.
В общем, процесс реформ в Украине проходит под лозунгом знаменитого Гайдаевского “Нееет, торопиться не надо, не надо торопиться!”.

И это при том, что нам уже в открытую отказывают в международной поддержке из-за отсутствия реальных результатов борьбы с коррупцией и реформ.

И, возвращаясь к Антикоррупционной стратегии, разработанной нашей Межведомственной рабочей группой летом 2014 года.
Как было описано в предыдущих частях, она включала в себя и необходимость СРОЧНОГО создания Совета реформ и восстановление Антикоррупционного комитета при Президенте Украины для непосредственной разработки и контроля за прохождения реформ в Украине. Поскольку очевидно, что “уважаемые члены Рады реформ” смогут помочь максимум с определением стратегических задач для Украины, но никак не разработать детальный План действий. Да и обязательств у них перед Украиной нет. Поскольку в Раду реформ “с доброго дива” назначили иностранных политиков, которые никаких обязательств перед Украиной не несут. И к навязанным им должностям “свадебных генералов” особого пиетета не испытывают.

В Стратегии также предполагалось, что в вертикаль Президента войдет новый антикоррупционный орган со следственными функциями, чтобы Гарант конституционных прав граждан получил наконец-то механизм их гарантирования и потерял возможность ссылаться на нежелание бороться с коррупцией у кого-либо другого.
А Верховну Раду и Кабмин, через профильный Комитет и Правительственного антикоррупционного уполномоченного соответственно, предполагалось сделать проводниками прямых антикоррупционных законодательных инициатив граждан и бизнеса. Таким образом законодательно закрепив лоббирование и дав возможность наиболее заинтересованным в этом слоям общества бороться с коррупцией. Заодно укрепив демократические основы в украинском обществе, поскольку демократия, в отличие от расхожих толкований, это не что иное, чем «демос кратос» - власть народа. А государственные институты в демократическом обществе являются проводниками и исполнителями воли граждан и их объединений.

На презентационной картинке все это образовывало красивый Тризуб:
Верховна Рада (профильный антикоррупционный Комитет) – Президент (Рада реформ, Антикоррупционный Комитет, следственный орган) – Кабмин (Правительственный уполномоченный по антикоррупционной политике).  В основе этого Тризуба было гражданское общество с его инициативами.

Вооружившись этим планом и надеждами на здравый смысл руководства Администрации Президента, я пришла на встречу к новому Заместителю Главы Администрации Юрию Косюку. Который практически с порога огорошил меня сообщением, что в том направлении, на которое его назначили он ничего не понимает и для него это чистый альтруизм. С учетом разгоревшегося впоследствии скандала с его участием по поставкам топлива Минобороны и возвращенного его компаниями полумиллиарда НДС из бюджета, в отношении последнего, он, вероятно, лукавил. А в отношении первого, как оказалось,  был предельно откровенен.

Следующим на очереди был Дмитрий Шимкив, который, видимо, пока Косюк переходил из стадии альтруизма, в другую, более плодотворную, занялся его задачами и замкнул на себе два направления: внедрение в Украине 3 G технологий и борьбой с коррупцией.
Дмитрий подошел к этим задачам широко и с размахом, а именно: пошел заново по большому кругу, встречаясь со всеми международными и общественными организациями, которые вели с нашей Рабочей группой и Администрацией работу уже полгода в направлении срочной разработки антикоррупционных реформ. Причем речь идет о послах Евросоюза, США, Великобритании, Дании, руководства миссии МВФ и ЕБРР и других высокопоставленных наблюдателях. Можно только представить какому испытанию подверглось их терпение, когда им пришлось по новой тратить время на то, на что уже ушло полгода, поясняя, что мировое сообщество ждет от Украины. То есть Дмитрий Шимкив сразу показал им, что ими была проделана пустая работа, обозначив свой «высокий» статус и «уронив» при этом в очередной раз репутацию государства. Потому что иностранцы не воспринимают смену чиновников на должностях как причину начинать заново работу с госорганом.
 И это при том, что Администрацией уже была проведена большая работа и срочность  перечень реформ, казалось бы, были очевидна.

Таким подходом тут же воспользовались “громадські організації”, которые до этого проталкивали свои написанные под донорские гранты законопроекты через Минюст и Кабмин, поскольку наша Рабочая группа большинство их них в силу низкого уровня профессионализма не принимала. А тут возникла возможность дополнительного заработка. Ведь не важно, что законопроект один и тот же. Поданный Минюстом на рассмотрение Кабмина – это один процессуальный документ, а внесенный Администрацией Президента, и через Президента – в Парламент– совсем другой. Под это можно утилизировать еще несколько миллионов грантов.

Хотя, надо сказать, что глаза у всех «замов» действительно «загорались» только при словах «доноры» и «финансирование».

Более того, руководство Администрации сразу свело все реформаторские инициативы к тому, на что будет иметь влияние Президент и можно ли под ту или иную инициативу получить средства от доноров. Подход деловой, бесспорно. Но, к сожалению, в процессе борьбы с коррупцией мало применимый.

Последней каплей стало совещание, когда Дмитрий Шимкив, вступив в диалог с молодежной “громадськістю”,  с легкостью отметя комментарии специалистов права с тридцатилетним стажем работы в правовой сфере, присутствующих на заседании,  заявил: «Ну и что, что по Конституции Президент не имеет право назначать Главу антикоррупционного органа, нам надо чтобы назначал».
Я и те присутствующие, кого воспитали юридические вузы, и кто впитал в себя правосознание годами юридической практики, наверное смотрели на него глазами индусов, которых пригласили на забой священной коровы.  Начинать борьбу с коррупцией с нарушения Конституции?
Заполировал все это приведенный Шимкивым Зварыч, фразой: «А законы про правоохранительные органы, вообще должны писаться без их участия».
И действительно: зачем они там нужны? В процессе написания законов об их работе? Люди, которые ни дня не проработали юристами, не говоря уже о следствии, и не имеющие профильного образования, конечно же напишут лучше!
 
Естественно, продолжать работу не стало смысла. Наша Рабочая группа, пытающаяся воззвать к здравому смыслу руководства Администрации Президента, и аргументирующая правовыми основами нашего государства, стала помехой. Невольно возникала параллель с канонической фразой Януковича, потому что было очевидно что мы «мешали жить». Хорошо жить.

Потому что вместо рассуждений о реформах и о том как начать планировать их проведение, мы предлагали конкретный план действий. Сегодня и сейчас. А он задевал многое и многих.  Потому что мы не предлагали в виде борьбы с коррупцией законопроекты о создании все новых и новых абсолютно бесполезных, в условиях отсутствия реформ, антикоррупционных органов, давая таким образом возможность отмыть миллионы финансовой помощи на создание таких органов, круглые столы, совещания, презентации  и так далее. И при этом никого фактически не затрагивающие.

Мы мешали «замыливать» глаза иностранным наблюдателям, от которых зависела выдача очередного транша финансовой помощи, бесполезными в наших условиях инициативами. И не потому, что желали вреда своей стране, а потому что понимали, что неэффективность большинства законодательных изменений станет очевидной иностранцам очень быстро. А они прямо предупреждали: нам важны результаты, а не процесс. Им вы нас уже утомили. И таким образом очередной провал только ухудшал положение Украины.
И потому что мы считали преступным тратить возможности реальных изменений, которых можно было добиться под давлением международного сообщества и прессы, на «беззубые» законы, не приносящие пользы никому, кроме разработчиков законопроектов. Которые устраивали всех именно потому, что никого не задевали.

И особенно мелко и противно было то, что нас начали давить бюрократией. То есть тем, с чем официально была провозглашена борьба: то не подписали согласование на встречу с иностранными экспертами в здании Администрации Президента, в результате чего их «развернула» у входа охрана; то не поставили визу на проведение совещания, и ведущие специалисты обсуждали антикоррупционную стратегию реформ чуть ли не в подполье; то спустили очередную докладную на подчиненных с пометкой «дать комментарии, не срочно» и так далее. Включая отправленный мне Шимкивым емэйл с вопросом: «Лена, а вы когда увольняетесь?».

Ведь это неправда, что в нашей стране бюрократия мешает борьбе с коррупцией. Наоборот, бюрократия используется для борьбы желающими ее побороть. Она у нас управляема и контролируема. Нужно: включили, не нужно – обошли.
Потому что все, что нужно украинской власти на самом деле сегодня – это жить по-старому. Расставить своих людей на ключевые посты и экономические направления и  иметь с этого прибыль. А борьба с коррупцией нужна только для снятия напряжения в обществе и временного удовлетворения иностранных наблюдателей, от которых зависит выдача очередного транша финансирования. И уж точно ни у кого во власти на сегодня нет ни желания, ни смелости принять на себя ответственность за кардинальные изменения украинской системы. Потому что во власти сегодня нет реформаторов.
Хотя удивительно: так стремящаяся сохранить «статус кво» власть - неужели не понимает, что «статус кво» в нашем случае сегодня – это революция и война? Что у нас классическая революционная ситуация по Марксу: «народ не может жить по старому». Страна не может. Потому что нет денег. Практически все вытащил предыдущий режим. И если с ним не начать реально бороться, не начать возвращать украденные средства, не запустить процесс реальных реформ, все рухнет очень скоро.
И не на бумаге, а в реальной жизни. Если не начать бороться с коррупцией.
Но пока что борьба с коррупцией у нас заключается исключительно в бумагомарании. К чему, собственно, и свелась наша работа над  Антикоррупционной стратегией Президента.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.