Тошнота и ненависть в Киеве (+18)

3 июня 2015, 11:23
0
537

Без подзаголовка. Киев таков какой он есть. Без политики.

«Что делал вчера ?» - этот вопрос задала мне сегодня утром мама. В сонной голове туманом крутились помятые мысли, напрягать извилины, чтоб вернуться к воспоминаниям не хотелось и автоматически ответил – «Ничего, встретился с друзьями попил кофе».

«Что делал вчера?» - пишет мой друг вконтакте. На автомате отписываю, «Ничего нового, немного гулял».

Выхожу из спальни на кухню заварить кофейка. Ложку заварного кофе ложу в кружку и заливаю кипятком – отличный рецепт для приготовления заварного кофе, людям у которых нет ни кофемашины, ни турки. «Что делал вчера?», как гром среди ясного неба, разразился за моей спиной вопрос сестры. С некой осторожностью отвечаю «ничего». Беру кружку кофе и иду в свою комнату.

Захлопнув за собой дверь, в голову полезли вопросы. Это что за хрень? Почему все меня спрашивают об этом? Какого хрена всем стало интересно, чем я занимался вчера. Немного подумав, я и вправду не мог вспомнить, чем я был занят целый вчерашний день. Итак, просто ради интереса, мне нужно напрячься и хотя бы для себя вспомнить, чем же я был занят вчера?

Вчерашний день начался с утра (да именно с утра) и с вопроса моей сестры, «что будешь делать сегодня?». Выпив кофе на кухне, я двинулся к своему драгдиллеру. Он как всегда принял меня радостно, заварил чай и организовал пару банок крепкого гашиша. В его глазах как всегда царил туман, который обволакивал радостный блеск любого наркозависимого. Обсудив насущные дела и попив чаю, я решил прогуляться. Настроение было творческое, погода прекрасной.  В кармане был ограниченный бюджет, всего каких то 20 гривен и я решил покинуть свой спальный район и наведаться в центра.

Одет я был как наркоман с гетто. Старые протертые белые кроссовки, поношенные байковые спортивные штаны и помятая выгоревшая футболка, с бело синими цветами на груди и надписью: «Сан-Франциско». Это одна из моих любимых футболок с ней связано много позитивных и ненормальных происшествий. Отличное американское качество ткани обеспечивало ей долголетие. Помню как еще десять лет назад я движевал в ней пьяный в хлам на пляжах и улицах города Сочи, со своими одноклассниками. Ох и набухался я тогда, ребятки. Ох и набухался ))))) .

Короче, еду я уже в метро. Выхожу на станции – Арсенальная. Прямую в сторону парка Славы. Погуляв немного пейзажными аллеям, рассматривал  сверху панораму безобразного левого берега столицы и всего то, что оставили после себя коммунисты. С боку и сверху в общем смотрится неплохо для глаз обывателя, но когда знаешь что в общей массе это все серые однотипные панельные дома, начинает тошнить. Ухожу в сторону улицы Лаврской, к «Творческому арсеналу».

По дороге мне встречались попы, которые были похожи на бичей. Люди, нёсшие в руках странной формы длинные листья, идущие в сторону Киево-Печерской лавры и от нее. Зайдя на проходную музейного комплекса меня ошарашило - стоимость входа 30 гривен! Немного пообщавшись с охранником, стало ясно, что в основном там организовали тусовку для маленьких детей. Этим я себя успокоил и не стал  придумывать планы вторжения. Хоть я себя не считаю старым, но расмотрев контингент людей, который пришел на пати, а это были люди которым примерно 7-12 лет я решил, что мне там делать нечего.

По улице Цитадельной я свернул на улицу Московская, куда шел я сам не знаю. Мимо проходили люди, пролетали машины. Я остановился, когда увидел знакомые места - Печерское РОВД. Было время, когда мы с ребятами немного теряли контроль над весельем. Тогда, за нами приезжали люди в синем, чтоб отвезти к себе в гости. Но это уже совсем другая история. А какой здоровенный бизнес-центр бахнули возле РОВД, давненько же я здесь не был. Иду дальше, минуя кинотеатр «Зорянный», Ночной клуб «Шутерс» (некоторые молодежных кругах, его называют Шлюхерс). Дальше юридическая контора «Moris Group», напротив, через дорогу от нее есть дворики в которых я жестко зависал со своими друганами в студенческие годы. Дальше по улице московской и поворот на Грушевского. Тут недалеко есть место, которое я облюбовал для отдыха, но я вам его не скажу, а то кто-то опять поймет атмосферу этого душевного места, напичкает какой-то коммерческой херней, как это случилось с моим любимым двориком по улице Большая Житомерская. Сейчас там не то что отдохнуть, а протиснуться через толпы людей нет возможности.

Здесь в тенечке, я удобно уселся на лавочку, нюхал кокаин и наслаждался пением птиц. Мимо меня ходил какой-то мужик и с подозрением смотрел на меня. Но меня это мало волновало, я чистый как роса и не нужен никому как слеза и эго гляделки нисколько меня не смущали, а даже веселили.  Сколько там просидел, меня тоже не волнует, почесав нос, полетел дальше. На улице с самым красивейшим названием в городе – Шелковичная, стоит дом в котором жил и работал до 1941 года Александр Петрович Довженко, человек у которого по точке зрения современных энциклопедий две национальности: украинская и советская, но родился он в Российской империи. Понимайте это как хотите. По той же улице между Шоколадным домиком и Домом Икскюль-Гильденбанда  меня остановили два избитых бомжа. «Сколько времени подскажи» - попросил один из них. На моих часах было 15:30 – я ответил. «А это понедельник?» спросили тот же чувак. «Да не, воскресенье» ответил я. Благородно кивнув друг дружке головами мы распрощались. Ну, прям местная аристократия, с улыбкой подумал я.

В сквере недалеко от Украинского гуманитарного лицея Киевского национального университета им. Т.Г.Шевченка , на проулке Ивана Козловского мне пришлось идти среди гор мусора и разбитых лавочек. Весь этот ужас окружали заросли некошеной травы. На одной из лавочек я заметил отдыхающего деда. Видимо увидев, как я остановил на нем свой взгляд он поздоровался со мной. Я люблю поболтать о том, о сем со старшими людьми, с этой целью я и присел возле него. Дед был старым, но выглядел крепышом. Глаза горели огнем, седые усы, старый, засаленный костюм. Неровно выбритый волосяной покров на лице, демонстрировал, что дед как может борется со старостью и сдаваться не собирается. Я проникся искренним уважением к нему. Из разговора с ним я узнал, что родился он в далеком  1920 году. Инженер-полковник, сражался на Финско-Советской войне. Родом с Черкасщины, его семья и имущество были загнаны в Колгосп и рисковала быть депортированной в Сибирь. Также из разговора стало известно, что он является автором книги «Нариси Української історіографії», звали его Иван Артемович Загорный. Мило распрощавшись, я пожелал ему крепкого здоровья, поинтересовавшись нужна ли в, чем-то ему моя помощь мы разошлись.

Меня поселила идея, ознакомится с афишей представлений, Национального академического драматического театра имени Ивана Франка. Пройти к нему я планировал через улицу Банковая, мимо дома с Химерами, но увы. Улица была перекрыта, видать представители власти чего-то бояться. Хотя один парень из Национальной Гвардии сказал, что пройти можно, но нужно спросить у старшего по званию. Не знаю, чем я его испугал, может своей небритостью, а может своей футболкой, но увидев меня, он замахал головой со словами «Нет, нет». Ладно, махнув рукой, я пошел дальше. Я гулял и не хотел портить себе настроение. Сделав большой крюк, выйдя на улицу Институцкую, проходя мимо поминальных знаков в голове всплывало много картинок с Евромайдана, рассказы раненых друзей и обещания политиков.

Спускаюсь на майдан Независимости. Он как всегда завален всяким хламом. Тонны стеклянных поминальных свечей с ржавыми металлическими крышечками сверху. Какой-то митинг на который пришло аж семь человек. Грязные, немытые стекла торгового центра «Глобус», которые нависают над Майданом, гармонично сосчитаются с разбитой брусчаткой. Много людей с деградирующими и забухаными лицами. Аниматоры в костюмах Спанч Боба, Панды Конг-Фу, Телепузиков и тому подобное. Толпы толстых женщин, с красными лицами хаотично поющие песни, извергающие на прохожих слюни. Кто-то в пьяном припадке трясется и махает оглоблями в разные стороны, только позже я понял, что это были попытки танцев. Вокруг высмаркиваються прямо под ноги детям ужратые дешёвым алкоголем  мужики. Одному мужику сопля приклеилась к большому пальцу и он начал махать кистью в попытке стряхнуть зелено-желтую свисающую козявку, она полетела в сторону поющих женщин. С разных сторон крики волонтеров «Помогите Украинской армии!». Мне же хотелось крикнуть на всю планету: «Люди добрые! Помогите этой стране!»

Боже, куда катиться этот город!? – думалось мне. Кто или что вылечит этих людей? К горлу подкатило  чувство тошноты или ненависти, или отвращения. Может и стыда, до сих пор не могу понять. Мне реально было стыдно за всех этих людей. За столицу, за власть, за ментов. Я ускорил свою походку и вышел на улицу Хрещатик. «Какого черта я здесь делаю?» Вы не подумайте, я не против веселья и народных гуляний, но где эстетика, элементарный этикет поведения в обществе. Невоспитанность и не образованность царит и цветет на улицах Украины. Я был рад, что при мне не было кислоты или псилоцибина, а то я точно с катушек слетел бы. На момент пожалел, что не пью алкоголь. Оказывается не так, то уж и легко смотреть трезвыми глазами на это шоу рагульства и идиотизма.

Иду по Крещатику. Навстречу малолетки в коротких юбочках поглядывают на меня. «Помогите украинской армии» - со стороны доноситься голос парня с хитрым лицом, после фразы он рассмеялся. Наверное, в этот момент где-то  на Востоке Украины холодная пуля-дура, угодила кому-то в теплое нутро молодого тела или в ногу расстрощив кость, а быть может в голову, высыпала за собой мозги на асфальт. Боже, куда катиться этот мир!? Захотелось закурить. Подошел к старому кавказцу, у которого в коробке на табуретке расположены пачки сигарет, продает поштучно. Купил одну с названием «Rich», а в это время в кармане уже меньше двадцати гривен. Курю и смотрю как лысые парни, матерясь, лупят грушу  кулаками, локтями, а потом головой. Рядом с грушей столик с карточкой на которой написано «Попробуй, съешь две печенюшки и получишь 200 гривен». Представляю, что это за печенье, а возле стола тьма народу. Такое ощущение, что народ готов жрать говно лишь бы ему заплатили. На протяжении Хрещатика стоят много  парней, которые предлагают сфотографироваться с голубями. Раньше у них в рабстве были ястреба, орлы, змеи, обезьянки. Единицы киевлян защитило права животных. Толпа людей до сих пор не знают, что у животных могут быть свои права.

Под Киевской городской государственной администрацией я услышал хорошую американскую музыку, доносящуюся из колонки помещенную на тележку. Парочки танцевали под  нее свинг и чарльстон. Атмосфера была неописуемой. Радостные лица танцующих, качественная музыка блюза, рок-н-ролла не вписывалась в колорит массового гуляния. Я присел на ступеньку, не так посмотреть, как послушать музыку. Как было хорошо. Звуки саксофона, труб, контрабаса и ударников смешивались во едино задавая динамичный ритм погрязшей в серости округе, словно голос  Америки пытался прорваться на постсоветское пространство. «Ах, Боже, береги Америку!». Досидев до конца этого импровизированного шоу, я поплел дальше.

Медленно приближаясь к улице Богдана Хмельницкого, захотелось отведать киевской перепички. К слову сказать это первый киевский фаст-фуд родом с 1981 года. Тем более я немного проголодался. Цена одной штуки - 8 гривен, что вполне разрешает мой бюджет. Очередь, как всегда по выходным раскинулась более чем на 10 метров. Я не торопился и отдал дань традициям, ожидая на горячий кусок теста с дешевой сосиской. Чтоб насладиться вкусом первого киевского фаст-фуда родом, решил подняться над Хрещатиком под кинотеатр «Дружба». Перепичка обжигала ладони, жир просачивался сквозь полиэтиленовый пакет и кусок бумаги, которую традиционно выдают с блюдом. Помню времена, когда это несложный в своем приготовлении деликатес продавался за всего лишь за 2 гривны.

Кинотеатр «Дружба» находиться через дорогу, в высотке со звездой построенную «сталинской эпохой». У подножья к ней расположен фонтан, а за ним массивная каменная лестница, ведущая наверх к высотке. Проходя мимо фонтана, я заметил смешную картину, о которой не могу не рассказать. Парень фотографировал свою девушку, командовал: «стань, так как будто на тебя падает вода», потом «протяни руки, будто ты толкаешь струю фонтана». Сделав пару снимков, он не успокоился и его креативное виденье ситуации, выдало: «теперь стань перед фонтаном, подними голову, и открой рот. Будто фонтан льется из твоего рта». Что за славный парень? Я не мог подавить своей зубастой улыбки и тихонько хихикал, направляясь к месту назначения.

Поднявшись, я долго искал где бы отведать перепичку. Везде был мусор, на площадке где я намеревался покушать, воняло мочой, почему-то я не удивился когда увидел валявшийся засохший кусок говна. Не верите мне? Сходите и сами удостоверьтесь, уверен он до сих пор там валяется. Я хотел всего на всего съесть перепичку, любуясь на Хрещатик, а кто-то оказался по креативней меня. Кто-то навалил кучу говна, мило любуясь главной улицей столицы. Мне пришлось удирать с этого места, пока меня не стошнило.

Все же я быстро нашел другое место и без печали вонзился зубами в тесто. Конечно, после всего увиденного перепичка не была настолько ароматной, но все же я могу сказать с уверенностью, что вкус Киева в ней все же есть. Жуя и разглядываясь в разные стороны, в пару метрах от себя под деревцом, которое завалилось на бок, я заметил склад всякого лохмотья. Среди него в грязной одежде валялось человеческое тело. Не хочется выдвигать ложных версий, но быть может этот бомж и есть хозяин того царского туалета с которого я сбежал. Доев эту сосиску в тесте, вытерев бумагой руки, я помчался в «Пинчук Арт Центр», что рядом с Бессарабским рынком.

Очередь была не большой. Прошел металлоискатель без проблем, вызвал лифт. Поднявшись на четвертый этаж, начал любоваться современным концептуализмом. Девяностые через осмысление художников: криминал, бомжи, наркоманы, разваленные заводы, гениталии; аморальность и беспредел - если быть короче. Илья Чичкан как всегда вынес мозг. Разместив свое художество с 1997 года под названием «Принцы Украины», если не ошибаюсь. Убитым младенцам или не рожденным – не знаю, как будет правильнее, он прикреплял дорогущую на вид бижутерию, фиксируя это на фото. Вот такой вот он, современный арт. В одном из залов я услышал командный голос: «Я бы вам советовал не трогать руками». Высокий, здоровый и лысый охранник, одетый в качественный костюм выглядел внушительно. Взгляд у него был, достаточно весомым, по всему было видно, что этот парень шутить не любит. Девичий голос начал что-то безуспешно пытаться объяснить: «Да, я просто…». На чем, громоздкий вышибала обрубал: «Я просто советую этого не делать». Всем все стало ясно, и залом овладела тишина, которая позже, потревожилась, подобной фразой обращенная к другому посетителю: «Вот этого! Я тебе советую больше не делать!»

Насытившись современным искусством, я вышел. Направлялся теперь в сторону станции метро Хрещатик, чтоб поехать в свой «спальник», где-то на середине улицы я услышал душераздирающий, мелодичный и пронизывающий стон трубы, напевающей прохожим песню «Summertime» от Louis Armstrong. Вот это да! – с восторгом подпрыгнул я в себе и кинулся на поиски музыканта. Увидев вдалеке парня, с трубой и надутыми щеками я не мог просто пройти мимо. Пересмотрев еще раз свой бюджет, увидел две купюры номиналом одна и пять гривен. Вскинув, что на проезд мне надо четыре гривны, а это значит, что пять оставляю себе. Решив поделиться с уличным музыкой гривной я подошел к нему со словами благодарности и поставил бумажку в чехол от трубы. Потом немного послушав еще пару мелодий, направился к кассе метрополитена купить жетон на проезд.

Подходя к двери, всовываю руку в карман, с удивлением рассматриваю вытянутую из него одно гривневую купюру. Оказалось, что в спешке я перепутал и отдал пять гривен. С досадой на лице и с одной гривной в руке натыкаюсь на беременную цыганку, держащую в немытых пальцах жетон. «Нужен жетон?»  - спрашивает она у меня. Мистическая ситуация быстренько развеялась, ведь ясно, что ей нужны деньги. «Нужен, но у меня только гривна» - говорю я. Конечно же, ее этот ответ не удовлетворил. Я стал думать варианты вторжения в киевскую подземку.

Решил начать с самого простого. Подхожу еще раз к цыганке с просьбой: «Послушай, я отдал случайно пять гривен музыканту, вместо гривны. Продай мне жетон за гривну. У меня больше нет денег». На что получил ответ «Так попроси у людей» и сразу же добавила «Я тебя сейчас научу». Сразу же просит у мимо проходящего человека гривну. Он дает ей гривну, она передает мне. Потом еще немного всматриваясь в людей. Видит человека в пиджаке и просит: «Дайте две гривны на жетон» - он дает. «Вот, держи» - передала мне еще две гривны. «Ого! Так быстро» удивляюсь я. На что она вполне логически ответила : «Улица еще и не этому научит». Поблагодарив своего инвестиционного агента, я встал в очередь к кассе.

Только зайдя в вагон, который направлялся на левый берег Киева, я увидел свежую лужу крови. Красной крови было достаточно многовато, видать, кому-то вспороли брюхо. Меня это немного удивило, но люди вокруг стояли с ни к чему не причастным выражением лица. Кто-то стоял шлепанцами в луже крови. На следующих станциях заходили люди видели кровь, потому что эту лужу посреди вагона не возможно было не заметить, но как ни в чем не бывало заходили, даже не ворохнув бровью. Потом когда не стало места, пассажиры без всякой брезгливости топтались в луже крови и разносили ее на подошвах своей обуви по всему вагону, метрополитену и Киеву. Что ж тут удивляться, я еду в свой спальный район – подумал я.

Это Левый берег, детка.

Анатолий Демиденко

01.06.2015год.

Город Киев.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости Киева
ТЕГИ: наркотики,праздники,мусор,кризис,бомжи,воспитание,Современное искусство,волонтеры,нищета,рок-н-ролл,прогулка,Київ,аморальность
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.