Это ключевой материал для понимания процессов, происходящих на Украине. Часть 5

24 января 2015, 10:36
Политолог, журналист, экономист, капиталист
0
257
Это ключевой материал для понимания процессов, происходящих на Украине. Часть 5

Галицко-Перемышльская или Червонная Русь: история вопроса - Продолжение - часть 5

С приближением Великой войны все процессы начали набирать обороты, что еще больше затягивало удавку на шее русофилов Галиции. Современник, уже упомянутый общественный деятель Галицкой Руси И. И. Терех, выразил происходящее в следующих словах: «…прием в духовные семинарии юношей русских убеждений прекращается, из этих семинарий выходят священниками заядлые политиканы-фанатики, которых народ назвал „попиками“. С церковного амвона, делая свое каиново дело, внушают народу новую украинскую идею, всячески стараются снискать для нее сторонников и сеют вражду в деревне… Учитель и „попик“ мало-помалу делают свое дело: часть молодежи переходит на их сторону, и в деревне вспыхивает открытая вражда и доходит до схваток, иногда кровопролитных. В одних и тех же семьях одни дети остаются русскими, другие считают себя „украинцами“» (22).

Митрополитом Галиции с 1901 года был Андрей Шептицкий. Про этого персонажа стоит рассказать отдельно. Будучи католиком и офицером австро-венгерской армии, Щептицкий стал униатом в 1888 году и зарекомендовал себя как последовательный борец с православием и русофильскими взглядами. Когда же русская армия заняла Галицию в начале Первой мировой войны, настроенные неблагонадёжно в отношении России лица высылались в Сибирь (к слову, таких лиц было довольно немного и в большинстве своём это были евреи). Шептицкий, будучи главой униатской церкви, заявил о своей лояльности и был оставлен во Львове. Но наш герой не прекратил свою антирусскую деятельность и во Львове выступил с воинственной речью, где проклял всех, кто будет приветствовать русские войска и предсказал «неминуемое поражение гибнущей в православной ереси России». Но стоило только Шептицкому попасть в плен, как он тут же обратился к Николаю II с приветственным посланием, выражая радость по поводу русских побед. Ватикан тем временем предпринимал попытки вызволить своего ставленника, однако эти попытки не увенчались успехом, так как в руки царской разведки попали документы, изобличающие Шептицкого как австрийского агента и одного из лидеров украинского национализма. Спасла Шептицкого Февральская революция и лично Керенский, который не только отпустил его на волю, но и легализовал греко-католическую церковь в России.

rusgal5-01

Далее в своей статье Терех еще более глубоко раскрывает подробности украино-русского конфликта, попадая в самую точку: «Весь трагизм галицких „украинцев“ состоит в том, что они хотят присоединить „Великую Украину“, 35 мил., к маленькой „Западной Украине“, (так они стали называть после первой мировой войны Галичину) — 4 миллиона, т. е., выражаясь образно, хотят пришить кожух к гузику (пуговице), а не гузик к кожуху. Да и эти четыре миллиона галичан нужно разделить надвое. Более или менее половина из них, т.е. те, которых полякам и немцам не удалось перевести в украинство, считают себя издревле русскими, не украинцами, и к этому термину, как чужому и навязанному насильно, они относятся с омерзением. Они всегда стремились к объединению не с „Украиной“, а с Россией, как с Русью, с которой они жили одной государственной и культурной жизнью до неволи. Из других двух миллионов галичан, называющих себя термином, насильно внедряемым немцами, поляками и Ватиканом, нужно отнять порядочный миллион несознательных и малосознательных „украинцев“, не фанатиков, которые, если им так скажут, будут называть себя опять рускими или русинами. Остается всего около полмиллиона „завзятущих“ галичан, которые стремятся привить свое украинство (то есть ненависть к России и всему русскому) 35-ти миллионам русских людей Южной России и с помощью этой ненависти создать новый народ, литературный язык и государство» (22-1). Как бы дополнял эту мысль министр внутренних дел Австро-Венгрии барон Бинерт, заявляя, что в Австрии русских нет (23).

rusgal5-02

На первом Венском политическом процессе судили видных деятелей русского движения. Это и депутат львовского сейма Марков, и депутат венского парламента Курылович, корреспондент «Нового времени» Янчевецкий, два адвоката Черлюнчакевич и Драгомирецкий, два крестьянина Дьяков и Мулькевич. Не удивительно, что свидетелями обвинения были… деятели украинского движения. Это и идеолог украинского национализма Кость Левицкий, и профессор Львовского университета, будущий советский академик Кирило Студийский, и редактор украинского журнала «Дiло» Ярослав Веселовский. Какими были свидетельские показания можно судить из выступления одного из таких свидетелей Ф. Ваньо: «Кто употребляет русский язык, не может быть хорошим австрийцем; хорошими австрийцами являются лишь украинцы, поэтому все члены русско-народной партии — изменники, ибо они не украинцы» (37).

На подобные обвинения блестяще отвечал главный обвиняемый Дмитрий Андреевич Марков: «Меня защищает правда, а сила правды непреодолима. Эта правда — моя национальная идея, идея культурного и национального единства русских племён. Несмотря на то, что сегодня эту идею придавили тяжелые камни враждебных политических устремлений, я убежден, что эта идея, эта моя правда, найдёт дорогу к свету! А так как цель украинства негативна, именно разбитие единой национальной культуры русских племен, то я не считаю его культурным движением, я считаю его противным культуре, и уже по этим чисто культурным причинам не являюсь сторонником украинства» (38).

rusgal5-03

Несмотря на то, что деятельность русофилов проходила в рамках австрийского законодательства и доказать вину было попросту невозможно, всех обвиняемых на всякий случай все же приговорили к смертной казни через повешение. Спасло приговоренных лишь высочайшее вмешательство Николая II через испанского короля Альфонса XIII, которому удалось добиться замены смертной казни на пожизненное заключение (39).

В. А. Бобринский сообщал не менее ужасающие факты террора в отношении православного духовенства: «В то время, как я пишу эти строки, все православные священники Галичины без единого исключения находятся в тюрьме по распоряжению полиции» (28). Но тюрьмы были забиты не только священниками. Волна террора против русофилов прокатилась по Австро-Венгрии сразу же, как только Германия объявила России войну. «В самом начале этой войны», — пишет И. И. Терех, — «австрийские власти арестуют почти всю русскую интеллигенцию Галичины и тысячи передовых крестьян по спискам, вперед заготовленным и переданным административным и военным властям украинофилами» (22-2).

Многочисленные воспоминания современников говорят о том, что именно предательство среди своих «украинствующих» соплеменников предопределило тот ужасающий размах, каковой принял террор против русофилов в годы Великой войны. Уже тогда украинство не видело в своих ориентированных на Россию соплеменниках людей. Уже тогда украинцы не чурались топить в крови своих же соотечественников за их русофильские взгляды. И ядовито-больным укором над нами сегодняшними довлеет тот факт, что, как и сто лет назад, Россия так и не пришла на помощь отчаявшимся русофилам Украины всей своей гигантской военной мощью. Кто знает, может историки следующего столетия будут с такой же тоской в голосе писать о сегодняшней войне в Донбассе как о потерянном шансе, как о позорном пятне на истории России.

«Вот видите, на этих деревьях перед окнами висели заподозренные в „руссофильстве“, — сообщал крестьянин из Городецкого уезда корреспонденту „Утра России“: Так прямо на деревьях и вешали. Сутки повисят, снимут — и других на них же вешают… А тут за углом учителя расстреляли. Поставили к стене, а напротив 5 солдат с ружьями… Здесь, на этом месте, со связанными назад руками, подкошенный пулями свалился несчастный — по доносу шпиона. А шпионов развели австрийские власти массу» (37-1).

За первый месяц войны в тюрьмы одного только Львова попало свыше двух тысяч русофилов. Тюрьмы были переполнены, и тогда австрийские власти принимают решение о создании концентрационных лагерей. Проведите эксперимент среди друзей и знакомых, и вы поймете, что все знают печально знаменитый Освенцим, но мало кто слышал про Талергоф. Тот факт, что он был создан для никому не интересных и не нужных русинов предопределило и его забвение в памяти, особенно на фоне лагерей смерти Второй мировой.

Первый транспорт в составе 2000 человек обоего пола прибыл в Талергоф 4 сентября 1914 года из Львова. Антисанитария, эпидемии, издевательства, нехватка пищи, принудительный труд, пытки, казни… С ноября 1914 по январь 1915 года только за два месяца эпидемия тифа унесла жизни трёх тысяч человек (37-2).

rusgal5-04

Осенью 1915 года заключенных концлагеря мобилизовали в обескровленную австрийскую армию. Интересно, что при мобилизации их определяли как «russische», то есть русские, а не русины, украинцы и пр. Теперь русским Галиции предстояло защищать страну и монарха, принесших им столько боли и страдания. Отправляли русских, правда, не на восточный фронт, а в Италию. Но и там бывшие узники концлагерей сдавались при первой же возможности, не желая сражаться за своих угнетателей. После мобилизации 1915 года количество узников концлагерей сократилось, и отправка на фронт стала для бывших заключенных реальным шансом на свободу. Но после отступления русских войск из Галиции началась новая волна террора, и концлагеря снова оказались заполнены. Увы для нас, мы до сих пор не имеем точных данных о количестве заключенных, прошедших через австрийские лагеря и количество погибших также остается доподлинно неизвестным. По итогам войны, у русских Галиции уже не было государства-заступника, способного спросить с других за геноцид. Новообразованное советское государство приняло украинскую сторону, предав забвению трагедию русских в Галиции. В мире не нашлось ни русского национального правительства, способного громко заявить о геноциде в Австро-Венгрии, ни единой общественной организации, подобной тем многочисленным еврейским правозащитным организациям, заставляющим весь мир знать и не забывать, что такое Холокост. Исследователями общее число заключенных Талергофа оценивается как «свыше 30 тысяч», а погибших — лишь безликое «тысячи». А ведь был еще и Терезин. Украинская историография старается вообще не замечать существование Талергофа и Терезина, а также драматичную роль украинцев в этой истории. А если об этих событиях и говорится, то исключительно как об украинской трагедии, хотя украинцы в происходящем были совсем по другую сторону баррикад.

rusgal5-05

Русская армия пришла в Галицию в сентябре 1914 года и стояла там до германского наступления в мае 1915-го. Ещё в 1914 году там было образовано Галицийское генерал-губернаторство. Целью русского правительства было интегрировать восточную часть Галиции непосредственно в состав России, а западную — в состав Царства Польского Российской империи. На захваченных территориях русской армии запрещалась конфискация имущества у лояльных местных жителей, а при реквизициях лошадей или скота полагались денежные выплаты. Позже, уже после ухода русской армии, в донесении польскому наместнику в Галиции будет сказано: «На сегодняшний день жалеют селяне о том, как говорят, времени, когда тут после российского наступления правили россияне, и как они говорят, это были наши люди» (25).

При отступлении российской армии галичан охватил ужас от перспективы возвращения австрийцев и поляков. Это спровоцировало массовые потоки беженцев на территорию Российской империи. Для въезда в Россию беженцам выдавались специальные пропуска. Так, только за последнюю неделю перед отступлением из Львова канцелярией генерал-губернаторства было выдано свыше 10 тысяч пропусков. Позже в своих мемуарах Антон Иванович Деникин так опишет эти события: «Помню дни тяжкого отступления из Галичины, когда за войсками стихийно двигалась, сжигая свои дома и деревни, обезумевшая толпа народа, с женщинами, детьми, скотом и скарбом… Марков шел в арьергарде и должен был немедленно взорвать мост, кажется, через Стырь, у которого скопилось живое человеческое море. Но горе людское его тронуло, и он шесть часов еще вел бой за переправу, рискуя быть отрезанным, пока не прошла последняя повозка беженцев» (40). Русские войска отступали, но уже спустя год, весной 1916-го, они вернутся. Вернутся, чтобы снова уйти. А в 1917 году усилиями большевиков в результате Брестского мирного договора Россия потеряет как Галицию, так и всю Украину.

В 1916–1917 годах на фоне военных действий состоялся второй Венский политический процесс, где были те же обвинители, те же обвинения, лишь новые обвиняемые. Из 24 обвиняемых семеро были оправданы. Один умер в тюрьме, не дождавшись вынесения приговора, а все остальные были приговорены к смертной казни. Но 21 ноября 1916 г. скончается император Австро-Венгрии Франц-Иосиф, а новый император Карл Первый 7 мая 1917 повелит отпустить всех заключенных домой, объясняя это тем, что «все арестованные русские не виновны, но были арестованы, чтобы не стать ними».

А в следующем году падет Австро-Венгрия. «На радость всем славянам в 1918 г. развалилась Австрия», — напишет Василий Ваврик (41). Но и это было далеко не последнее испытание для русских жителей Галиции.

                                             Часть 4

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.