Как Костицкий нас от тюряги отмазывал

11 февраля 2011, 11:45
литератор
0
2736

Мало кто знает, что кроме экспертного вывода Варвары Ковальской, роман Олеся Ульяненко «Женщина его мечты» получил негативный экспертный вывод Института Литературы за подписью замдиректора этого учреждения Николая Сулимы.

Олесь Ульяненко добивался через суд, чтобы негативный вывод Варвары Ковальской о макете книги «Женщина его мечты» был отозван. Но, как потом оказалось, юристам НЭК при всем желании было трудно это сделать. Оказывается, у них на руках был совершенно разгромный экспертный вывод, написанный на бланке Института Литературы, который давал четкое основание посадить в тюрьму не только Олеся Ульяненко, но и меня. Его  автор, доктор филологии Николай Сулима, приложил весь свой опыт составителя кляуз, чтобы причинить максимальные неприятности как можно большему количеству людей.

Вы не найдете здесь прямого слова «порнография». Но формулировки подобраны так, что обвинение из них явствует. Вот что написано в «Методических основаниях искусствоведческой экспертизы»: «отсутствие элементов художественности в содержании  материалов, претендующих на раскрытие интимной сферы человека, обычно примитивное с точки зрения профессионализма, достигающееся путем  детального документирования таких сцен, часто с акцентом на показе противоестественных, извращенных вариантов секса, позволяет отнести такую продукцию к порнографии». А вот что написано у Сулимы: «…во время чтения «Женщины его мечты» не оставляет ощущение вторичности, поскольку и детективная составляющая, и запутанные интимные отношения героев (а они почему-то сводятся то к гомосексуализму, то к лесбийству (прим. Е.Ч.: профессор филологии употребил загадочное слово "лезбіянство"), то к другим извращениям) – все это множество раз описано до Ульяненко.  Писатель силится «оживить» рассказ пикантными сценами, но и они отдают дремучим натурализмом, потому что  написаны грубо, без малейшего намека на мастерство» Совершенно очевидно, чем вдохновлялся автор подобных пассажей - уж точно не "Улицей разбитых фонарей" (хотя к его связям с уголовным миром мы еще вернемся).

Вовсе игнорировать это откровение Нацкомморали не могла, потому что оно в любой момент могло бы оказаться на столе у кого угодно. Поэтому комиссия вела переговоры с другими учреждениями, которые могли бы дать более адекватный вывод и как-то нивелировать этот. И суд тянулся.

Мы знали, что существует какое-то нехорошее заключение Института Литературы. Но нам его не показывали, и мы и предположить не могли, что это такой мощный поток грязи. Мы предоставили суду экспертные заключения авторитетных филологов – Михаила  Слабошпицкого, Константина Родика, Андрея Краснящих, Сергея Жадана (который имеет ученую степень), также у нас были письма Андрея Куркова и Владимира Яворивского, письмо Русского ПЕН-клуба. Но все это не могло в глазах суда быть противопоставлено официальной бумаге из учреждения, которое как раз по своему профилю занимается оценкой художественных произведений.

Мы были в опасном положении, наша судьба зависела от интеллекта главного моралиста страны! Но Василий Костицкий, оказавшись выше мелкой мстительности, просто держал этот вывод при себе, пока мы не подписали мирное соглашение.

И вот я получила эту бумагу только сейчас, совершенно случайно.

Я увидела, что, оказывается, экспертный вывод Николая Сулимы, человека мне вовсе незнакомого, был почему-то направлен против меня, привлекая внимание, что я участвовала в изготовлении и распространении порнографической продукции.  Прямо с этого и начинается: "Институт литературы им. Т.Г. Шевченко НАН Украины (прим. Е.Ч. : запятой нет) ознакомившись с книжкой Олеся Ульяненко "Женщина его мечты", пришел к такому выводу: Евгения Чуприна, поэтесса, прозаик, литературный критик, в предисловии к книжке..." и таким образом он мое имя по всякому поводу трепал и дальше. 

Поскольку этот вывод не отозван, а 5 тыс экземпляров книги продано, то положение мое продолжает оставаться, как выразился по похожему поводу Лев Толстой, «неправильным».

Поэтому моим первым побуждением было творение «выдающегося суржиконосца» (именно такое прозвище получил профессор в литературной среде) спрятать подальше.  

 Но потом,  когда я прочла в «Украинской правде» сообщение, что Николай Сулима отрицает свою подпись под русифицированной «Концепцией литературного образования», у меня возникло желание выяснить, что же происходит. Может, у уважаемого человека появился злобный клон, кстати, весьма опасный для общества, потому что не отвечает за свои поступки?

У меня есть и другая трактовка происходящего. Обстоятельство, что такой нереспектабельный, как говорит молодежь, «стремный» персонаж занимает такой высокий и ответственный пост, злые языки связывают с наличием у него жены, Веры Сулимы, работающей в том же заведении. Эта женщина удостаивается нелестных отзывов знакомых с ней пользователей интернета, но зато, по мнению этих же пользователей, ее ценит Галина Жулинская, супруга академика Николая Жулинского, директора Института Литературы.

Галина Жулинская возглавляет кредитный союз «Турбота». Вкладчики, а ими являются члены Национального союза писателей Украины, упрекают ее в том, что она присвоила 100 млн грн общественных  денег. Они жалуются во все инстанции. Ситуация выглядит достаточно острой, и много шишек летит в сторону Веры Сулимы, которая является членом наблюдательного совета «Турботы», в то время как вкладчики сомневаются в ее непредвзятости. Конечно, в таком положении Николай Сулима на посту замдиректора Института Литературы - все равно что террорист-смертник. Его бы следовало оттуда убрать, да поскорее, раз он сам не понимает, что ему надо уйти. А казалось бы, ситуация с Табачником и русификацией обучения должна была прочистить ему мозги.

И давайте теперь подумаем вот о чем. Вольно нам было смеяться над Варварой Ковальской, что она пишет «когорта» через «а», и требовать, чтобы оценку художественных произведений осуществляли профессионалы. И вот нам профессионалы. НЭК упразднен, закон о Защите общественной морали продолжает работать, значит, экспертизу будет проводить какое-то другое учреждение. Видимо, это будет Институт Литературы, ведь он давно уже выдает экспертные заключения по поводу художественных произведений в системе образования. А Институт Литературы, со своим официальным статусом, способен закатать любого из нас под асфальт.  И ничто не предвещает, что его дипломированные специалисты, которые пишут "лезбіянство" через "з", будут вести себя достойно своего звания.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.