Движение Украины в Европу невозможно без полноценного левого фланга

20 декабря 2014, 02:59
всеукраинский независимый профсоюз
0
69
Движение Украины в Европу невозможно без полноценного левого фланга
Олег Верник, Председатель Всеукраинского независимого профсоюза "Захист праці"

Сейчас левые в Европе как никогда активны и актуальны. Левый фланг европейской политики, это абсолютно органический феномен европейской культуры, ее ценностей, ее государственно-правовых институтов...

На завершившихся парламентских выборах левые партии потерпели поражение – в парламент не прошла Компартия, Соцпартия, партии социал-демократической направленности. Как расценивать подобный исход выборов? Учитывая схожую ситуацию во многих европейских странах, не означает ли это невозможность запуска новых левых политических проектов?

Я помню, что когда на парламентских выборах 2012 года Компартия набрала более 13%, а «Свобода» более 10%, большинство украинских политологов писали о том, что вот пришло, наконец-то, время идеологических партий, наконец-то украинский избиратель начал анализировать программы, а не голосовать за красивые лица... Сейчас мы видим, что КПУ и «Свобода» с треском пролетели и, наверняка, все те же наши доморощенные политологи готовы уже предрекать «конец» идеологических партий, потому что мы теперь дружно голосуем за комбатов, за казаков, за певиц, за пловцов, за волонтеров и просто за известных людей.

Я абсолютно убежден, что тот электорат, который на прошлых парламентских выборах проголосовал за КПУ и «Свободу» сейчас не проголосовал за них как раз потому, что по факту они оказались такими же бизнес-проектами, как и все остальные парламентские партии. То есть на поверку они оказались лишь репрезентантами того или иного сегмента капитала, ставленниками и лоббистами тех или иных финансово-промышленных групп. И именно на этом разочаровании «свобода проиграла».

Силы, сформировавшие новую правительственную коалицию, хоть тут не обманывают избирателя и не говорят, что у них будто бы есть хоть какая-то идеология. Вот, к примеру, про-правительственный «Народный фронт»: куча комбатов, куча министров, огромные суммы предвыборного кэша, современные политтехнологии и огромный опыт бесцеремонной демагогии… И плюс где-то совсем рядом с ними и готовы в любой момент подставить свое «авторитетное» плечо олигархи и подразделения т.н. «новой милиции», ускоренно формирующиеся из сами знаете кого… И это, в принципе, всем понятно и этого, в принципе, всем достаточно… Какая тут нужна еще «идеология»? Идеологию тут днем с огнем не сыщешь…

Когда у избирателя за последние годы их бурной парламентской деятельности открылись, наконец, глаза на то, что «Свобода» и КПУ просто «пудрят мозги» и никакая идеология там и рядом не валялась, пришло глубочайшее разочарование. Итак, я утверждаю, что избиратели разочаровались не в идеологических партиях как таковых, а в конкретных политических проектах, которые много лет подряд пытались выдавать себя за них. Я понимаю, что это разочарование не преодолеть за год или два. Нужна действительно серьезная идеологическая работа в политическом сегменте, чтобы нашего избирателя увлечь глобальными, значимыми и перспективными парадигмами, а не чехардой красивых мордашек и сакральных образов типа певицы Златы Огневич или казака Гаврилюка.

Я считаю, что «не-голосование» за КПУ и «Свободу» это именно протестное «не-голосование» и, вместе с тем, это тревожный сигнал относительно текущих настроений украинского избирателя.


В последние несколько месяцев вне внимания крупных СМИ осталось несколько попыток объединить левые силы, дать им новый импульс. Вокруг каких идей может структурироваться новое левое движение в Украине, и в первую очередь - чем они могут увлечь молодежь?

Я считаю, что базовая идея будет связана с каким-то совершенно новым уровнем синтеза освободительных идей всех дискриминируемых капиталистической системой граждан. Речь идет не об утопической попытке эклектически соединить абсолютно несоединимые вещи, а с неким гармоническим единством, которое станет результатом длительной и упорной работы по синхронизации и аккумулированию в единый политический вектор и единый политический субъект как интересы «униженных и оскорблённых», так и самих носителей этих интересов.

То есть все те проблемы, которые создаёт тотальный капитализм, сейчас сильно сегментированы в своей актуализации, но их очень-очень много – тут и традиционное экономическое (классовое) угнетение, тут и канун экологической катастрофы, тут и защита гражданских, политических и трудовых прав и свобод украинских граждан, тут и права разнообразных меньшинств, тут и борьба за права животных и масса других проблем, которые создаёт мировой глобальный капитализм. И буквально каждая из этих проблем в условиях нашей украинской периферийной олигархической модели капитализма получает свою стократную актуализацию и гиперболизацию по сравнению с передовыми странами т.н. «золотого миллиарда»…

Итак, зарождающемуся новому левому движению предстоит гармонизировать все это, выйти на идею политического объединения уже существующих протестных групп. Плюс - объединение социально и критически мыслящих интеллектуалов Украины. Это совершенно необходимый элемент формирующегося левого политического дискурса. Так как при диком периферийном и уже, в значительной степени, милитаризированном капитализме этот достаточно тонкий пласт интеллектуальной элиты уже сам по себе является репрессируемым слоем общества. Даже те немногочисленные интеллектуалы, которые вполне комфортно устроились в рамках этой системы, отнюдь не всегда готовы петь ей осанну. Они очень часто и весьма жестко ее критикуют. Поэтому я думаю, что значительная часть украинских критически мыслящих интеллектуалов уже сейчас в той или иной форме готова поддержать новые левые политические формации в случае их возникновения.


Может ли новый левый проект найти свое место на электоральном пространстве, как проект прокремлевский и пророссийский?

Я думаю, что одно из достижений Евромайдана как раз состоит в том, что проект «Русского мира» приказал долго жить, причем не только на территории Донбасса, но и на территории всей Украины. Гальванизировать почившие в бозе или выдумывать с потолка какие-нибудь «левые» или «социальные» аспекты этого, в принципе имперского и изначально правого проекта, я не вижу никакого смысла, да и сами россияне в нем скоро и окончательно разочаруются. Единственное, что может быть основой для реанимации подлинной левой идеи, создания полноценного украинского левого движения, это эмансипативные, то есть освободительные ценности.

Если при всей дикости и сложности ситуации, в которой мы сейчас оказались, в сознании большинства украинских граждан все же доминирует европейский вектор развития страны, то новые украинские левые просто обязаны выдвинуть и обосновать идею движения именно в Социальную Европу! Европа при всей ее сегментарности, при всех ее проблемах и противоречиях, возможно даже из последних сил, но остается социальной. При всем текущем кризисе мирового капитализма европейские социальные стандарты, заданные еще в бурные 60-е, продолжают быть ориентиром и ценностью для многих миллионов европейских трудящихся, объединенных в боевые и влиятельные профсоюзы.

Так, например, на протяжении последних лет отчаянная и героическая борьба греческих рабочих организаций и профсоюзов за сохранение традиционного для Греции уровня социальных гарантий наглядно демонстрирует нам, что достойный уровень жизни для европейских рабочих обеспечивается и защищается, прежде всего, самим рабочим классом и уровнем его самоорганизации. И политические системы стран Европейского Союза не могут не считаться с этим и активно имплементируют в себя левые и профсоюзные социальные сегменты.

Да, разумеется, европейская буржуазно-демократическая модель намного привлекательнее нашей периферийной олигархической и насквозь коррумпированной модели дикого капитализма. Но, при этом, нам всем следует четко понимать, что достижение европейского уровня развития политической системы в ее социальной и общегуманитарной форме в условиях отсутствия левого фланга украинской политики как такового невозможно.

Сейчас левые в Европе как никогда активны и актуальны. Левый фланг европейской политики, это абсолютно органический феномен европейской культуры, ее ценностей, ее государственно-правовых институтов, традиций самоорганизации ее гражданского общества. Никакая ультраправая Украина Европе не нужна и никакая ультраправая Украина в Европе не сможет прижиться «по определению». Мы не сможем прийти в Социальную и Демократическую Европу без полноправного, мощного, сильного и ответственного демократического левого фланга украинской политики.

Тут важно понимать также и природу еще одного украинского феномена. Далеко не все правые политические формации в Украине четко исповедуют правые политические и социальные парадигмы. Зачастую они внешне позиционируют себя в качестве правых вынужденно, так как с одной стороны – левое движение в Украине в массовом сознании дискредитировано, а с другой стороны – у нас его фактически нет пока как такового.

Гражданам Украины подчас очень сложно понять, что сталинский режим – это контрреволюционный феномен и преступления сталинизма подлинные украинские левые осуждают отнюдь не меньше, чем правые, а зачастую и гораздо сильнее. Ведь, в отличие от правых, они анализируют также и социально-экономическую эксплуататорскую природу сталинизма. По нашему глубокому убеждению, сталинизм не просто не имеет ничего общего с социалистической идеей, а наоборот является феноменом прямо противоположным ей, который ничего не имеет общего с социализмом.

Именно в этом контексте и следует анализировать ряд весьма показательных украинских феноменов на правом фланге. Будь то нарочито «левацкая» предвыборная программа «Свободы», будь то активная работа «Правого сектора» в ряде регионов Украины по защите малоимущих слоев населения, будь то последние заявления лидера украинских «радикалов» Олега Ляшко, что «по экономическим позициям я левый, а по политическим – правый». В Европе это могло бы показаться и кажется полным нонсенсом, а в Украине все абсолютно наоборот. У нас так до конца и не отформатировалась традиционная политологическая ось «левые – правые» в связи с отсутствием, во-первых, настоящих левых, и, во-вторых, в связи с массовой актуализацией дискурсов, которые никак не связаны с социально экономической проблематикой. Прогнозирую, что общее количество «право-левых» или политических формаций «третьего пути» в ближайшие годы в Украине будет только расти.

Хочу последние свои соображения проиллюстрировать. Вот, к примеру, совсем недавно у стен Кабинета Министров прошла очень яркая акция шахтёров Червоноармейска (Львовская область). У них там шахты практически закрыты, люди уже несколько месяцев находятся без зарплаты. Вышли на пикет Кабмина со следующими лозунгами: требуем выплаты задолженности по заработной плате, требуем восстановления работы на наших шахтах, не покупайте уголь у ЮАР, купите его у нас, у нас дешевле и лучше. В общении с журналистами червоноградские шахтеры не жалели нецензурных выражений в адрес все того же Кабинета Министров Арсения Яценюка.

В то же время, я смотрю на результаты уже последующего за пикетом голосования червоноградцев на выборах в украинский парламент 26 октября 2014 года и что там я вижу… А то, что с огромным отрывом по округу побеждает «Народный фронт» (более 32%), то есть самый что ни на есть правительственный блок, во главе с премьер-министром Арсением Яценюком. В нормальном европейском сознании эти вещи совершенно не укладываютсяТо есть, возмущенные люди выходят под Кабмин организованно и сплоченно выступать против действий правительства - и тут же за него дружно голосуют! Да, это феномен крайне дезориентированного массового сознания. Разумеется, что такая ситуация в Европе невозможна в принципе. Совершенно очевидно, что бастующие рабочие Италии или Греции, Франции или Испании не будут голосовать за партию того правительства, которое вынудило их пойти на такую крайнюю меру борьбы как забастовка. Они будут голосовать за левых или за новые политические проекты, но ни в коем случае не за правящую партию.


Кто или что могло бы способствовать появлению в будущем в Верховной Раде полноценного левого фланга - профсоюзы, харизматический лидер, социальные или политические потрясения?

Появление харизматического лидера (а лучше лидеров) левых в реальных украинских условиях — это, разумеется, очень важный фактор. Это то, чего зачастую требует массовое сознание в среде трудящихся. Левые очень не любят даже на постановочном уровне поднимать эту проблему, и я вполне рискую попасть под удар критики. Однако проблема существует. Совершенно очевидно, что пока такого лидера (лидеров) у украинских левых нет. Возможно, в рабочей и профсоюзной среде, в среде левых интеллектуалов и деятелей культуры они уже есть, но пока не востребованы. Хотя их публичное появление, на мой взгляд, было бы как раз сейчас очень желательным.

А вот что касается возможного механистического объединения уже существующих (вне коллапсирующей КПУ) т.н. «левых» партий, то я не вижу каких-либо перспектив у этого объединения и не жду, что из него может вырасти что-то качественно новое и актуальное. У меня есть следующий аргумент. Существующие т.н. «левые партии» — это всё партии «бывших», и то, что они даже не рискнули выдвигаться на последних парламентских выборах, означает, что партии «бывших» (бывших министров, бывших депутатов) не имеют за душою абсолютно никакого ресурса - ни интеллектуального, ни волевого - для подобного «восстания из пепла».

Понимая все это, тот же нынешний лидер Социалистической партии Украины (СПУ) олигарх Рудковский проспонсировал имитационный избирательный проект – т.н. «Блок левых сил». Еще будучи неуверенным в своей окончательной победе во внутрипартийной борьбе в СПУ, Рудковский на всякий случай пару лет назад зарегистрировал под себя партию «Блок левых сил». А когда он окончательно возглавил СПУ, то решил эксперимента ради отдать на время выборов свою партию под политическую раскрутку нескольких близких ему молодых ребят… немного попиариться, немного поторговать мордашками на дорогущих бигбордах, оплаченных олигархом… Данная авантюра катастрофически провалилась, заняв одно из последних мест… Эти политтехнологии уже не работают. Ситуация изменилась качественно. Если люди между выборами не видят лидеров левой партии в реальной социальной борьбе, то никакого доверия к ним не будет, какими бы молодыми и симпатичными они не были бы на бигбордах и какие бы красивые речи они не толкали с экранов телевидения.

Я очень рад, что этот проект провалился и лишний раз дал нам понимание того, что лепить из ветхого старья что-то новое совершенно бессмысленно. Обращаюсь к активу этих партий: наверное, вам есть смысл поддержать своим участием новые, настоящие, «всамделишные» левые инициативы. Я думаю, что левый освободительный потенциал во многих из этих людей всё-таки есть. Но опять же, подчёркиваю, речь идёт о рядовых членах этих партий, а не о самих их бюрократических партийных структурах.


Вы – руководитель всеукраинского независимого профсоюза. Какую роль в организации нового левого движения могут сыграть профсоюзы?

Безусловно, самую важную. Я вообще считаю, что новый левый проект должен быть именно лево-профсоюзным проектом. Просто профсоюз – это не политическая организация, а организация самозащиты трудящихся. Он может быть и должен стать связующим звеном между трудящейся массой и левой политической ее репрезентацией. То есть, миновать это звено просто не получится. Профсоюз и является этим ключевым связующим звеном, объединяющим широкие массы людей наемного труда и самозанятых трудящихся с левыми политическими активистами и интеллектуалами.

Роль профсоюзов, прежде всего независимых, крайне важна в деле строительства будущей украинской демократической левой партии. В своё время я даже ввёл в лексический оборот термин «партия-профсоюз». В плане социальной защиты партия действует как профсоюз, а профсоюз представляет интересы трудящихся в политических баталиях. Но в то же время - и партия, и профсоюз являются на самом деле единым целым, проявляющим себя в разных своих функциональных ипостасях.

Добавлю тут, что профсоюзы по нашему законодательству – это неприбыльные организации. Членские взносы, за счёт которых они живут, не обкладываются какими-либо налогами и используются исключительно для реализации уставных задач профсоюза. Украинское трудовое законодательство на данный момент достаточно лояльное к профсоюзам. По крайней мере, это касается нынешнего Кодекса законов о труде, который сейчас правительство и только что оформленная «коалиция» вновь будут пытаться атаковать с целью максимально ослабить гарантированную законом роль профсоюзов как защитников трудовых и социально-экономических интересов людей наемного труда и самозанятых трудящихся. Логика очередной атаки правительства олигархов на Трудовой Кодекс проста и очевидна - дать возможность работодателям более свободно действовать на своих предприятиях, полностью лишив трудящихся какой-либо самоорганизации и защиты.

Правящим в стране олигархам нужна не реформа, не реформация, а де-форма, де-формация трудового законодательства для того, чтобы рынок труда сделать согласно их хищнической фразеологии «максимально гибким»! То есть, на самом деле, они хотят позволить работодателям увольнять работников без согласия профсоюза. Сейчас согласно трудовому законодательству Украины профсоюзный комитет блокирует увольнение рабочих и служащих. Чтобы уволить наемного работника работодатель, прежде всего, должен обратиться с этой просьбой в профсоюзный комитет. А профсоюзный комитет уже на своем собрании принимает окончательное решение – удовлетворить просьбу работодателя или наоборот – отклонить ее. Если профком аргументировано отказывает в увольнении работника, то его уже никак нельзя уволить. Вот это и хотят сейчас обойти власти в новом проекте Трудового Кодекса. И в этом своем желании абсолютно все олигархические элиты едины.


Наши правительства сделали все, чтобы левые идеи были не в чести – Октябрьскую революцию называют переворотом, а падение жизненного уровня граждан Украины замалчивают и камуфлируют патриотической пропагандой. При этом ситуация напоминает муссолиниевскую Италию, жаждавшую реванша за унизительное поражение в войне с Эфиопией, потом в Первой Мировой, и неожиданно получившая мощное левое движение, которое потрясало страну на протяжении 30 лет. Не ожидает ли Украину подобный левый поворот?

Свято место пусто не бывает. Если в обществе как никогда актуальна задача защиты интересов людей наёмного труда и самозанятых трудящихся, то рано или поздно неминуемо возникнет политическая сила, которая будет отображать интересы этой части общества, а это, извините, 95% населения нашей страны. Это первый мой тезис.

Второй тезис – у Украины есть одна очень важная и исторически сложившаяся специфика. И она связана с тем, что на протяжении многих лет украинские трудящиеся, так или иначе, боролись за свою независимость от ига великодержавных имперских государственнических образований. И то, что Украина и сейчас, вновь и вновь, утверждает свою собственную государственность и независимость в противостоянии с Россией, формирует ситуацию, которая крайне способствует доминированию именно правого политического дискурса в украинском обществе. И не потому, что украинские левые не лояльны к украинской независимости, а потому, что сама по себе актуализация социальной проблематики объективно ломает этот навязанный олигархическими элитами квази-конструкт «общественного единства перед лицом внешнего врага». Исторически сложившийся феномен Украины в том, что левые политические течения очень часто формировались в изначально правой среде. Но потом, по мере развития самой социальной материи, под грузом социально-классовых проблем и противоречий внутри украинского общества эта среда начнет постепенно леветь, адаптировать свои теоретические конструкции и идеологемы под насущные потребности людей труда.

Еще несколько лет назад я подвергался ожесточенной критике со стороны своих товарищей по левому движению, за свои аргументированные утверждения о «левом» и «демократическом» повороте краевой организации ОУН(р) на ее 3-м чрезвычайном съезде в 1943 году. Еще несколько лет назад меня пытались третировать за мое утверждение о левом и демократичном характере учредительных документов УГВР образца 1944 года. А сейчас это все уже стало общим местом для молодых украинских левых. И в этом феномене нет ничего странного. Каток сталинских репрессий 30-х годов полностью уничтожил некогда авторитетную в Западной Украине левую КПЗУ и расчистил тем самым поле для ускоренного развития правой подпольной революционной сети ОУН(р). Которая в ситуации своего полного политического и военного доминирования на западно-украинских землях вошла в начале 1942 года в фазу идеологического кризиса и последующего полевения и социализации своих программных установок. Напомню, что и сама идея бесклассового общества для западно-украинских повстанческих масс была вновь популяризирована в конце 1940-х годов именно идеологами УГВР и УПА.

Как мы видим из истории, левые идеи и течения в Украине могут формироваться даже (!) из изначально ультраправых организационно-политических форматов. Поэтому я в своих прогнозах не исключаю любые варианты формирования и развития нового левого движения в Украине. При этом считал и считаю крайне плодотворным для нас влияние на эту ситуацию наших коллег из левого фланга европейской политики.

Итак, подытоживая, я считаю, что «левый поворот» в Украине вполне возможен, причем он возможен даже в очень необычной форме, и даже в самый неожиданный момент.

Беседовал А.Маклаков.
Читать целиком:http://korrespondent.net/url.hnd?url=http%3a%2f%2fdialogs.org.ua%2fru%2fdialog%2fpage170-2659.html

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: левые,профсоюзы,ФПУ,ВКП НКПУ РПУ ОПУ Независимые профсоюзы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.