Украинский след в изучении культуры майя

19 марта 2012, 10:17
0
1719
Украинский след в изучении культуры майя

Вот уже вторую неделю наша экспедиция передвигается по горам и джунглям Мексики и Гватемалы от одного города майя к другому.

Мы пытаемся докопаться до истины – где первоисточник информации о том, что 21 декабря 2012 года – это конец календаря майя и, следовательно, Конец Света. Экспедицию сопровождают два профессиональных археолога-маяйиста – украинец Юрий Полюхович и итальянец Рафаэль Тунесе.
Иной раз, чтобы попасть на археологический памятник, требуется договариваться не только с федеральными властями, но и с местными. Например, недавно открытый город майя, условно пока называемый «План де Аютла» находится на территории, контролируемой майяскими повстанцами-сапатистами под командованием знаменитого субкоманданте Инсурхенте Маркоса   писателя и философа.
Самодельные рукописные таблички о том, что мы въезжаем на территорию партизан-майя, укреплены прямо на деревьях вдоль дорог, на манер, как в Киеве на столбах укрепляют картонки с нелегальной рекламой помощи от наркозависимости.

Федеральные войска, под видом борьбы с наркотрафиком, также контролируют блок-постами эти дороги. Доезжая до блок-поста, приходится снимать тёмные очки и шляпы, опускать стёкла автомобиля, а то и выходить из салона для досмотра. Рафаэль предупредил нас беспрекословно выполнять требования мексиканских автоматчиков, потому что те обладают правом расстреливать людей на месте, а трупы несчастных бросать на съедение муравьям в джунгли. За 7 часов от расстрелянного остаются чисто обглоданные кости.

Кроме названных напастей, дороги в Чьяпас контролируют «мирные» крестьяне, которые преисполнены решимости всучить проезжающим продукты своего производства, хоть за какие деньги. А чтобы автомобили не гнали слишком споро, индейцы перегораживает пути «лежачими полицейскими» и просто ловчими ямами с временным ограждением «Ведутся работы». Бывало, попадались просто поваленные на дорогу телеграфные столбы с подсыпанной по бокам землёй. Быстро передвигаться по дорогам Чьяпас из-за всех этих препон категорически невозможно.

Но время пролетело достаточно быстро, благодаря удивительному собеседнику – потомственному украинскому археологу Юрию Полюховичу. Потомственному, потому что ещё дед Полюховича – Василий Бевчук, боец УПА, занимался изучением майя и даже в лагерях ГУЛАГа не оставил этого занятия.
В семье Полюховича пересказывают воспоминания Василия Бевчука:
«Когда гитлеровцы вошли в наше село, я был тогда ещё подростком и что-то делал в саду. Немецкие захватчики остановили свой грузовик, попрыгали с борта, вошли в наш сад и принялись, аккуратно так, обирать с веток черешню. Кто-то сразу ел, кто-то складывал ягоды в свои пилотки или каски. Нацисты беспечно побросали свои карабины и личные вещи прямо на траву, в саду. Я стащил у них карабин и какой-то журнал. Карабин у меня забрали потом мои старшие товарищи из УПА, вручив взамен старенький наган. А вот журнал всю войну пробыл со мной. Это было историческое издание, посвящённое культуре индейцев майя – богато иллюстрированное. Меня очень заинтересовало всё, что я смог прочесть и понять из этого трофейного журнала. Так начался мой путь в изучении культуры майя.

К сожалению, журнал этот не сохранился. Я утратил его при анекдотических обстоятельствах: когда сталинисты вошли в наше село, так получилось, что я опять работал в саду, а в перерывах читал в тени трофейное издание о майя. Советские солдаты-освободители остановили свой грузовик, попрыгали с бортов, забежали к нам в сад и принялись ломать ветки деревьев вместе с черешней на них, чтобы быстро запастись ягодами впрок на дорогу. Понятно, что мне нельзя было попадаться им на глаза, так что я споро укрылся, оставив к досаде своей, журнал о культуре майя под одним из деревьев. Больше я его не видел. Кто-то из коммунистов украл моё сокровище на самокрутки».
Внук ветерана УПА любезно написал для вас, уважаемые читатели, майяскими иероглифами название нашей любимой Родины. Слово «Украина» записывается тремя иероглифами майя: «Семь» «Одинаковых» «Домов»:


Научные работы Юрия Полюховича посвящены столице Баакальского (Костяного) царства – Паленке, пожалуй, самому известному древнему городу майя. Расположенный на отрогах Чьяпасских гор Паленке   это условное название руин на северо-востоке мексиканского штата Чьяпас. По-испански Паленке означает «палисад», «изгородь». Сами майя называли этот огромный храмовый центр – «Лакам-ха» (Большая вода).

Особое место среди древних памятников Паленке занимает легендарный Храм Надписей. Свое название это здание получило из-за обилия иероглифических надписей, высеченных на его стенах, лестнице и колоннах.
Знакомство с памятниками древности   это всегда путешествие не только в пространстве, но и во времени. Шагая по улицам Херсонеса в Крыму, мы слышим голоса политика Перикла и оратора Демосфена, драматурга Аристофана, философов Сократа и Платона. Когда пробираемся тесными переулочками Иерусалима, то идём следами Иисуса и его последователей. Среди камней римского форума с нами говорят оратор Цицерон и политики Цезарь, Нерон, Тиберий и многие-многие другие.
А посещение тысяч городов майя до недавнего времени оставалось только пространственным перемещением по горам и девственной сельве. Их иероглифы безмолвно вопили о древних победах, ликовании, быте и трагедиях. И лишь благодаря успехам в исследовании письменности майя, достигнутым в последнее двадцатилетие, древние майя заговорили.
Дешифровка иероглифической письменности древних индейцев   это работа нашего члена экспедиции Юрия Полюховича. Ему принадлежит, уместно похвастать, открытие прочтения иероглифа «со», благодаря чему теперь можно прочесть такие слова, как «музыкант» и «витруоз», и многие другие. На 80% в наше время расшифрованы иероглифы майя. Это результат работы не только Юрия Полюховича, разумеется, это труд исследователей из США, Германии, России, Канады, Австралии и других стран. Но Юрий Полюхович, можно сказать, наследник основ методики чтения письменности майя, заложенных нашим земляком, Юрием Валентиновичем Кнорозовым (1922-1999). Лауреат Государственной премии СССР, кавалер мексиканского Ордена Ацтекского Орла и Большой золотой медали Гватемалы   Юрий Кнорозов в 1952 году дешифровал иероглифическую письменность майя. С того момента мировая историография исследований цивилизаций Мезоамерики поделилась на два периода: до Кнорозова и после Кнорозова. А родился гениальный учёный на Харьковщине, жил в городе Южный, ещё до войны поступил в Харьковский университет, позже учился и работал в Москве, а также в Ленинграде/Петербурге.

Уже стала притчей во языцех легенда о том, как в мае 45-го года солдат-харьковчанин Кнорозов дошел с советскими войсками до Берлина. Там он по какому-то невероятному стечению обстоятельств оказался у горящей Национальной библиотеки и возле нее стояли упакованные ящики, готовые к транспортировке в эвакуацию. И вот там Кнорозов будто бы, на манер Василия Бевчука, «спас» две книги, которыми оказались «Сообщение о делах в Юкатане» Диего де Ланды и «Кодексы майя» в гватемальской публикации братьев Вильякорта. Именно по прорисовкам иероглифов в этих книгах Кнорозов научил человечество читать письменность майя.

После открытия Кнорозова в середине XX века, майя оказались не загадочными молчунами, а, напротив, даже – исключительными болтунами! Чуть ли не каждый горшок у них подписан: «это сосуд сделан тогда-то мастером таким-то для заказчика такого-то, чтобы хранить в нём то-то». На табакерке написано «табакерка». На банке с какао написано «домик для бобов какао» и т.д. Каждый барельеф несёт подробную надпись с датой и именами о том, кто же тут изображён. Вплоть до того, что в музее Кампече стоит стела, на ней запечатлена женщина в длинной юбке, на которой изображена полоска орнамента с надписью: «вышивка сделана для царицы такой-то». Совсем, как у нас в модных журналах – на бразильской модели Адриане Лиме бельё Victoria's Secret!

Когда мы видим рисунок майяского рынка, то там каждый торговец подписан: «табачник», «шоколадник», «хлебопёк», «горшечник». Любопытно, что наши люди даже не задумываются о том, что каждый день используют дары майя человечеству. Закурил? А табак впервые культивировали майя! «Тяпнул» горилочки с перцем? А красный стручковой перец европейцев научили выращивать индейцы майя! Закусил помидоркой? А томаты – тоже одомашнили майя. Украинский крестьянин насытился мамалыгой или городской хипстер поклевал поп-корн в кинотеатре. А кукуруза – дар человечеству от майя.
Продолжим рассматривать содержимое вашего холодильника и кладовой, любезный читатель. Индейку к праздничному столу нам подают индейцы майя, именно они одомашнили эту американскую птицу. Не так распространено, скажете? А подсолнечное масло и вообще жареные семки?! И это тоже у наших хозяек и гопников от майя. Окурки, поп-корн, шелуха семечек – не слишком ли много мусора у нас от этих индейцев?! А это смотря как распоряжаться дарами, не так ли? Запишите ещё с ваших продуктовых полок в актив майя – фасоль и тыкву. Вот только представьте на минуточку, что у вас сейчас этого ничего нет и никогда не будет. Трудно предположить нам современный свой быт без майяского наследства. Ну, разве что, от табака можно отказаться. Впрочем, табак майя и то, что у нас называют «табачные изделия»   уверяю вас две большие-пребольшие разницы! Это как сравнивать свежесобранные ягоды черешни и чупа-чупс «со вкусом черешни».

Чтобы лучше понять, где и в каких условиях мы пробирались к руинам города майя, вспомните фильм «Хищник» с Арнольдом Шварценеггером – он снят именно в этих местах.

«Свежеоткрытый» археологами «План де Аютла» представляет собой холмы, обложенные кирпичами из натуральных камней. На вершинах пирамид стоят храмы с обвалившимися крышами. И только один уникальнейший храм сохранился в первозданном виде – с цветной штукатуркой, причудливыми граффити на внутренних стенах и удивительной остроконечной крышей. Чтобы понять, как выглядит этот майяский храм, киевлянину достаточно доехать до архитектурного музея под открытым небом «Пирогово» и дойти до карпатской хаты с массивной остроконечной крышей. А жителю Западной Украины и ездить никуда не надо, подобные хаты у него всегда перед глазами.
У майя в План де Аютла и размеры здания, и форма крыши – всё абсолютно идентично украинским образчикам. Разница лишь в материале. В случае майяской «хатынки» – она сделана из плоских кирпичей слоистых известняковых напластований, коих в здешних местах великое множество. Нет никаких сомнений, что каменная крыша майяского храма подражала именно соломенному прототипу, потому что обычные деревенские дома даже современных крестьян-майя вы с первого взгляда даже и не отличите, скажем, от хаты Ивана Франко.

Юрий Полюхович обмолвился как-то ещё при первом нашем знакомстве в Киеве: «В Гватемале и Мексике я общался с учеными, чиновниками, простыми людьми, таксистами. И всегда, когда я представлялся «Юрий», у любого возникало только две ассоциации с этим именем: Юрий Гагарин и Юрий Кнорозов». Вот так почитают нашего земляка Юрия Кнорозова на другом конце планеты. А у нас, в Украине о нём мало кто слышал.
В Москве есть Учебно-научный мезоамериканский центр им. Ю.В. Кнорозова РГГУ. 3 декабря 2010 года в Мексике состоялось открытие «Центра Кнорозова в Шкарете» (Сentro Knórosov Xcaret) и его учредителями являются: РГГУ и Университет Веракруса (г. Халапа), а также компания Шкарет (Promotora Xcaret). Жена владельца компании Шкарет – наша соотечественница Инна Редько.
К сожалению, у нас в Украине не найти ни подобного Центра, ни улицы Кнорозова, ни, даже, памятника этому выдающемуся в мировой культуре деятеля   нашего земляка и современника! Это надо исправлять.




Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.