«Государственный терроризм» на примере демократической Грузии: урок для Украины

26 июня 2014, 11:37
Международный обозреватель
0
183

Чему должна научить Украину безрезультатная агрессия Грузии в Южной Осетии и Абхазии

Гражданская война, развязанная на Украине пришедшими в результате государственного переворота к власти атлантистами и неонацистами, не нова: эти последствия недальновидной этнотерриториальной политики большевиков первой половины XX ст. по перекраиванию Российской империи, этого тончайшего механизма, в котором более 300 лет сосуществовали представители различных этноконфессиональных групп, теперь докатилось и до Украины.

Говоря о трагедии, разворачивающейся на некогда процветающей Украине, журналисты, политики и эксперты часто прибегают к различным историческим параллелям: февральской революции 1917 г., Приднестровскому конфликту, Боснийской войне. Особенно часто на фоне попыток взять штурмом агломерации русского Донбасса ситуацию сравнивали со штурмом Цхинвала в августе 2008 г. Это очень верное сравнение: тогда, 8 августа 2008 г., в 23:30 по местному времени правительство Грузии приняло решение о восстановлении конституционного порядка в Южной Осетии [3]. Однако сравнивать происходящее на Донбассе с войной за независимость Южной Осетии и Абхазии можно с одной единственной оговоркой – штурм Цхинвала в августе 2008 г. был апогеем длительного конфликта между проамериканским режимом Тбилиси и не желающим жить по правилам Дяди Сэма гордых и непокоренных народов Южной Осетии и Абхазии. Этому «штурму» предшествовала война за независимость Южной Осетии 1990-1991 гг. и война за независимость Абхазии 1992-1993 гг., возобновившаяся в 1998 г. и длившаяся вплоть до событий под Цхинвалом в 2008 г. Поэтому при проведении параллелей с гражданской войной на Украине следует брать за основу события именно тех  далеких лет.

Так же, как и сейчас на Украине, власти и их американские хозяева именовали жителей Южной Осетии и сражающейся бок о бок с ней за свою независимость Абхазии «террористами»: 26 октября 2006 г. помощник госсекретаря США Мэтт Брайз в интервью российской газете «Коммерсант» разъяснил позицию США по поводу ситуации в Абхазии и Южной Осетии: «На наш взгляд, признание территориальной целостности Грузии дает ей право на проведение операций по уничтожению террористов» [3]. А что же есть «терроризм»? После теракта в США в сентябре 2001 г. это слово стало притчей во языцех современного дискурса: им оперировали все, где надо и где не надо. Но, как и любое понятие, «терроризм» имеет четкое определение. Официальное определение понятию «терроризм» было принято в 2003 году на XIV сессии главного центра современной исламской правовой мысли Академии исламской юриспруденции при международной организации «Исламская конференция»: под «терроризмом» понимаются «лишенные правовых оснований агрессивные действия, запугивание или угрозы материального или морального характера, которые исходят от государств, групп или отдельных лиц, направлены против человека в отношении его религии, жизни, чести, разума или имущества и выражаются в любой форме «распространения нечестия на земле» [2, с. 13].

Наблюдая кадры раздачи «террористами» в г. Славянск и Краматорск питьевой воды, продовольствия и медикаментов «своим жертвам», возникает два вопроса: то ли у «захваченных в плен» жителей развился «стокгольмский синдром», то ли «террористы» – вовсе не те, кого так величают. И вот здесь стоит обратиться к политологической науке. Помимо понятия и термина «терроризм» она оперирует еще одним интересным термином – «государственным терроризмом» [2, с. 13]. Именно «государственный терроризм», по мнению ученых, является наиболее действенным провокатором крайне негативных настроений, возникающих не только в международном сообществе, но и в отдельных регионах и даже  государствах [2, с. 14]. Вот краткая характеристика государственного терроризма [2, с. 13 – 20]:

- диапазон и формы проявления (завуалированного или откровенно явного) государственного терроризма охватывают от политического и экономического давления на народные массы вплоть до применения вооруженного насилия;

- что касается информированности мировой общественности в западных СМИ и выступлениях официальных лиц в США и Европе об огромных жертвах, то вся такая информация упоминается вскользь и быстро заглушается.

- более того, власти утверждают о своем «законном» праве на продолжение применения вооруженных сил и военного присутствия ввиду необходимости гарантирования интересов в приобретении местных (стратегических по своей хозяйственной и военной значимости) ресурсов, а также для сохранения «демократических» государственных структур, навязанных извне.

Рассмотрим события в Грузии в начале 90-х гг. через призму вышеуказанных характеристик государственного терроризма:

1)   Президент Грузии Звиад Гамсахурдиа после провозглашения независимости Грузии заявил, что в Грузии не будет никаких абхазов, ни осетин, ни сванов, ни мингрелов – останутся только грузины [1, с. 23].

2)   Вооруженные отряды «вора в законе» Джабы Иоселиани и грузинского министра обороны Тенгиза Китовани хлынули усмирять Абхазию и Южную Осетию, объявивших о независимости от Грузии [1, с. 4 – 5].

3)   По Цхинвалу били танки и артиллерийские орудия, которыми командовал бывший криминальный авторитет, а ныне генерал грузинской армии, а окрестные села терроризировали обкуренные анашой грузинские ополченцы, врывавшиеся в дома и вымогавшие деньги и ценности [1, с. 24 – 25].

Таким образом, предварительный анализ показал, что власти в Грузии развязали против мятежных регионов Абхазии и Осетии настоящий «государственный терроризм», который всячески поддерживался США.

Чем же закончилась «антитеррористическая операция» Тбилиси для самой Грузии?  Читаем мнение эксперта: «война выявила еще одну проблему грузинского общества – его фашизацию: осетин в лучшем случае называли «безграмотными пастухами», и в отношении них и абхазов абсолютно не скрывалось намерение поглотить оба народа. Страна сегодня являет открытую угрозу безопасности соседей, и нужна ее денацификация. Это вопрос изменения культуры» [3]. Здесь вспоминается заявление премьерствующего Яценюка о «нелюдях» на Донбассе [4].

В заключение хочется сказать лишь одно: история дана нам, чтобы не повторять уже совершенные ранее ошибки. Каким бы всесильным не казался любитель галстуков без соуса Саакашвили, человек, виновный в самом кровавом акте «государственного терроризма» Грузии, в итоге в самой же Грузии он объявлен в розыск по обвинению в массовых убийствах граждан, т.е., обвиняется в государственном терроризме. Сейчас этот «американский друг» отсиживается за печкой у хунты в Киеве, консультируя ее помаленьку. Киевским властям стоит задуматься над своей судьбой... 

Использованная литература:

1. Литовкин В.Н. Российская Армия на Кавказе и Балканах глазами военного корреспондента.
    – Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2014. – 164 с.

2. Шарипов У.З. Американская концепция «Большого Ближнего Востока» и национальные
   трагедии на Ближнем и Среднем Востоке / Институт востоковедения РАН. М.:  
Центр    
   стратегической конъюнктуры, 2013. — 280 с.

3. Шеин О. Разгром грузинских захватчиков под Цхинвали. – М.: Эксмо, 2009. – 288 с.

4. Яценюк назвал ополченцев ДНР и ЛНР нелюдями и нечистью. [Электронный ресурс].
   Режим доступа:
http://ria.ru/world/20140616/1012166072.html . Дата обращения: 25.06.2014).

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Украина,Грузия,Терроризм,Абхазия,Южная Осетия,донбасс,Антитеррористическая операция
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.