После Минска-2: модели сосуществования Украины и Донбасса

6 марта 2015, 09:45
0
197
После Минска-2: модели сосуществования Украины и Донбасса

Очередные минские соглашения украинскими властями были подписаны по одной очевидной причине – Киев снова, как и в августе-сентября 2013 года, потерпел военное поражение.

Очередные минские соглашения украинскими властями были подписаны по одной очевидной причине – Киев снова, как и в августе-сентября 2013 года, потерпел военное поражение. И теперь начался шаткий мир, который должен ответить на ключевой вопрос, - смогут ли в одном политическом поле сосуществовать вместе две цивилизационно различные системы?

Если рассматривать позиции Киева через призму строящейся модели Украины как АнтиРоссии, Украины для украинцев, то Минск-2, безусловно, еще большее стратегическое поражение для украинских властей, чем был Минск-1. Повстанцы в Донбассе еще дальше (хотя не значительно) отодвинули границы самопровозглашенных республик вглубь континентальной Украины, а ВСУ потерпели еще одно существенное поражение. По-сути, для Киева после январско-февральских боев, сложилась ситуация, при которой вести даже локальные наступательные действия уже невозможно. Соответственно, пришел тот момент, когда непомерные желания «жить как раньше», необходимо соразмерять со своими – киевскими – возможностями.

Минск-2 глазами Киева

Одна из главных проблем киевских властей – тотальное неумение моделировать ситуации и оценивать реальное положение дел. Сентябрьское перемирие Украина использовала для наращивание военного присутствия в зоне АТО, питая иллюзии, что сумеет в открытом противостоянии победить самопровозглашенные республики. В итоге был потерян донецкий аэропорт и образован дебальцевский котел, унесший жизни, по меньшей мере, полутора тысяч военнослужащих Украины.

Новая иллюзия, в которой последнее время живет украинская власть – поставка со стран Запада высокоточного оружия, которое сумеет переломить ситуацию и обеспечит Киеву молниеносную победу. Собственно, действующая власть и направляет свои усилия на получение хоть какого-то чудо-оружия. Петр Порошенко едет в ОАЭ и заявляет о договоренностях с арабами на поставку летального вооружения, но оно – официальное заявление президента! – на следующий день арабской стороной опровергается. Первый вице-спикер Верховной Рады Андрей Парубий едет в Вашингтон «уговаривать американские власти» поставить Украине вооружение. В это же время советник Порошенко Михаил Саакашвили объявляет в соцсетях, что «вопрос с поставками американского оружия решен на 99%».

Все эти телодвижения украинских властей говорит только об одном – Минск-2 ими рассматривается как временное и точно необязательное к выполнению соглашение. К тому же, каждая из сторон Минские соглашения трактует диаметрально противоположно. Киев в них видит исключительно восстановление контроля над российско-украинской границей, разоружение «незаконных групп» и вывод иностранной техники и наемников. Власти ДНР/ЛНР акцентируют внимание на самоуправлении, децентрализации Украины, возможности создавать «внутреннюю милицию» и особых экономических отношениях с Россией.

А тем временем в Киеве уже сейчас надо ответить на ряд ключевых вопросов:
1. Что делать с мобилизацией?
2. Что делать с добровольческими батальонами?
3. Как выполнять взятые социально-экономические обязательства по Донбассу?
4. Как интегрироваться с ДНР/ЛНР, ориентирующиеся на РФ, с «большой Украиной», которая сегодня существует как АнтиРоссия?

Уже исходя из этих вопросов, можно со 100% уверенностью утверждать, что в полном объеме Минские соглашения реализованы не будут. Если гипотетически предположить, что договоренности вдруг реализовались, то Украина в таком случае обретет следующий вид. Это будет союзное государство с де-факто независимыми двумя республиками Донбасса, которые проводят собственную экономическую и гуманитарную политику, обладают неподконтрольными Киеву вооруженными силами («народной милицией»), а также, оказывают непосредственное влияние на внутреннюю политику Украины.

Такая модель для киевского режима, который сегодня полностью монополизировал информационное и политическое пространство, даже гипотетически недопустима. Представить, например, в Верховной Раде выступление народного депутата Украины Дениса Пушилина, который рассказывает об артиллерийских обстрелах частями ВСУ Горловки, - это уже чистой воды футуризм.

Все это говорит только об одном – мирное сосуществование унитарной Украины и де-факто независимого Донбасса в принципе невозможно.

А что возможно?

В целом, вариантов решения «восточного вопроса» для Киева не так много. Первый вариант – военный, который уже два раза терпел фиаско, а с учетом текущей экономической ситуацией в стране, выглядит совершенно нереально. К тому же, очень сомнительно, что как-то кардинальным образом ситуацию для Украины смогли бы решить гипотетические поставки оружия с Запада. Более того, последствия для самой Украины в таком случае уже могут стать непредсказуемыми.

Второй вариант – создание подобия межсоюзного государства, по аналогии с Чехией и Словакией 1990-1992 годов или Сербией и Черногорией 2003-2006 годов. Однако указанные примеры вполне конкретно демонстрируют, что такие союзные государства являются ничем иным, как прелюдией к цивилизованному разводу. Для киевских властей это неприемлемо по ряду причин, включая невозможность информационного сосуществования двух антагонистических цивилизационно-политических миров.

Третий вариант, к которому сейчас и скатывается ситуация – это «приднестровизация» Донбасса. Однако по факту это будет означать интеграцию ДНР/ЛНР в политики-экономическое пространство РФ. При этом для Москвы это будет даже не столько экспансионистский шаг, сколько разгрузкой для федерального бюджета. Пока что Россия поставляет в разбомбленный Донбасс гуманитарные конвои, но взять на постоянный баланс около 3 миллионов человек – это в буквальном смысле дорогое удовольствие для кризисной российской экономики. Поэтому логичным образом станут появляться проекты по запуску инфраструктурных объектов Донбасса. Например, в ЛНР уже сейчас анонсировали желание изготавливать автобусы, а окончательную сборку проводить в Донецке Ростовской области, чтобы обойти внешние санкции. В таком случае, ДНР/ЛНР превратятся для России в своеобразный Крым, присоединение которого на Западе не признали, но де-факто оно состоялось.

При таком варианте, Киев объявит Россию агрессором, а Донбасс – оккупированной территорией (по грузинской аналогии). Но в стратегической перспективе Киев опять же, только проигрывает. Украина в таком случае теряет значительную часть территории и населения (хотя последнее для киевских властей не является потерей). Более того, при таком развитии ситуации, уже сама Украина для Евросоюза превращается в аналог ДНР/ЛНР, так как именно на Запад будут переложены проблемные вопросы по содержанию крупной европейской страны.

Наконец, последний вариант разрешения «восточного вопроса» - это федерализация всей Украины. С учетом того, что Украина пережила полноценную войну с тысячами жертв, сама по себе федерализация не может уже быть косметической. А такой вариант уже неприемлем как для правящей элиты, не желающей потерять централизованные источники обогащения, так и для хуторянско-галицкой идентичности, составляющей костяк евромайдана, и на которую опирается киевская власть. Для первых федерализация будет означать уход с политического олимпа, а для вторых – разрушение модели Украины как АнтиРоссии.

Таким образом, единственно действенный механизм сохранения целостности Донбасса в составе Украины через федерализацию последней, ЭТОЙ властью реализован точно не будет.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: федерализация,гражданская война,минские договоренности
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.