Пcихологическая война Владимира Путина

28 апреля 2014, 21:54
Политический психолог, консультант в сфере информационно-психологической безопасности
5
1677

Как хозяин Кремля намерен завоевывать Украину?




Важнейшее условие победы – способность понять истинные намерения и мотивы противоположной стороны. Это аксиома искусства побеждать. К сожалению, в сегодняшнем украинско-российском конфликте этого не происходит. Конечно, обозвать хозяина Кремля «Путлером» – простой и быстрый способ сбросить напряжение негативных эмоций, но он никак не приближает нас к решению проблемы. Возможно, именно поэтому Украина лишь запоздало реагирует на ходы Москвы, вместо того, чтобы предугадывать и предупреждать их. А потому особенно важно понять, каковы истинные намерения ВВП в отношении Украины и уже на основе этого предсказать его дальнейшие действия и выработать собственные контрмеры. Как это сделать?

Действия любого человека – производное его убеждений и представлений о мире. То есть от индивидуальных психологических особенностей. Каковы же эти особенности у Владимира Путина?

Закулисные игры «серых кардиналов»

Чтобы ответить на этот вопрос, воспользуемся системой психологической калибровки D.I.S.С. Уильяма Марстона на протяжении десятков лет регулярно доказывающей свою эффективность (кстати, этот выдающийся психолог разработал и основные принципы работы детектора лжи). Модель Марстона основывается на двух базовых критериях:

1) как человек воспринимает среду, в которой действует – как благоприятную или как враждебную;

2) как человек действует или реагирует в конкретных ситуациях – активно или реактивно.

По этим критериям люди делятся на четыре типа: «D», «I», «S», «С».

Анализ поведенческих моделей Владимира Путина ясно указывает, что он – ярко выраженный представитель типа «С». Самая точная краткая характеристика этого типа – «серые кардиналы». То бишь люди, способные эффективно управлять другими с помощью методик психологического воздействия для достижения нужных им результатов. Важная деталь: они не стремятся к тому, чтобы эти результаты напрямую связывались с ними. Наоборот, особое удовольствие получают от того, что их деятельность остается тайной. Обратите внимание, Путин нигде не связывает нынешнее присоединение Крыма лично с собой, хотя очевидно, что это именно его план и инициатива. Он объясняет это волей крымчан, исторической закономерностью – но никогда не связывает это напрямую с собой. Он «всего лишь подписал указ».

Главные ценности людей типа «С» – доказательство собственной правоты и чувство победителя. Соответственно, худшее из наказаний для них – оказаться неправыми и потерпеть поражение. Кстати, и стремление к таинственности во многом обусловлено именно подспудным страхом оказаться в роли проигравшего. Поэтому с проигрышами они не мирятся, а всегда стремятся взять реванш. Эта черта четко прослеживается у Путина – и в ситуации с Ходорковским, и в войне с Грузией, и в присоединении Крыма, и в динамике российско-американских отношений… При этом людей типа «С» радует не просто победа над противником – им нужна победа в результате тщательно спланированной многоходовой комбинации. Им важно перехитрить противника, переиграть его интеллектуально, заманить в психологическую ловушку.

Это люди, ориентированные на результат, причем они не верят в возможность его достижения без тщательного плана. Ибо их самые сильные качества – аналитическое мышление, планирование и работа с информацией. Они не склонны действовать спорадически, под влиянием момента и эмоций – у них все рассчитано и спланировано наперед. Причем на случай провала плана «А» у них всегда есть не только план «В», но и планы «С», «D» и «Е» – они всегда стремятся просчитать все возможные варианты. Присоединение Крыма – яркий тому пример: очевидно, что все было спланировано до мелочей заранее. А потом Кремль только ждал подходящего момента, наступление которого тоже, полагаю, было спрогнозировано.

Люди «С» наименее эмоциональны среди всех типов и потому не любят общаться с другими просто так, без конкретной цели. По этой причине им непросто даются личные и дружеские отношения, но именно по той же причине они – прекрасные манипуляторы: им помогает способность не вовлекаться в беседу эмоционально, а направлять ее к запланированному результату. Там, где другие просто переживают эмоцию, человек типа «С» будет выстраивать причинно-следственный ряд от прошлого к будущему, задаваясь вопросами: «Почему это произошло?» и «К чему это приведет?». Хотя они не получают особого удовольствия от самого процесса общения, они умеют легко распознавать человеческие слабости и, нажимая на эти психологические кнопки, добиваться от других нужного поведения.

В то же время они способны гораздо лучше, чем представители других типов, управлять собой, чтобы делать не то, что им хочется, а то, что нужно для достижения результата в данный момент. Например, очевидно, что Путин не испытывает особого восторга от публичных контактов с народными массами, но, понимая их необходимость, регулярно их проводит и тщательно отыгрывает нужную роль. Столь же очевидно, что все его выступления и контакты с людьми заранее тщательно отрежиссированы и спланированы – он старается ничего не оставлять на волю случая.

Итак, «С» -- мастера закулисной игры и психологического влияния. Как вероятно, многие заметили, такая психологическая конституция идеально соответствует профессиям сотрудника спецслужб, разведчика, следователя… И поскольку Путин большую часть жизни провел в спецслужбах, эти природные качества характера у него достигли максимального развития. Добавим к этому и его увлечение дзю-до, которое также формирует у человека привычку побеждать не собственной силой, а техникой за счет силы противника. 

А теперь, исходя из вышеизложенного, попробуем ответить на волнующий всех вопрос:

Начнет ли Путин открытую войну с Украиной?

Если бы Путин был представителем военной элиты, ответ на этот вопрос, несомненно, был бы утвердительным. Психология военачальника требует триумфальных побед, боя барабанов, поверженных знамен противника и гордо реющих собственных. И учитывая нынешнее соотношение между армиями Украины и России, можно не сомневаться, что президент-выходец из военной среды не удержался бы от соблазна использовать свой превосходящий военный потенциал.

Но Путин – выходец из спецслужб. Более того, из разведки. И в этом огромная разница. Под негласным девизом «Моссада» «Обманывая, победишь!» вполне готова подписаться любая спецслужба мира. И для сотрудника разведки настоящий успех выглядит приблизительно так: это когда никто не знает подлинных причин происшедшего, люди верят в официальную (и зачастую не имеющую ничего общего с реальностью) версию событий. И лишь в узком кругу посвященных в подлинные детали можно поднять тост за свой успех. Проще говоря, а ручки-то вот они!

Операция в Крыму была проведена именно так. Никакой войны. Участие российских войск юридически не доказано. Формально придраться не к чему, а Крым уже в России. Для человека типа Путина результат, достигнутый именно таким путем – верх триумфа и весомый повод для роста самооценки. А вот военный – со стрельбой – вариант с точки зрения психотипа Путина был бы проигрышем: хитрость и психологические манипуляции он ценит гораздо больше открытого проявления силы. Соответственно, военный вариант для него возможен лишь как самая крайняя, вынужденная мера.

Но в таком случае, возникает вопрос: зачем же он сосредоточил такое большое количество войск на восточной границе с Украиной, которые к тому же беспрерывно снуют туда-сюда? Зачем объявлял учения, причем демонстративно заявляя одной из их целей «отработку действий на незнакомой территории»? Чтобы понять ответ на этот вопрос, нужно вспомнить, что Путин – мастер психологической войны, а не реальной. Для него важно, как выражались в старину японские ниндзя, «пробить голову», то есть, воздействуя на психику человека, заставить его делать то, что выгодно манипулятору.

Ситуация с маневрами у украинской границы напомнила мне одну занятную историю, случившуюся с моими знакомыми. Однажды в дополнение к уже имеющемуся коту они решили завести хомяка. Через несколько дней они обнаружили грызуна в клетке мертвым. Нет, он умер не от зубов и когтей кота, а от… разрыва сердца. Оказалось, кот подходил к его клетке, садился и часами пристально смотрел на хомяка. Перепуганный грызун в ужасе метался по клетке, но поскольку пристальный плотоядный взгляд кота находил его повсюду, не выдержал стресса.

То, что сегодня делает Путин у украинской границы, очень напоминает действия этого кота. Совершенно очевидно, что если бы человек такого психологического типа, как Путин, действительно решился напасть на Украину, он бы всеми силами стремился сохранить процесс подготовки в тайне. Вспомните, появление «зеленых человечков» в Крыму прохлопала даже американская разведка. Так ведь нет – вся переброска войск у границы с Украиной широко освещается в СМИ и в Интернет.

А это значит, что в данном случае демонстрация могущества российской армии выступает в качестве инструмента психологического воздействия на Украину. Цель – вызвать и максимально усугубить стресс, тем самым спровоцировав украинское руководство на максимальное совершение ошибок. Ведь человек в состоянии стресса не может адекватно оценивать ситуацию, а значит, принимать правильные решения. Помните, что задача психологической войны – заставить врага разрушить себя самому.  

Сработал ли этот план Путина?

Давайте посмотрим, какую реакцию в Украине вызвало появление у границы путинских полков.

Дорогая плата за иллюзию

Правительство объявило сперва военные сборы, затем частичную мобилизацию, затем увеличило возраст подлежащих мобилизации до 55 лет. Тысячи украинцев отправились записываться добровольцами в военкоматы. По сетям стала распространяться швейцарская методичка по ведению партизанской войны. Соцсети запестрели патриотическими призывами. Многие стали изучать способы сборки-разборки автомата Калашникова и курс рукопашного боя за три дня.  

А теперь зададимся вопросом были ли все эти действия эффективными с точки зрения главной задачи – защитить Украину от военного вторжения?

Насчет роли рукопашного боя в современной войне есть исчерпывающе красноречивый анекдот:

«Чтобы вступить в рукопашный бой, боец должен:

1) Потерять на поле боя автомат, пистолет, нож, поясной ремень, лопатку, бронежилет, каску.

2) Найти ровную площадку на которой не валяется ни одного камня или палки.

3) Найти на ней такого же болвана и только после этого, вступить с ним в рукопашную схватку». 

То же можно сказать и об упражнениях в стрельбе из СКС и сборок-разборок автомата Калашникова. Потому что в масштабной современной войне автоматы играют, мягко говоря, не первостепенную роль: системам «Град» и «Ураган», не говоря уже об более серьезном оружии, совершенно все равно, за сколько вы разбираете АК, как метко стреляете и какой у вас боевой дух. В современной войне все решают технологии, и – надо посмотреть правде в глаза –Украина в этом плане сегодня значительно проигрывает России. А значит, вступать сейчас в открытую войну с Россией – это все равно, что попытаться обмениваться пинками с кенгуру.

А что мобилизация? Очевидно, что даже если призвать под ружье, всех, способных нажимать на курок, включая одноруких, и продлить срок военнообязанных до 80 лет, это не остановило бы российскую армию. Чудес не бывает – если армию на протяжении многих лет разваливали и разворовывали, нет волшебной палочки, которая восстановила бы ее за два дня или месяц. Тем же, кто считает, что победить можно только с помощью силы духа и патриотизма, рекомендую попробовать с помощью этих качеств остановить каток или хотя бы трамвай, не говоря уже о танке. Нужно помнить, что дух без разума слеп, а потому уязвим. Далее: как оказалось, отнюдь не все горят желанием быть мобилизованными. У многих людей, которых призвали против их воли, растет недовольство украинской властью. И в итоге часть из них становится потенциальным «человеческим плацдармом» Кремля. Пример резервистов из десантной бригады, быстро отдавших оружие сепаратистам, весьма показателен. Если так ведут себя представители элитных войск, то чего ожидать от остальных?

Что касается партизанской войны, то для ее ведения мало прочитать скачанную из интернета методичку. Эффективное партизанское движение возникает не стихийно, а в результате тщательной подготовки профессионалами из спецслужб. К примеру, для того, чтобы во время немецкой оккупации на территории Украины нормально заработали партизанские отряды, понадобился почти год. И это при том, что их подготовкой занимался НКГБ под личным контролем Сталина!

А еще партизанское движение практически невозможно без поддержки из-за рубежа. Кроме того, нельзя не учитывать, что у России есть богатый опыт борьбы с партизанами: как современный – в Чечне, так и исторический – конкретно в Украине. Обобщенный и воплощенный в учебные пособия. Так что угрожать партизанской войной намного проще, чем реализовать ее.

Психологи хорошо знают феномен доминанты. Если она возникает, организм человека требует хоть каких-то действий – для снятия нервного напряжения. Каждому из нас знаком этот процесс: появилась тревога – сделал что-нибудь – и на душе полегчало, даже если проблема не решена. Точно также и предпринятые Украиной в ответ на агрессию Кремля меры сыграли роль седативного средства для широких масс, создав иллюзию защищенности. Проблема в том, что за иллюзии всегда приходится платить непомерно дорогую цену – ведь для победы нужно всегда ориентироваться на реалии.

И в нынешней ситуации для того, чтобы достичь правильного результата, прежде всего необходимо трезво оценить реальность. И как бы разочаровывающе для кого-то это ни звучало, Путин не ввел в Украину войска не потому, что испугался толпы мобилизованных резервистов, начинающей с тяжелым скрипом шевелиться техники и потенциальной партизанской войны, а потому, что понимает: это не приведет к нужным ему результатам, а наоборот, надолго похоронит его мечты о возрождении российской империи. Более того, я рискну предположить, что именно такой реакции он и добивался. 

Как известно, побеждает тот, чья ментальная карта точнее всего отображает реальность. Украинское правительство действует, исходя из того, что Путин готовит военное вторжение. Но что, если это предположение ошибочно?

Пища для «зеленых человечков»

Многие гадают сегодня, каковы же истинные цели Владимира Путина в отношении Украины. Забрать Юго-Восток или всю Украину? Между тем на этот вопрос ответить не так сложно, как кажется. На одной из пресс-конференций в начале года, Путин ответил на него в свойственной ему непрямой манере, приведя в пример слова Деникина: «Нельзя отдавать ни клочка земель российской империи». Если рассматривать этот ответ в контексте поднявшейся в России кампании по возрождению СССР (а маркеров этого достаточно), то ответ будет понятен: Путин стремится вернуть Украину в лоно России. В какой форме и как быстро – это уже вопросы тактические, они корректируются в соответствии с особенностями текущего момента. Тем не менее, очевидно, что стратегическая цель Путина именно такова.

В то же время как аналитик, Путин не может не понимать, что открытое военное вторжение и насильственное присоединение похоронит его мечты о присоединении Украины к России на десятки, а то и сотни лет. Любая оккупация – а военное вторжение будет воспринято именно так – порождает у населения ненависть к агрессорам на многие поколения. И Путину не нужна еще одна -- причем огромная! – горячая точка. Поэтому войска Россия введет только в том случае, если у нее не останется иного способа не потерять лицо: к примеру, если в юго-восточных регионах Украины начнется массовое кровопролитие или произойдут нападения непосредственно на военные части РФ. Однако, повторюсь, для Путина ввод войск – это крайне нежелательный вариант. Это не тот тип победы, к которому он стремится. Для «кремлевского дзюдоиста» это вадза-ари, а ему нужен только «иппон».

А вот повторение крымской игры в «зеленых человечков» сперва на Юго-Востоке, а затем и в Киеве выглядит для него идеальным вариантом. И, судя по всему, на Юго-Востоке оно планировалось еще во второй половине марте, однако провалилось из-за нехватки качественных ресурсов. У пророссийских сил тогда не оказалось ни адекватно подготовленных лидеров, ни программы и плана действий: хаотичный и бессмысленный захват зданий плюс легкость, с которой СБУ отловило сепаратистских лидеров – яркое тому доказательство. Вероятно, привыкший все просчитывать Путин решил не вступать в игру с таким набором карт. И отложил ее на апрель – очевидно, к этому времени соответствующая оптимизация была проведена. 

Понятно, что сегодня Путин не рассчитывает напрямую включать в состав России ни Украину, ни Юго-Восток – это было бы мгновенным убийством российской экономики. Идеальный результат для Путина на данном этапе – это замена нынешнего руководства Украины на лояльное Кремлю, осуществленная руками самих украинцев при негласной силовой и организационной поддержке «зеленых человечков». Ключ к достижению этой цели – рост недовольства украинцев существующей властью. Главные инструменты – воздействие на две базовые ценности любого человека: благосостояние и безопасность. Поэтому развал экономики, безработица, инфляция и неэффективный менеджмент на самом деле представляют сегодня гораздо большую опасность для Украины, чем российские войска на границе. А растущее количество людей с оружием внутри страны, рост преступности и жесткие разборки на Олимпе власти – вот та почва, на которой, как грибы после дождя, могут вырастать «зеленые человечки».

С этой точки зрения нынешний курс Украины на тотальную милитаризацию крайне выгоден для Путина. Мобилизация и военные маневры стоят больших денег. Решение возобновить призыв наверняка обрадует Кремль еще больше. Потому что каждый человек, находящийся в армии или Нацгвардии – это человек с точки зрения экономики не созидающий, а потребляющий. Фактически, Россия пытается применить к Украине ту же тактику гонки вооружений, с помощью которой США разрушили экономику СССР.

Второй фактор – это постоянная угроза безопасности, поддерживающая людей в состоянии хронического стресса. Как известно, в этом состоянии человек, во-первых, стремиться любой ценой от него избавиться – это стремление становится доминантой, определяющей его поведение. Во-вторых, не может принимать правильные решения и эффективно работать. Вот уже пару месяцев большинство украинцев каждое утро бросается к ленте новостей, чтобы узнать не началась ли война с РФ. И разнообразные заявления российских лидеров, военные марши у границы, внезапные появления Януковича в СМИ – все это звенья одной смысловой цепочки, цель которой – поддерживать состояние стресса в Украине. Ибо ничто так не изматывает нервную систему человека, как тревожная неопределенность будущего.

При этом, заметьте, Россия не несет особых затрат, в то время как Украина несет огромные, часть которых остро проявиться  уже в ближайшем будущем.

Это и есть психологическая война в действии.

Новые «боги войны»

В то же время складывается впечатление, что представление о войне у украинского руководства осталось на уровне фильмов о Великой Отечественной, которые они смотрели в детстве. Как иначе объяснить то, что они сосредоточились на рытье противотанковых рвов, мобилизации резервистов и реанимации техники советских времен? Разве эти меры помогли предотвратить бунт на Юго-Востоке?  Нет. И не могли, потому что в войнах ХХI века главную роль играют отнюдь не танковые армады и эскадрильи бомбардировщиков, не говоря уже об ополченцах.

Как показывает опыт новейшей истории, в наше время главную роль играют два фактора: информационная война и Силы специальных операций. Именно на эти факторы сегодня делает ставку Путин. И кстати, он в этом не первооткрыватель – хозяин Кремля лишь творчески адаптирует американскую модель. Ибо Силы специальных операций США («special ops») давно занимаются тем же, чем только сейчас  занялись «зеленые человечки» – обучают местное население методам традиционной и нетрадиционной войны, заодно формируя настроения людей в нужном направлении. Такой подход доказал свою успешность. Так что те, кто мыслит категориями танковых армад и многочисленности солдат, в войнах XXIвека обречены на поражение.

Надо отметить, что и в РФ силы специальных операций были созданы  лишь в  прошлом году. Однако уже в этом продемонстрировали свою эффективность. Их задачи, как сообщил телеканал «Россия 24», заключаются в следующем:

«Силы специальных операций – войска, предназначенные для достижения политических и экономических целей в любой географической точке мира, представляющей интерес для Российской Федерации. Войска, воюющие в мирное время.

...Отвлекают силы и внимание определенных стран от внешних проблем, создавая им проблемы внутренние, раскачивают политическую систему этих государств, дестабилизируют обстановку, в том числе через третьи руки. Силы специальных операций создают, обучают и руководят иностранными партизанскими движениями, устраняют нежелательных лидеров без всяких санкций на чужой территории…».

Как видим, рецепт войн нового типа от Путина предельно прост: психологическая война плюс Силы специальных операций. Почему этот тип войны намного эффективнее традиционного? Потому что со стороны России в такой войне участвует только часть специально обученных и предназначенных для этого людей на средства, заранее предусмотренные в бюджете. То есть страна живет в обычном режиме. В то время как в Украине конфликт захватывает практически всю страну, госбюджет по ходу переориентируется на финансирование армии, а человеческие ресурсы – на военные действия. За последний месяц Украина напряглась едва ли не до максимума своих возможностей, а Россия – чуть-чуть. Риторические вопросы: чья экономика не выдержит первой? И какая участь ждет эту страну?

Все вышеописанное – типичная стратегия непрямых действий, которая прекрасно вписывается в психологический портрет хозяина Кремля.

Что в этой ситуации может сделать Киев?

События на Юго-Востоке ясно показали: для успеха Украине сейчас необходимо повышать не количество, а качество украинской армии. Модернизация означает не накапливание вооружений, а адаптацию к вызовам современности. Поэтому прежде всего в этой ситуации следует заняться созданием современных «богов войны»: психологической и специальных операций. В остальном нужен курс на создание сравнительно немногочисленной, но мощной и мобильной армии. Такая армия, состоящая из адекватно оплачиваемых профессионалов, намного эффективнее толпы «воинов», призванных принудительно, а потому зачастую не желающих и, как правило, не способных выполнять свои обязанности. Количеству нужно предпочесть качество, поэтому новая армия должна постоянно тренироваться на самых современных полигонах и оснащаться самым современным оружием. Простой пример: если бы в начале марта средства, истраченные на мобилизацию, инвестировали в найм лучших инструкторов из разных стран мира и провели экспресс-обучение срочников и контрактников, армия на Юго-Востоке наверняка выглядела бы намного достойнее уже сегодня.    

Впрочем, реформа армии – это отдельная тема. В нынешней же ситуации важно понять, что именно психологическая война является приоритетным направлением развития. Возможно, что не все военные согласятся со мной сразу, и это не удивительно – еще недавно в академиях учили совсем другому. Но мир изменился, и в современных войнах побеждает тот, кто раньше других осознает этот факт и быстрее адаптируется к новым вызовам.

Кажущееся непосвященным почти мистическим, могущество психологической войны определяется принципом: «Люди не могут сопротивляться тому, чего не понимают». А потому более знающий в этой сфере всегда побеждает менее знающего. Нынешний российско-украинский конфликт эту истину ярко подтверждает. В XXI веке главные битвы происходят в массовом сознании. А это значит, что победит тот, кто лучше умеет на это сознание влиять.

«Войны ведутся с целью изменить психологию противника», – еще в прошлом веке утверждал Пол Лайнбарджер, один из американских теоретиков психологической войны.

В наше время эта фраза актуальна как никогда.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Украина-Россия,Путин,информационная война
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.