Уралец, прославивший Беларусь

7 февраля 2016, 13:32
журналист
0
651
Уралец, прославивший Беларусь

12 января Владимиру Мулявину исполнилось бы 75


В этой связи представительство Россотрудничества на Украине устроило в киевском Российском центре концерт с участием многолетнего солиста «Песняров» Анатолия Кашепарова, друга Владимира Георгиевича – основателя и руководителя ансамбля «Ариель» Валерия Ярушина а также глубокого почитателя «Песняров» – основателя и лидера группы «Зодчие» Юрия Давыдова.

01.jpeg
Вести вечер попросили вашего покорного. Впрочем, был у меня и свой номер. Назывался «Воспоминания киевского меломана». Увы, по техническим причинам удалось исполнить лишь его половину. Но и этого оказалось достаточно, чтобы заинтригованные зрители поросили опубликовать его целиком. Особо настаивала Елена Вавилова, за что я ей премного благодарен.

В самом начале своего выступления я, правда, попросил профессиональных и даже нескольких, присутствовавших гениальных музыкантов (того же Ярушина и Игоря Стецюка), сильно уж не смеяться над моим дилетантским взглядом на творчество Владимира Георгиевича. Но как выяснилось уже в afterparty-общении с профессионалами взгляд этот оказался верным.


Итак, «Песняров» я впервые услышал в семилетнем возрасте 1972 г.

Дело в том, что мои молодые родители выбирались в те годы на целое лето с родственниками и друзьями на один из днепровских островов и становились лагерем в пять-шесть палаток. Так вот, всё лето транзистор – неизменный причандал советских отдыхающих – транслировал, казалось, одни лишь только песни «Песняров», перемежаемые разве что сообщениями об очередных скандалах Бобби Фишера в матче с Борисом Спасским (по крайней мере, именно так запечатлелось в памяти).

От причала «Вигуровщина» до нашей глуши нужно было идти километра три по пляжу. И все эти три километра из всех пляжных приёмников также доносились мгновенно ставшие узнаваемыми вокальные аккорды «Песняров», узоры мулявинской гитары, сокрушительные рок-рифы того же Мулявина, сдобренные откровенно западным органом Яшкина, напористой басовой вязью Тышко и виртуозными ударными Демешко.


01.jpeg

Сами песни были либо разухабисто ироничными, либо проникновенными до слёз. Это и обеспечивало бешеный успех как у изголодавшейся по отечественному року молодёжи, так и у остальных групп населения обоих полов.

А вот магнитофонные записи «Песняров» (что само по себе носило какой-то культовый несоветский налёт – «у Лёхиного отчима-то есть «Песняры» на бобине»), как правило, были не с пластинки. Мой друг искусствовед Федор Гайдук поведал, что первый тираж диска составлял 3 тыс. экземпляров.


1971.jpg

Поэтому народ большей частью записывал «Песняров» на «маг» с телевизора. С фильма-концерта «Песняры».

Симптоматичный фильм, кстати. Вот как протащить на «целомудренное» советское ТВ все эти хардовые вступления?




И это, заметьте, ещё до дип-перпловских “Machine Head”и “Burn” с их россыпью рифов. Значит, требуется солидное идеологическое обоснование. Мол, это такой мощный отпор прогрессивного крестьянства эксплуататорским классам. А «вставайте братцы, вставайте» (на самом деле – хватил дрыхнуть, к девкам пора!) подавалось чуть ли не как пропаганда восстания против упомянутых классов.



Но вовсе в голове не укладывается, как можно было протянуть на главную сцену страны – в колонный зал Дома союзов – длиннющее соло электрогитары. Думаю, на репетиции концерта приёмной комиссии они его просто не показали.

То, чем мы сейчас насладимся, пожалуй, первое рок-соло на официальной советской эстраде, не говоря уж о центральном ТВ. Посмотрите, как можно сыграть «Тёмную ночь» (уж точно интереснее, чем Блэкмор в “Black Night”).





Как инструменталисту, Мулявину завидовал даже гитарист и скрипач Валентин Бадьяров, с отличием закончивший консерваторию. Все остальные в этом триумфальном составе не имели даже музучилища за спиной. Владимир Мулявин, и тот был отчислен в 56-м или 57-м г. из Свердловского музыкального училища за «преклонение перед западной музыкой». Т.е. – за увлечение джазом.
05увлечение джазом.jpg
16-летний Володя пошёл иным путём со своим контрабасом (на фото справа)

И это увлечение давало о себе знать на протяжении всего золотого десятилетия «Песняров». Собственно, по джазовым критериям Владимир Георгиевич и подбирал клавишников после великолепного Яшкина.

Вот немного нью-орлеанщины на славянском замесе от души состава конца 70-х весельчака Владимира Николаева



Но вернёмся к «Темной ночи». Это был концерт 1971 г. ко Дню милиции. Как вы успели заметить, в составе нет ещё ни Анатолия Кашепарова, ни Леонида Борткевича. Ансамбль этот изначально назывался «Лявоны». В «Песняров» переименуются они осенью 1970 г. накануне отъезда в Москву на IV конкурс артистов эстрады, где и произведут фурор.

А в следующем году они приезжают туда же – в Колонный зал уже как мэтры. Ибо, многие здесь помнят, что концерт к дню милиции был всегда самым «жирным» по количеству и качеству всесоюзных звёзд.

Таким образом на вершину успеха группу вывел Мулявин не только как руководитель и аранжировщик, но и как единственный лидер-вокалист. Борткевич же появится только через год – в перед записью первой пластинки. И сразу же после этого – в январе 1972 г. Мулявин найдёт, наконец, и Анатолия Кашепарова.

В 74-м выйдет второй альбом «Песняров» – сложнейший с точки зрения аранжировки. На нём  Кашепаровский голос полнее всего раскрылся в песне Владимира Мулявина «Розы цвет».




Ну и, конечно, Кашепаров – самый высокий фальцет «Песняров». Вслушайтесь:


Как жаловались руководители Госконцерта, оперные певцы после своих самых высоких нот по две недели отдыхали, давая восстановиться связкам, а тут по три концерта в день. Анатолий себя не щадил.

Некоторые поговаривали, что это синтезатор. Кстати, то же самое говорили об ещё одном уроженце Белоруссии Чеславе Немене. Но тогда у наших артистов таких синтезаторов ещё не было.

Первое же телевизионное появление Анатолия Кашепарова – ещё практически мальчишки смешного – выступление на «Песне-72».




Интересна история этого хита. Написан он был великими Баснером и Матусовским как вторая песня для фильма «Щит и меч». Марк Бернес успел записать «С чего начинается Родина». После этого у него началась болезнь лёгких, оказавшаяся в итоге смертельной.

Когда же в 71-м «Песняры» работали над своим фильмом-концертом, в соседнем павильоне «Беларусьфильма» шли съёмки «Мирового парня» с музыкой Баснера. И он попросил «Песняров» исполнить «Березовый сок» для звуковой дорожки картины. Партии были расписаны Мулявиным за несколько минут, записаны со второго дубля и благополучно, вернее, неблагополучно забыты.

И тут, после выхода фильма на экраны, на одном из концертов их просят исполнить «Берёзовый сок». Мулявин даже переспросил, не перепутали ли «Песняры» с каким-то другим ансамблем, ибо в их репертуаре этого номера нет. Зрители рассказали о «Мировом парне». Пришлось идти в кино, записывать на микрофон собственную песню, и разучивать заново. В итоге эта изначально полуимпровизация попала в финал «Песни-72».

C «Березовым соком» связан ещё одна импровизация. Предыстория её такова. В 75 г. «Песняры» и Пугачёва едут в Канны на фестиваль MIDEM. Вернее, это даже не фестиваль, а музыкальная тусовка, где ведущие продюсеры мира имеют возможность живьём услышать артистов, выпустивших в своих странах пластинки тиражом более миллиона экземпляров. Наверное, чтобы сэкономить на транспортных расходах и суточных аккомпанирующего ансамбля Пугачёвой «Песнярам» неожиданно но очень настоятельно рекомендуют срочно разучивать несколько её песен.

А через двадцать лет, когда Алла Борисовна приехала в Белоруссию на юбилей ансамбля, они отплатили ей тем же сюрпризом.




Кстати, благодаря Каннам, «Песняров» в 76 г. наконец-то выпустят в гастроли по США.

13_гастроли в США.jpg


И в этой афише “Russian folk group” большая доля истины. Тур буквально растормошил белорусскую диаспору. Правдами и неправдами американские белорусы узнавали телефоны гостиничных номеров, где останавливался Мулявин. Но полноценно общаться с дозвонившимися он был не в состоянии, ибо не говорил по-белорусски в достаточной степени. Он ведь – как и Валерий Иванович Ярушин – уралец. Прадед Владимира Георгиевича был наместником скита, между прочим. Да и сам Владимир Георгиевич был глубоко верующим человеком.

На фото Владимир Георгиевич представлен в качестве дирижёра что ли, но всё же не стоит забывать, что именно он продолжал оставался самым мощным вокалистом «Песняров».

Давайте оценим эту мощу, 
сравнимую напором трактора "Беларусь" (иль "Уралец" - кому что ближе).



А вот рассказ певицы Нелли Богуславской о том, как её гитарист в конце 60-х стал вокалистом.



Тем не менее, несмотря на оглушительный успех, какого ни до того, ни после не добивался ни один ВИА, Владимир Георгиевич не останавливается в развитии. Мулявин-селекционер находит ещё двоих певцов.
Леонид Борткевич рассказывал, что до них с Кашепаровым был отсеян не один десяток вокалистов.

Послушайте, каким интересным получилось в итоге не только хоровое звучание, но даже некий спектакль на контрасте образов: вступает напористый всё сокрушающий Мулявин; затем деликатный Кашепаров; после чего проигрыш – первый советский джаз-рок (ну а такой гитарный фуз, наверное «Песнярам» только и позволялся); и, наконец, нежный Борткевич.




Борткевича, кстати, некоторые, особенно из женского пола, называли неким изумрудом «Песняров», а вот посмотрите, как этот изумруд полируется Мастером.




Впрочем, по тому, как терпелив и отходчив здесь Владимир Георгиевич, видно, что это, пожалуй, предел его жёсткости.
Характер и доброту Мулявина в быту передаёт кадр из фильма «Ясь и Янина», где он играет колхозного зоотехника, истинным призванием которого является музыка.




Вряд ли без этой доброты и как следствие, без соответствующего ей репертуара снискали бы «Песняры» истинно всенародную любовь.
Известны кадры, где «Пазик» с ансамблем приезжает куда-то в глубинку. И их там встречают девушки-колхозницы хлебом-солью. На самом деле «доярки» эти – переодетые манекенщицы из минского Дома моделей. А вот массовка – действительно настоящие колхозники. Но видели бы мы только, что случилось после того как режиссёр объявил «снято!». Ребят чуть на куски не разорвали и насмерть не зацеловали. Так что наш ответ западу был полным, включая фанатский.




Но главной «отповедью» была, конечно же, музыкальная. Вот наш ответ самому «Кингу Кримзону» и – во второй части ролика – CTI-джазу:



Ну и, конечно же, не мог Мулявин не засвидетельствовать свою любовь к группе Chicago (слушаем духовую секцию):




Но было бы большой ошибкой считать, что «Песняры» просто «творчески развивали передовые достижения Запада». Пожалуй, Мулявин и вышеупомянутый Чеслав Немен – единственные самодостаточные величины в мировой рок-музыке за пределами Англии и США. Да, они были в тренде, но творили абсолютно своё. Несравнимое ни с чем. И как присуще гениям, в чём-то опережая время.

Эксперименты эти, а затем и работа с большими формами, сознательно проводились с риском снижения популярности. Мулявин не раз повторял, что задача «Песняров» – не идти на поводу у массового вкуса, а подтягивать аудиторию до более высокого уровня восприятия музыки – этого Дара Божьего.

Извечная альтернатива, кстати, столь знакомя людям воцерковлённым – переводить службу с церковнославянского на русский или украинский язык, или побуждать верующих к изучению языка общения с Богом.
Вместе с тем у Мулявина был простой критерий отбора – наши песни должны быть неудобобоваримы для ресторанного исполнения. Поэтому, «Песняры» между прочим, отказались от ставшей суперпопуляной в исполнении «Верасов» «Малиновки».

В конце концов, подобный подход не позволил «Песнярам» обрести место на перестроечной и постсоветской насквозь коммерциализированной эстраде. Ну и слава Богу! Не замазались. И остались эталоном навсегда.


Untitled-3.jpg

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости Киева
ТЕГИ: Беларусь,СССР,Белоруссия,рок-музыка,Россотрудничество,Песняры
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.