Почему Тарас Бульба прибил бы д’Артаньяна?

9 сентября 2013, 05:52
0
1401

Стою в Париже на бывшей улице Могильщиков (ныне rue Servandoni) перед домом № 11.

Судя по роману Александра Дюма «Три мушкетёра», в начале XVII века прежде здесь находился двухэтажный с мансардой домик галантерейщика Бонасье.


На фото: слева Луксорский обелиск, украшающий площадь Согласия ‑ самый древний монумент в Париже, справа Эльфелева башня ‑ самая узнаваемая архитектурная достопримечательность Парижа

В 2002-м мы снимали программу на смерть П.А.Столыпина (5 сентября) в Саратове и там тоже есть Похоронная улица. Помните, как в «Двенадцати стульях» жители города Арбатов рождались для того, чтобы постричься и умереть? Вот как И. Ильф и Е. Петров списали Остапа Бендера с реально существовавшего одесского милиционера – Осипа Шора, так и Арбатов они списали с Саратова. А появление О. Бендера именно на Похоронной улице есть не что иное, как аллюзия на самый популярный в СССР французский роман «Три мушкетёра», в начале которого д’Артаньян приезжает на парижскую улицу Могильщиков, где попадает в настоящий водоворот интриг, дуэлей, сражений и бесконечных любовных похождений.

Роман «Три мушкетёра» мы ещё в отрочестве зачитывали до дыр, а потом неоднократно возвращались к нему в молодости, но уже в кино. Помните очереди в кинотеатрах на французские комедии «дети до 16-ти» ‑ «Четыре мушкетёра Шарло» и «Четверо против кардинала» (1974 г. реж. Андре Юнебель)?

Мсье Бонасье нам казался глуповатым рогоносцем, иначе, как можно было, имея юную жену, сдать второй этаж столь же юному дворянину д’Артаньяну? На самом деле, Бонасье конечно, был, что называется, «хитрован»! Он же был галантерейщик, то есть продавал предметы туалета и личного обихода ‑ галстуки, перчатки, шарфы, и т.п. Жениться на девушке и по родственным связям устроить её в камеристки королевы Анны Австрийской – это значит обзавестись мощным торговым агентом. Локомотивом своего бизнеса!


На фото: Питер Пауль Рубенс. Портрет камеристки инфанты Изабеллы, 1623 ‑1626 гг.

«Ленты, иголки, булавки, тесьма,

Всё, чтоб свести кавалера с ума»…

Разумеется, мадам Бонасье рекомендовала королеве и всему её женскому окружению отовариваться именно у галантерейщика Бонасье. И через д’Артаньяна, не исключено, мсье Бонасье рассчитывал, используя прелести своей жены, расширить клиентуру ещё и в среде королевских мушкетёров.

В романе Дюма, кстати говоря, по имени «Констанция» мадам Бонасье называется редко; её имя хорошо известно после экранизаций. Когда мы были школьниками, «В Контакте» ещё не существовало. И заместо странички в соцсети у моих одноклассниц были толстые тетради с вырезками из журналов «Советский экран», девчачьими благоглупостями, называемыми в наше время «статусами», и переписанными от руки текстами популярных песен. Помнится, подсмотрел в таком «песеннике» у своей соседки по парте:

«И вот среди друзей я, как в пустыне,

И что мне от любви осталось ныне...

Только имя…

Констанция (11 раз)»

А знаете, каково имя самого д’Артаньяна? Наверняка не знаете! В рукописи Дюма было имя Натаниэль. Но в напечатанную версию оно не попало. Это как все знают имя няни А.С.Пушкина – Арины Родионовны. Но никто не знает, как звали его мать. А ведь именно Надежда Осиповна Пушкина была мулаткой, урожденной Ганнибал. Александр Дюма был всего на три года младше Александра Пушкина и разделял его мнение, о том, что

«Быть можно дельным человеком

И думать о красе ногтей:

К чему бесплодно спорить с веком?

Обычай деспот меж людей».

Знал мсье Дюма толк в галантерее и даже посещая захолустный Саратов, гостил там у французских галантерейщиков Сервье.


На фото: Своим возникновением и названием город обязан рыбацкому поселку племени паризиев, поселившихся на острове Сите ‑ самом большом острове посреди реки Сены

Чтобы добраться от дома галантерейщика Бонасье до места дуэли с Атосом, Портосом и Арамисом ‑ Натаэлю д`Артаньяну, нужно было не больше пяти минут. Все названные персонажи жили неподалеку. Портос жил на улице Вье Коломбье, или Старой голубятни. Здесь же находился большой особняк капитана королевских мушкетёров де Тревиля. Арамис обитал во флигеле в самом начале улицы Вожирар. Это самая длинная улица Парижа. Перпендикулярно ей пролегает короткая и узкая улица Феру, где-то на ней арендовал апартаменты граф де Ла Фер ‑ Атос.

На узких парижских улицах XVII века мне вдруг пришло в голову осознание того, что Александр Дюма опубликовал «Трёх мушкетёра» (1844 г.) почти в то же самое время, что и Николай Васильевич Гоголь ‑ своего «Тараса Бульбу» (1835-42 гг).

Да и годы они описывали весьма близкие друг от друга. Посудите сами: бедный гасконский шевалье (т.е. коневладелец) д’Артаньян въехал в блистательный Париж апрельским днём 1625 года. Выпускники Киевской академии Остап и Андрий приехали к своему отцу ‑ старому казацкому полковнику Тарасу Бульбе в 1638 году.

Сам Гоголь, правда, писал, что Тарас Бульба – дитя «грубого XV века», но есть три неоспоримых факта, свидетельствующих о том, события, описанные в романе «Тарас бульба» происходили в XVII веке. Во-первых, прообразом литературного героя Тараса Бульбы стал куренной атаман Войска Запорожского Охрим Макуха, сподвижник Богдана Хмельницкого, родившийся в Стародубе в начале XVII в. Во-вторых, литературный Тарас Бульба участвует с сыновьями в походе гетьмана Остраницы, а это ‑ реальный исторический персонаж, избранный гетманом в 1638 году. И, наконец, ещё одна нескладуха: все мы помним, что ляхи смогли полонить Бульбу только потому, что вернулся он на поле боя за обронённой курительной трубкой-люлькой. Т.е. Тарас был страстным курильщиком табака. Но позвольте, Америка была открыта Колумбом только в 1492 году ‑ в последнее десятилетие XV века. Значит, литературный Тарас Бульба «из грубого XV века» не успел бы пристраститься к табакокурению. Раз, он, действительно был курильщиком, стало быть, жил не в XV веке, когда табака в Европе ещё не было, а в XVII-м. Но не в том суть.

Понимаете, если сравнивать содержание «Трёх мушкетёров» и «Тараса Бульбы», приходишь к чёткому осознанию того, что д’Артаньян и трое его товарищей-мушкетёров были самыми настоящими государственными изменниками, предателями короля Франции Людовика XIII Справедливого.


На фото: в начале XVII века Париж вырос на запад настолько, что Людовик XIII вынужден был расширить город, возведя новую городскую стену

По поручению королевы Анны Австрийской, которая путалась с английским герцогом Бекингэмом, д’Артаньян и трое мушкетёров названного короля прорываются к морскому побережью. При этом они убивают гвардейцев кардинала, своих соотечественников. Затем д’Артаньян плывет в Англию, с которой Франция находится в состоянии войны, чтобы получить алмазные подвески и скрыть преступную связь французской королевы с английским военачальником. Получается, д’Артаньян действует против государственных интересов Франции. Он – гвардеец короля и его приятели – королевские мушкетёры нарушают присягу, данную королю. Если это не государственная измена, то, что же тогда государственная измена?


На фото: Мушкетёры – это офицеры-стрелки. До места сражения они доезжали на лошадях, там спешивались и воевали в пешем строю – т.е. драгуны, а ныне мотострелки. А гвардейцы – это охранники, стражники. В данном случае «стражи порядка» gardien de l'ordre. Д’Артаньян был сначала полицейским

Сравните с поступком сына Тараса Бульбы – Андрия. Этот юноша, будучи влюбленным в полячку Марильцу, переходит на сторону поляков, отрекаясь от отца, брата и Запорожьской Сечи. Как Андрий объяснил свой выбор Марильце? «Отчизна есть то, что ищет душа наша, что милее для неё всего. Отчизна моя ‑ ты». И ведь даже когда Тарас убивает своего сына, Андрий, одержимый шекспировской борьбой любви и долга, умирая произносит одно слово – «Марильца».

А был ли д’Артаньян так же возвышенно влюблён в мадам Бонасье? Судя по тому, что он в главе «Ночью все кошки серы» занимается любовью с Миледи и совокупляется с её служанкой Кэтти – гасконец Натаниэль вожделел парижанку Констанцию, но не более того.


На фото: „Sans doute les Parisiennes sont femmes, mais elles sont plus femmes que toutes les autres femmes.“ (Несомненно, парижанки — женщины, но они более женщины, чем все остальные женщины)

Почему же роман «Три мушкетёра», прославляющий подвиги государственных изменников, с первого дня издания пользуется популярностью во Франции, а его герои стали примером для подражания всех мальчишек европейского мира? «Три мушкетёра» экранизировали за сотню раз и в Голливуде, и во Франции, даже в Советском Союзе по нему поставлен «Д’Артаньян и три мушкетера» (1979 г. реж. Георгий Юнгвальд-Хилькевич) с Михаилом Боярским в главной роли.


На фото: Наполеон I собирался сделать Париж "городом, прекраснее которого просто не может быть на целом свете". При нём строятся мосты и набережные. К Парижу подводятся воды Урка, создается водохранилище Виллет, акведуки

Уверяю вас, мои любезные читатели, французы отнюдь не лишены патриотизма и даже шовинизма, но, вместе с тем, клятвоотступников мушкетёров возвели в ранг своих любимых героев, а их автора считают великим писателем.

Почему же, не смотря на то, что нам искренне жаль Андрия, мы, тем не менее, считаем его подлым предателем, и он отнюдь не является образчиком для подражания украинских и русских мальчишек?

Давайте разберёмся. Сто лет назад русская колония установила на доме № 126 Via Sistina (Рим, Италия), мраморную доску с барельефом Гоголя. Надпись на русском и итальянском языках гласит, что здесь в 1832-1842 годах жил наш земляк. Если не забыли, то именно в 1835 году Николай Васильевич опубликовал первую редакцию «Тараса Бульбы», в которой запорожские казаки ещё не называются «русскими», а предсмертные фразы казаков, такие как «пусть славится во веки веков святая православная русская земля» отсутствуют. Зато присутствуют в издании 1842 года, а также «подымается из Русской земли свой царь» ‑ в предсмертных словах Бульбы.

Не будем забывать, что пять тысяч рублей для проживания в Риме Гоголь получил из казны по повелению Николая I. Супруга которого, Александра Фёдоровна и сын – будущий Александр II – выкупили, кстати говоря, из крепостной зависимости Тараса Шевченко.


На фото: Некоторые французские бомжи-клошары говорят на хорошем английском: "Нет ли у вас нескольких сантимов для меня и моей собаки?" Вроде как если он с собакой, то его нельзя полицейским трогать, он отвечает за животное. Люди с ними здороваются, разговаривают, дают денег или поесть, прикурить. Клошары весьма любезны

Так вот, от истины Николай Васильевич Гоголь в данном случае не отступил, запорожские казаки ещё задолго до Переяславской Рады 1654 года могли думать о том, чтобы присягнуть московскому царю. Для тех, кто не знал, сообщу, что донские казаки, которые вообще – отдельный этнос, в 1584 году дали присягу верности царю Федору I Иоанновичу «Блаженному». А донское казачье войско – это вам не Запорожская Сечь, это ‑ самое многочисленное из всех казачьих объединений. Это независимое государственное образование, называвшееся Область Войска Донского занимало Луганскую и Донецкую области Украины, а также Ростовскую, Волгоградскую, Воронежскую, и часть Саратовской области Российской Федерации.

Тарас Бульба всю жизнь прожил, зная о решении донецких казаков. И, задыхаясь в дыму костра, на котором его казнили поляки, мог предугадать пути Войска Запорожского в Российскую Империю. А в Российской Империи испокон века считается, что долг перед Родиной и служба Государю – дороже живота и дороже любви к женщине, и собственной семейной жизни. Умереть за Родину-мать и царя-батюшку – священный долг каждого российского подданного. Именно эту идею и продвигал Гоголь в романе «Тарас Бульба». Только казаки у него с радостью умирали пока что за «землю православную», да Сечь Запорожскую. Короче, куда послали отцы-командиры, там и умирай с радостью, хоть в Афганистане.


На фото: «Увидеть Париж и умереть» разумеется, лучше, чем, скажем, «Увидеть Афганистан и умереть». Правда, судя по лицам парижан, «Афганистан» сам приехал в Париж, но не умереть, а жить

Идея романа Дюма «Три мушкетёра», напротив, в том, что любовь к женщине, личные интересы и тяга к приключениям гораздо важнее, нежели интересы государственные, которые суть интересы власть имущих.

«Поpа поpа порадуемся на своём веку

Красавице и кубку,

Счастливому клинку».

Квасной патриотизм и шароварный национализм, на который нас натаскивали в советской школе и которым фаршируют мозги современным украинским школьникам – не есть что-то безальтернативное.

Существует два национализма: прогрессивный и культурный. Французский роман «Три мушкетёра» как раз и являет нам пример национализма прогрессивного. Того, кому развлекательное чтиво претит, отсылаю к работе Дэвида Белла «Культ нации во Франции». Любовь к жизни во всех её проявлениях – это и есть главное содержание жизни французского гражданина. Это и есть суть прогрессивного национализма, берущего своё начало в Просвещении, в трудах Джона Локка, рассматривающего нацию как форму социального контракта. Прогрессивный национализм – это национализм освободительный. Причём освобождается не государство от какого-то другого государства, а личность, гражданин этого государства.


На фото: 21 января 1793 года на этой площади был установлен эшафот для казни Людовика XVI. За два года через гильотину здесь прошли 119 приговоренных к смертной казни. В 1795 году площадь получила название Согласия (Конкорд)

Истоки же культурного национализма в трудах Иоганна Гердера, боровшегося с философией эпохи Просвещения, призывавшего к духовному возрождению нации на основе национальных инстинктов, мифов и преданий. Как можно понять, культурный национализм – это, прежде всего, консервативная сила. Думается, именно такой вид национализма имел ввиду архиепископ-емерит УГКЦ Любомир Гузар заявив, что «национализм не может быть христианской добродетелью».

Кому интересно разобраться более скрупулезно, почитайте Ганса Кона. Его The Idea of Nationalism: A Study in Its Origins and Background ‑ основа современных представлений о национализме.

Наши западно-украинские националисты, не пытаясь оспаривать европейские ценности частной жизни, вместе с тем, требуют возвратиться к духовным истокам Запорожской Сечи. Неспроста псевдоним «Тарас Бульба» избрал себе Василий Боровец, создавший в 1941 году вооружённое формирование УПА получившее название «бульбовцы». Т.е. западно-украинские националисты являют собой пример культурно-национального, романтического, но, тем не менее, реакционного движения.

Вместе с ними ‑ «свободовцы» (чья политическая программа сводится к «Геть москалей!») являются те же самыми национал-социалистами «бури и натиска» немецкой школы товарища Гердера. Заметим, что Карл Густав Юнг считал германский нацизм модернизированной версией ислама, т.е. национализмом мира незападного. В самом деле, посмотрев «свободовцев», легко увидеть, что это такие же фанатичные северокорейцы только в украинских вышиванках.


На фото: По приказу Наполеона I в 1806 году в центре Вандомской площади воздвигли колонну, созданную по подобию колонны Траяна в Риме. Колонну украшают бронзовые барельефы, отображающие военную компанию 1805 года. Они отлиты из бронзы переплавленных 1200 трофейных пушек, захваченных под Аустерлицем

В то же время, французские националисты Жана-Мари Ле Пена выглядят как бизнесмены западного среднего класса. Выражаясь в образах Дюма – это галантерейщик Бонасье и его жена Констанция, шевалье д’Артаньян и Арамис, и иже с ними.

Заметим, что современную ситуацию в Украине мы, к сожалению, можем описать только в терминах культурного национализма, когда гражданам полагается проявлять национальное самосознание исключительно в культурных формах: Тарас Шевченко, вышиванки и пляски в шароварах по телевизору.

Произошло присвоение политической власти «культурными националистами», чьи манипуляции с общественным доверием позволили присваивать огромные суммы, отнятые у бедных и несведущих. Со школы любил читать поэзию «провісниці українського національного відродження», но коррупционная система, замаскированная «косой Леси Украинки» привела к развращению политических лидеров и их сторонников. «Прогрессивные националисты», наделённые интеллектом, в украинской политике вытеснены пассивным и опасным в своём невежестве стадом.

Не добродетель прогрессивного национализма восходит к высшим уровням власти, а коррупция и продажность «шароварщины» истекают сверху вниз и портят руководство регионов и местную власть. «Обычай деспот меж людей». Помните?

Ганс Кон не раз подчёркивал связь расцвета прогрессивного национализма с расцветом Третьего сословия – поэтому, уж коли наша Украина свернула с пути российского деспотизма, рождение прогрессивного национализма неизбежно. У нас в Украине есть донецкие, одесские, черниговские и львовские «галантерейщики Бонасье», чья сегодняшняя разделённость требует выработки единого прогрессивного национального дискурса.


На фото: „La Parisienne n’est pas à la mode, elle est la mode.“ (Парижанка не следует моде, она сама — мода)

Украинские прогрессивные националисты, чьих представителей, пока не приходится видеть среди депутатов Верховной Рады, должны появиться в публичной политике как часть западной националистической традиции и западного мира, а не как «бульбовцы», что смакуют чувство враждебности и бессильную зависть ко всему русскому. Любую русскость, пусть даже это имена ребятишек в детсаду, они считают причиной своих неудач и обречены на борьбу со своими фобиями в отношении России, которые в самой России не больно-то и замечают.

А на самом деле, у прототипа Тараса Бульбы ‑ Охрима Макухи было не два, а три сына. Третьего звали Емельян, и он выжил, и стал предком известного учёного Николая Миклухо-Маклая.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.