Международная коррупция с участием Украины:

25 февраля 2015, 19:39
0
202

Насколько Европа заинтересована в возврате выведенных режимом Януковича средств

Сегодня в Британии как горячая новость обсуждается вовлеченность одного из влиятельных членов Парламента, мистера Jack Straw в лоббировании интересов лидирующей на рынке Украины cахароперерабатывающей компании ED & F Man.

Мистер Straw признался, что в 2011 году за вознаграждение организовал встречу руководителей компании с Премьер-Министром Николаем Азаровым, в результате чего в Украине был изменен закон, который лишал компанию желаемой прибыли.

Более того, тот же MP (член Парламента), договорился с официальными лицами в Брюсселе об изменении нормативного акта Европейского Союза, также в коммерческих интересах этой компании (http://www.telegraph.co.uk/news/investigations/11411007/Jack-Straw-and-Sir-Malcolm-Rifkind-in-latest-cash-for-access-scandal.html). 

Этот пример достаточно показателен, потому что взаимопроникновение международных коммерческих и политических элит и лоббирование интересов – это замалчиваемая, но тем не менее постоянно присутствующая на международном рынке норма жизни. 

При этом цена вопроса по украинским меркам просто смешна. В Украине еще недавно должность судьи в серьезном суде оценивалась в 800 с лишним тысяч долларов. Откаты Министрам (или Министров) варьируются в районе 1-3 миллионов. Британские же Парламентарии и влиятельные члены правящей партии запрашивают в среднем от 20 до 60 тысяч фунтов в год (http://www.telegraph.co.uk/news/investigations/11428392/Timeline-Westminsters-history-of-hubris.html). 

Поэтому сегодня, задаваясь вопросом почему, например,  Фирташ находится не под арестом, даже несмотря на то, что его экстрадиции за участие в международном коррупционном скандале добивается США, и при этом он еще и успешно урегулирует вопросы с российским Газпромбанком за газ, поставленный в Украину, - нужно понимать, что все заключается в его многогранных  бизнес-связях с политическими элитами ведущих европейских стран.  Капиталовложения Фирташа имеют широкое географическое покрытие: украинская Верховна Рада, Парламент Великобритании, общественные организации с участием украинской диаспоры во многих странах.  Его интересы в Европе, Англии и Индии лоббировали такие ведущие британские политики как John Whittingdale и Lord Risby, оба - члены Британско-украинского общества (http://korrespondent.net/url.hnd?url=http%3a%2f%2fwww.independent.co.uk%2fnews%2fuk%2fcrime%2fukrainian-energy-magnate-with-close-links-to-senior-tories-arrested-in-austria-after-fbi-investigation-9190366.html). 

Подобная ситуация и с приближенным к Арсению Яценюку Николаем Мартыненко, обвиняющимся прокуратурой Швейцарии во взяточничестве и отмывании денег, что не отражается на его политическом положении в “Народном фронте”.

Таким образом сегодня, когда и Украинские и Европейские лидеры делают все менее громкие заявления о возврате Украине милиардов, выведенных Януковичем и его приближенными, нужно понимать, что эти средства были вложены не только на счета в Европе и оффшорах. Это – лишь малая толика. Деньги были введены в оборот европейских стран, Африки и Америки, через  инвестиции в бизнес-проекты. И лоббировали эти вложения и “закрытие глаз” на не совсем прозрачное происхождение средств – ведущие Европейские политики. Именно поэтому так успешно продолжает работать бизнес Азарова и Фирташа в Австрии. 

Что это дает Украине? Такая международная круговая порука – это палка о двух концах. С одной стороны, задействованные в лоббировании политики однозначно будут помогать сохранению конфиденциальной информации и аккуратно препятствовать вскрытию информации об украинских деньгах, задействованных на рынках их стран. С другой стороны – малейший риск раскрытия их причастности к сомнительным операциям – и они первыми открестятся от своих протеже, опасаясь серьезных последствий.

Тот же мистер Straw сегодня «сам» согласился на проверку его деятельности соответствующей Парламентской Комиссией под давлением соратников по партии. 

Основная проблема, как всегда, заключается в другом: в отсутствии политической воли «Новой власти» на бескомпромиссное преследование власти предыдущей за совершенные преступления перед государством. В желании продолжить успешно начатый предшественниками бизнес. И в закрытии глаз на то, что «европейские деньги» предыдущего режима продолжают финансировать процессы в Украине.

Есть еще дополнительные факторы, которые могут оказывать влияние на процессы и перспективы получения Украиной выведенных средств.

“Раньше были “донецкие”, а теперь “грузинские”

Пришедшая во власть группа грузинских реформаторов имеет за собой бизнес-интересы и бизнесменов, которых российские СМИ называют “импортерами революций” и которые имеют широкий спектр интересов в различных отраслях http://www.compromat.ru/page_23768.htm. Поэтому перераспределение влияний и капиталов может осуществиться и при участии этой группы, тем более, что назначения произошли в ключевых для возврата выведенных активах ведомствах (Генпрокуратура, МВД, потенциально Антикоррупционное Бюро). Хотя и хочется верить, что их деятельность ограничится исключительно реформами.

“Гражданские организации или “Троянский конь”

Есть и еще один аспект: реформами в Украине, и в том числе созданием антикоррупционного органа занимается группа “громадськості”, которую финансируют непрозрачные источники. Что, кстати, нетипично для Европы, где законы пишут профессионалы, а общественные организации лишь играют роль наблюдателей за их эффективностью (“watchdogs”). Связь между ними и проводниками их «реформ» также осуществляется при помощи тех же доноров: «Фонда Сороса» и др. Они оплачивают помощников министрам, народным депутатам. Прохождение денежных средств: донор – громадськість – законотворцы (Кабмин, Верховна Рада) осуществляется через прочно устоявшиеся связи. Однако кто финансирует и направляет эту «громадськість»? И кто стоит за прохождением именно их мягко сказать непрофессиональных инициатив? Почему, например, прошел именно их законопроект об антикоррупционном органе, который сделал его абсолютно нежизнеспособным? Когда возглавляемая мной законотворческая группа Администрации Президента разрабатывала проект о Национальной антикоррупционной службе, ключевым фактором являлась независимость органа от Генпрокуратуры, Минюста и Финмониторинга. То есть предполагалось, что вновь созданный небольшой, заново набранный и «тщательно просеянный» орган сможет сам расследовать движение денежных средств как на Украине, так и за границей и обращаться за международной помощью минуя обычный путь через коррумпированную Генпрокуратуру, а также обращаться в суды за взысканием средств без еще более проблемного Минюста. Однако в результате этот проект был отвергнут и принят совершенно невкладывающийся в украинскую правовую систему Украины проект об Антикоррупционном Бюро, который оставил его зависимым от других органов и таким образом практически «беззубым». Хочешь обратиться за проведением следственных действий в Европе? Пиши запрос в Генпрокуратуру. Которая месяца через два, после того как вся информация будет доведена до «адресатов», а средства спрятаны еще дальше, наконец-то направит запрос о международной правовой помощи, которые ГП традиционно пишет с ошибками. Хочешь обратиться в суд? Например чтобы арестовать какой-то счет? Обращайся в Минюст, который объявит открытый тендер на представление интересов Украины за границей. Раньше такие тендеры традиционно выигрывала фирма сына Лавриновича. Да и открытость тендера в этом случае занимательна. Какие должны быть условия? Сначала объявить о чем конкурс (конфиденциально арестовать средства на счете такого –то?), а затем что? «Я угадаю счет Януковича с трех цифр»? Или «я, фирма, оплаченная Азаровым, обеспечу провал иска Украины совершенно бесплатно»? 

Но «громадськість”, которая пишет такие законы – поддерживается серьезными финансовыми вливаниями. За ними, как говорят,  стоят те же Левочкин и другие «бывшие». Потому и нужно, чтобы никто и ничего не вернул. И ничего не заработало. 

А нам в очередной раз отказывают в финансировании в связи с отсутствием реальных реформ.  Потому что все, что пока происходит – это «перекладывание яиц из одной корзины в другую». Создание новых госорганов вместо сокращения старых и тд, и тд, и тд. Изменение формы, но не сути. Создание органов, а не изменение правил. 

Вообще, украинские реформы напоминают плохую игру в гольф. Когда внимание сосредоточено на процессе: какую форму надеть, какую позицию занять, как замахнуться клюшкой, как далеко отбить мяч, при этом забывая об одном: цель – быстрее попасть в лунку.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.