Немного сахара в ложку дегтя

24 мая 2015, 10:01
0
231

В “Украинской правде” появилась публикация, которая полощет по очереди Сергея Пашинского, Сергея Тищенко и меня. Чем –то напоминающая частушку “Мимо тещиного дома я без песен не хожу …”

Я – за свободную прессу. За объективное раскрытие информации. Но когда речь заходит о “заказухе” – у меня к этому отношение принципиальное: проституция запрещена законом.  И не важно какая – публичная или журналистская. Особенно в условиях военного времени. Особенно, когда черный пиар направлен на людей, которые способствовали смене преступного режима Януковича. За что тот их, собственно, и поливает.

Меня где-то даже умилил абзац в отношении Сергея Тищенко  в связке с Сергеем Пашинским: «В 2006 году он (Тищенко) возглавлял скандальное ГП "Укрспецпостач", которое тогда ОБЭП и ГПУ подозревали в контрабанде 7,4 тыс тонн сахара-сырца на более чем 3 млн долларов. Любопытно, что эта компания работала в тесной связке с другой госкомпанией - "Укррезерв". Ею в 2005-2007 годах руководил Сергей Пашинский.

Такие заявления говорят во-первых о том, что автор явно в силу возраста или лени просто не знает о каких событиях идет речь.
А во-вторых, я даже рада, что о могу пролить свет на неожиданно поднятую историю, так сказать, из “первых рук”, потому что она, в  отношении тех-же Пашинского и Сергея Тищенко того стоит.

Начать можно с того, что если “подозрения” в отношении команды Тимошенко, к которой относился Пашинский, в 2006 и далее годах не перешли в разряд обвинений, я бы, на месте журналиста, уже задумалась. Были ли  какие – либо основания для “подозрений”. Потому что если бы что –то было, то уж поверьте, в те годы не оставили бы камня на камне (а людей на свободе).

Так вот, вернемся в лето 2005 года (а не 2006 как пишет журналист). Ющенко объявлена программа “Контрабанде стоп”,  что привело к практически повсеместному закрытию границ для контрабанды. В результате в Украине возникла катастрофическая нехватка продуктов первой необходимости, в частности сахара, которые традиционно ввозились при Кучме контрабандой.

Поясняется это тем, что своего сахара Украине никогда не было достаточно. Сразу после производства его производители вынуждены были продавать его некольким крупным игрокам: Суркису, Порошенко, Губскому. Чтобы получить средства на новый посев свеклы.
При этом рынок истощался уже где-то к марту. И начиналась нелегальная игра в “замещение”. Когда ввозился тростниковый сахарный сырец на давальческю переработку, продавался на территории Украины до сентября, а с нового урожая вывозился под видом готовой давальческой продукции. Плюс были квоты, продаваемые Верховной Радой за взятки по ежегодно принимаемым законам 25 долларов с тонны в среднем. Почему ежегодным? Потому что приняв раз и навсегда утрачивалась возможность получать взятки каждый год, естественно.

Но шел 2005 год. Контрабанда неожиданно остановилась. Квоты распределены не были. Причем намеренно, по заказу приближенных к Ющенко сахарников. И у Порошенка, Суркиса и пары других бизнесменов, приближенных к Ющенко – Кучме, на складах неожиданно оказался весь сахар в государстве. И Суркис, который еще недавно “сидел на чемоданах” и прощался с Украиной, вдруг “расцвел” и просто начал хвастаться, что “таких прибылей у него не было даже при Кучме!”.

Естественно, что ни один из этих олигархов не подумал о населении Украины. Естественно, что все они тут же взвинтили цены на свой товар первой необходимости, который к тому же стал кровно необходим перед периодом “урожая и консервации”.
Общеизвестно, что в Украине малая часть населения может позволить себе фрукты и овощи зимой. И единственный способ получить витамины – это консервация. А для нее нужен дешевый сахар.

Но в 2005 году сахар, который при Кучме стоил 2 гривны за килограмм, вдруг к июлю месяцу взлетел до 10-ти гривен.
Оставлять ситуацию на откуп олигархам было нельзя. И Тимошенко, которая тогда была Премьером, поручила разрешить ситуацию Пашинскому.
Потому что по Конституции Украины Кабмин отвечает за обеспечение населения продуктами первой необходимости.

Я тогда работала в Комитете ВР по борьбе с оргпреступностью и коррупцией. Первый раз “по зову сердца” прийдя из бизнеса на госслужбу.
Пашинский, зная меня и зная, что я и Сергей Тищенко долго работали на сахарном рынке, позвал меня для консультаций. И попросил набросать ему все доступные способы ввоза сахара в Украину. Ситуация осложнялась тем, что в Украине на сахар для поддержки национального производителя (так по-крайней мере декларируется) существует так называемая “запретительная” пошлина. То есть везти можно, но пошлина такая, что сахар будет потом золотой и его никто не купит. Потому что пошлина в разы превышает его стоимость. Поэтому простой импорт не подходил. В бюджете как всегда не было денег даже чтобы заплатить самому себе. А поменять законодательство в срочном порядке было нельзя. Сахарное лобби в Парламенте во главе с Порошенко стояло напрочь.

Было еще пару способов. Один из них я предложила Пашинскому, но честно предупредила: схема законная. Более того, нам по сути подходит больше всего. Но по ней в Украину обычно везут контрабанду. Это был «Импорт 70», который потом получил в узких кругах название «Схема имени Пашинского».
Импорт 70 предполагал ввоз товара в Украину с целью отказа в пользу государства. При этом пошлина не взималась. Но контрабандисты ввозили так товары, а после отказа покупали у скоррумпированных чиновников за заниженную цену. На закрытых тендерах или просто «в лоб» по договорам. А затем без уплаты налогов и пошлин продавали на территории Украины. «Экономика» от таких сделок была безумная.
Я как юрист, всегда стояла на позициях: не надо ничего прятать, если нет незаконных намерений. Писать (договора, законы) нужно так как есть. Поэтому в том случае было все просто и нам как раз режим импорта 70 подходил. Сахар нужен был государству.

И Пашинский сказал: «Берем Импорт 70». На тот момент накал в обществе от цен на сахар достигал уже критического. Проходили урожаи, а люди не могли начать заготовки консервации на зиму. Не понять сейчас это может только молодежь, для которой «клубника появляется в супермаркете в 6 часов утра», говоря словами Задорнова.
Пошли к Тимошенко. Дальше были детали. Ввозить должна была компания Госрезерва. Было принято Постановление Кабмина и под него Приказ по Госрезерву.  Я все это писала сама со специалистами Госрезерва.
После отказа в пользу государства сахар –сырец попадал сразу в Госрезерв. Оттуда госкомпания его системы отправляла сырец на переработку тем заводам, у которых была своя свекольная база. То есть чтобы как раз поддержать национального производителя свеклы на будущее. Чтобы они заработали денег и не сразу попадали в кабалу к нескольким сахарным олигархам, которым были вынуждены продавать за копейки весь свой урожай.
При этом цена продажи готового сахара была высчитана так, чтобы прибыль была нулевая. Только цена ввоза плюс переработка. За этим лично проследила Тимошенко.


Но неожиданно возникла другая проблема. Директора компаний Госрезерва отказались брать на себя ответственность. Испугавшись сахарного лобби и того негатива, который уже начал проявляться у Ющенко в отношении Тимошенко.

И тогда Пашинский попросил Сергея Тищенко: «Сергей, встань ты. На ввоз. А я стану на переработку». И они оба «встали» и приняли удар на себя. Сергей, будучи бизнесменом, а Пашинский – политиком, - стали на короткий период директорами компаниий Госрезерва.

И за две недели мы опустили цену сахара в стране до нормальной.

Журналист, который делал свое «расследование» под заказ тех, кому сейчас попереходили дороги Пашинский и Тищенко, наверное ел в 2006 году консервацию своей бабушки, которую та смогла себе позволить благодаря Пашинскому и Тищенко.


А потом сместили Тимошенко. Сахарное лобби додавило Президента и последнее судно с сахаром было арестовано. Но цель уже была достигнута. Страна получила дешевый сахар, а сразу после этого начал продаваться новый урожай.
За последнее судно разгорелись войны контрабандистов. Которые - таки забрали его и после долгих схем и «муток» реализовали на территории Украины в 2009 году (сахар хранится долго) без уплаты налогов.
А Сергей Тищенко еще долго отбивался от уголовных дел, открытых против него сахарным лобби за то, что не дал им заработать очередной миллиард. Особо свирепствовали, кстати, винницкие правоохранители. Все-таки вотчина «сахарного короля». Но накопать так ничего и не смогли. Я как юрист, который писал тот проект, знаю что в нем все было «как по нотам». Ни личной выгоды, ни нарушений закона. Все в пользу государства.

А теперь возвращаясь к цели черного пиара против Пашинского и Тищенко сегодня. И почему им вспомнили события десятилетней давности.

Компания Тищенко купила у государства нефтепродукты Курченка. То есть наконец-то, наше государство конфисковало и реализовало имущество хотя бы одного олигарха режима Янковича. При этом Тищенко на рынке нефтепродуктов работает уже двадцать лет. И не был связан с режимом Янковича, который практически выдавил его из бизнеса контрабандой в 2010-м.
И что? Надо было продать самому Курченко? Так он и так торговал этими нефтепродуктами целый год. И то, что Тищенко согласился купить товар, который до сих пор продается «с колес» прежним собственником в обход наложенных арестов, и то, что неизвестно сколько товара там вообще осталось, и что каждую неделю появляются все новые постановления суда об отмене продажи и ареста, как раз и поясняет то, что в такую «выгодную» сделку вряд ли кто-то еще бы вошел. Опять-таки – а вдруг прежние вернутся? Зачем ссориться?
Снова наверное Пашинский попросил «встать» в пользу государства. На войну денег не хватает.

Но в этой ситуации возникает еще вопрос: а у кого еще что-то забрали? Кроме Курченка? Что, заправки «Борисфен» любителя хранить дома наличку Ставицкого перешли к государству? Нет, они по-тихому переписаны на своих. Что-то забрали у Фирташа? Например «Интер»? Нет, он по-прежнему работает на прежних хозяев и Россию. Что, имущество Азаровых вернулось в Украину? А, там же прокуратура «напортачила» и все счета разморожены.
То есть из всех миллиардов режима Януковича государство вернуло себе часть денег. Продолжая логическую цепочку, возникает еще один вопрос: так кто, кроме Курченка и тех, кто хочет не реализовывать имущество коррупционного режима, а его присваивать, может быть против этого?
То есть кому–то очень не нравится, что имущество предыдущего режима вдруг начало арестовываться и продаваться. Да, тенденция не очень хорошая. Для тех, кто получил имущество преступным путем. И для тех составителей аналитической записки из СБУ, цитируемой автором статьи, которые как раз участвовали в прикрытии контрабанды Курченка  и других на Украине.

Да и на самом деле в Украине работает мощнейшее лобби команды Януковича, которая уже скоррумпировала половину Администрации Президента и Кабмина. И не в их интересах устраивать показательные суды и продажу имущества. Они хотят постепенно вернуться во власть. А для этого нужны экономические ресурсы.

И далее автор «расследования» пишет: «Также известно, что в прошлом году бывшая жена Тищенко – Елена была устроена на работу в администрацию президента Украины, возглавляемую на то время Сергеем Пашинским. На своей должности Тищенко должна была заниматься вопросами, связанными с возвратом активов беглых украинских чиновников. В том числе Тищенко была одним из авторов постановления о процедуре реализации конфискованных у Курченко нефтепродуктов”.


Ну, во-первых, не постановления о процедуре реализации конфискованных у Курченка нефтепродуктов, а о процедуре конфискации товаров, арестованных в процессе уголовного производства, хранение которых затруднено и не представляется возможным.
Украинским журналистам наверное так хорошо платит за «расследования», что они даже не утруждаются почитать те документы, о которых пишут.

А во-вторых, я и писала Постановление, как раз по сути против частных компаний, таких как у Сергея Тищенко.
О нефтепродуктах Курченка информация расходилась кругами уже давно. Проблема там изначально была в том, что их арестовали частично в нефтебазах, подконтрольных Курченку, а частично «на колесах» - то есть в вагонах. И тут же через своих людей он начал их продавать с целью укрыть как можно больше денег от следствия. Более того, часть средств шла на финансирование ДНР и ЛНР. Именно поэтому там возник Пашинский, который работает сейчас в сфере национальной безопасности и понимает почему их так срочно нужно было забрать у Курченка и реализовать.

Но я человек системный. Я понимаю, что можно решить вопрос «здесь и сейчас». Но управление в ручном режиме не должно быть нормой в демократическом обществе. Поэтому я предложила Пашинскому проект Постановления, которым раз и навсегда частные игроки убирались от торговли конфискатом. По крайней мере особо громоздкого и дорогого. Как нефтепродукты Курченка. Как дача Януковича.
В уголовном процессуальном кодексе и так есть статья 100, которая позволяет их продажу. Но нет порядка реализации. А потому можно продавать как хочешь. И продают через частные компании. А это – возможность для манипуляций. Потому что нет гарантии, что в сделку «встанут» два сумасшедших: Пашинский и Тищенко. И Тищенко мне хоть и бывший муж, но я все равно не желаю ему разгребать заказные уголовные дела после затыкания им очередной бюджетной дыры.

И под «добро»  Пашинского и Авакова мной было написано Постановление о торговле спецконфискатом. Где право реализовывать товары особой громоздкости и ценности отдавалось исключительно государственным компаниям. С продажей через биржи и открытые аукционы. Никаких частных покупателей. И немедленным зачислением средств в бюджет, а не так как сейчас – на счета правоохранительных органов в частных банках. А потом уже, если вдруг дело против фигурантов закроют – бюджет гарантированно возвратит. Все-таки не за частной фирмой-продавцом гоняться. А нет – будет немедленное наполнение бюджета. И отсутствие бюджетных потерь. Потому что только хранение товара, арестованного в вагонах, например, стоит при серьезной партии по миллиону долларов в месяц. И потому, что, как показывает практика, дела в Украине расследуют долго и безрезультатно для государства. Пока имущество полностью не «рассосется».

Я писала постановление со специалистами МВД. Пошагово просчитывая сколько дней уходит на то или иное процессуальное действие. Зная, что каждый день задержки стоит государству миллионы.
И Аваков внес его с голоса в Кабмине. И оно было принято.

А потом… Яценюк его не подписал. Потому что «любі друзі” из Минюста подложили ему под Постановление «общественное экспертное заключение» Реанимационного пакета реформ о том, что продавать арестованное имущество через госкомпании с зачислением денег в бюджет – это коррупция. И что надо наоборот – через частные фирмы.
Ну да, Минюст плотно сидит на «конфискате». Зачем ему вдруг госструктуры? Потому что следующим этапом мы хотели отрегулировать продажу скоропортящихся товаров (к которым у нас «знаменито» относят то компьютерную технику, то сахар со сроком хранения в 5 лет), и таким же образом дойти до остального конфиската.
Что у нас там делают частные компании, от которых потом денег не дождешься, и которые почему-то всегда оказываются имеющими отношение к тому или иному министру? Во всем мире конфискованное имущество продают на торгах ТОЛЬКО госструктуры.
И пусть автор «журналистского расследования» найдет в этом хоть одну коррупционную составляющую. Мне очень любопытно на это будет посмотреть.

Но, как я уже сказала, Яценюк Постановление не подписал. Реформаторы у нас все только в теории. И разворовывание арестованного имущества «бывших» продолжилось.

А Пашинский и Тищенко, видимо, опять решили затыкать государственные дыры своими спинами. И это плохо. Потому что один, и даже два - в нашем неправовом поле не воин. Потому что нам нужно все решать системно и через коренные изменения в законодательстве.
А пока - вот такой вот сахар в ложку дегтя «журналистского расследования».

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.