О «заложниках» и заложниках – кому не выгоден «обмен пленными»

7 апреля 2015, 19:50
журналист
0
1084
О «заложниках» и заложниках – кому не выгоден «обмен пленными»

Порошенко в "Фейсбуке" отрапортовал: «Освободили из плена 16 наших Героев». Вот только один из бесчисленных "советников Минобороны" слегка подставил «главнокомандующего»...

Спустя почти два месяца после Минска-II, ни один из пунктов не выполнен полностью и безоговорочно, без замечаний и претензий друг к другу сторон. Относится это и к п.6: «Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех». Этот процесс должен быть завершен самое позднее на пятый день после отвода». И это, пожалуй, единственная часть соглашений, которая выглядит срываемой новороссийскими республиками.

"Пока Украина не начнет выполнять Минские соглашения, я обмен приостановил", – заявил глава ДНР Александр Захарченко, имея ввиду невыполнение Киевом предыдущих пунктов договорённостей. К тому же по его словам, украинская сторона передает во время обменов людей, которых в ДНР не знают и которые не значились в переданных республикой списках. "Самое страшное, мы сейчас пытаемся менять родственников наших военных. Какой это обмен пленными, когда мы мать меняем на бойца, сына на бойца", – добавил он.

«Тактику» Киева понять несложно. По данным омбудсмана ДНР Дарьи Морозова, в плену у украинских силовиков находятся 200 ополченцев и около 800 гражданских.

Думаю, никто не удивится, если в число последних вскоре попадут родственники не только ополченцев, но и мирных жителей Донбасса. Политолог Владимир Корнилов приводит рассказ The Sunday Times о 13-летней Алине Богочевой, которая из-за бездушия украинских властей не может воссоединиться с родителями: «Еще 5 января родители отправили девочку с группой в более чем 50 детей в эвакуацию из родного Дебальцево, когда бои вокруг города стали приобретать ожесточенный характер. Когда бои стихли, родители Алины попытались вернуть ее обратно, но столкнулись с непреодолимыми препятствиями, поскольку украинские власти воздвигли барьеры для пересечения границы. Британская газета прямо пишет, что теперь жители Донбасса должны для этого платить взятку украинским воякам в размере 800 гривен с человека. Если до прошлого месяца девочка жила совсем недалеко от фронта, то в прошлом месяце украинские власти, не спрашивая разрешения родителей, перевели детей в Никополь, еще более затруднив общение их с родителями и тем более попытки воссоединиться с дочкой».

Несмотря на такую практику, именно Киев называет захваченных в плен ополчением «заложниками». Даже признавая, что все они – силовики. По словам «министра иностранных дел» Климкина «ДНР и ЛНР продолжают удерживать 180 заложников из числа военнослужащих Украины. Мы же передали им всех, кто в рамках правовых процедур был "очищен" и подготовлен к передаче». Фокус тут в чем: силовики из ВСУ и нацигвардии, находящиеся в руках ополчения, для последнего являются военнопленными, т.е. юридически готовыми к обмену в любой момент, а вот оказавшиеся в плену ополченцы и арестованные гражданские лица по украинским законам обвиняются в совершении тяжких преступлений и для их освобождения необходима юридическая процедура амнистии или снятия предъявленных обвинений. Её-то сложностью и объясняют представители Киева «неготовность» большинства захваченных к обмену. Даже жалуются на украинские суды (которые, как известно, самые независимые в мире), что те-де отказывают органам украинской прокуратуры в ходатайствах об амнистии. При этом предлагается менять тех, кто уже «готов». К слову, если это с юридической точки зрения не военнопленные, а амнистированные подозреваемые в преступлении (а без вступившего в силу решения суда человек только «подозреваемый»), то его должны немедленно выпустить на свободу без всяких обменов, иначе он автоматически попадает в число «незаконно удерживаемых лиц».

Но менять украинские представители предлагают уже по принципу, извините, «баш на баш». Такие обмены и проводились в первые дни после заключения Минских соглашений, и в итоге у ополчения осталось около 180 украинских военных против 1100 тех, на чьем освобождении настаивают самопровозглашенные республики (причем ополченцев около 200, т.е. примерно столько же, как и украинских военных, остальные – арестованные гражданские лица).

Очевидно, что при продолжении «симметричных обменов» малыми группами будут освобождены все или почти все украинские военнослужащие, а в руках украинских властей останутся сотни арестованных сторонников ЛДНР, которым грозят немалые сроки. Естественно, руководство непризнанных республик с этим согласится не может и приостановило обмен до того момента, когда рабочая группа (в которую должны войти и представители международных посредников) сможет вплотную заняться этим вопросом. Собственно об этом недавно и говорил представитель ДНР на трехсторонних переговорах в Минске Денис Пушилин, чьё заявление могло быть воспринято как попытку оттянуть выполнение соглашений: «Необходимо приостановить обмен пленными до официального решения о персональном составе всех четырех рабочих групп по исполнению минских соглашений». По словам Пушилина, обмен пленными мог бы входить в юрисдикцию «группы по гуманитарному содействию. В рамках этой группы можно было бы снять накопившиеся разногласия по численности и порядку обмена удерживаемых лиц».

Впрочем Киеву использовать в своих политических комбинациях даже такую сугубо гуманитарную тему, как обмен пленными, превращать собственных солдат в истинных заложников – только собственных политических игр –далеко не впервой. Еще во время предыдущего перемирия несгораемая артистка Руслана писала, как волонтеры из Офицерского корпуса легко и быстро договорились с ополчением об обмене «всех на всех»: «Очевидно, что освобождение малочисленных групп – процесс слабый, малоэффективный, неопределенный во времени, сложный и неблагоприятный для наших в плену. Учитывая состояние, в котором находятся военнопленные, совершенно очевидно, что нужен обмен "все на всех". В Донецке мы договорились о таком обмене. Договоренность абсолютно четкая и недвусмысленная. Переговорщики с обеих сторон четко сформулировали и зафиксировали взаимное желание и возможность обменять всех военнопленных. Теперь дело остается за официальной стороной с нашей стороны".

Так что в политике Киева в вопросе обмена пленными ничего нового нет.

P.S. Пока писалась данная статья, Порошенко отрапортовал в «Фейсбуке»: «Только что освободили из плена 16 наших Героев. Ребята уже в автобусе едут в Краматорск. Боремся за каждого украинца». Вот только  советник «замминистра обороны» некий Будык слегка подставил «главнокомандующего», сообщив, что отнюдь не его это борьба: «Наши ребята едут с Донецка. Донецк передал в Украину 16 ребят. Отдельное спасибо г-ну Медведчуку В, за его вклад в освобождение наших ребят».

Честно говоря, что-то не припомню подобного рода жестов доброй воли со стороны Киева. А вот со стороны Донбасса он далеко не первый. Что свидетельствует от том, кто на самом деле заинтересован в обмене всеми пленными.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Пленные,Минский протокол,обмен пленными,минские договоренности
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.