Расплата за хэппенинг

2 марта 2011, 23:55
литератор
0
4674

Александр Володарский, который в 2009 году выразил свой протест против запрета порнографии, после долгого судебного разбирательства отправился отбывать ссылку в поселок городского типа Коцюбинское под Киевом.


У нас в стране не принято общаться с представителями власти с помощью хэппенингов.

А эта акция вообще выглядела странновато. Мы приучены к информационным поводам, например, сегодня приняли закон, а завтра собрался Майдан, закон отправили на доработку,  в эпицентр народного гнева  воткнули елку. Здесь же вышло опоздание – мы уже давно утерлись, разогнулись и занялись другими делами, а тут вдруг нате вам, кто-то возопил в пустыне о правах человека на эротическую активность. Оскорбляя этим депутатов, заполонивших парк эрпэцэшников, а также безумных женщин, выгуливающих своих (нет, наверно, все-таки чужих) детей под Верховной Радой.

Обалдевшие от непривычного журналисты поначалу постоянно впадали в ересь и запускали дезинформацию, например, что Александр Володарский - художник. Я и сама долгое время свято верила, что он художник. Он уж и сам стал подумывать, а не нарисовать ли ему чего на заборе.

Разобраться, что там действительно произошло, не было никакой возможности. Как будто бы среди сподвижников Александра нашлись такие, что его подставили. Но они не были должным образом обсуждены, осуждены общественностью и проч.

Меня это ничуть не удивляет, потому что Олеся Ульяненко с его скандалом тоже подставили. Причем неоднократно. Он, как букашка на песчаном склоне, пытался выкарабкаться, а его снова сталкивали вниз. В этот период мы с ним как раз проводили переговоры с Нацкомморали о том, чтобы они выполнили наше исковое требование - отозвали экспертный вывод о романе «Женщина его мечты». Ульяненко заговорил с Василием Костицким, главой Нацкомморали, об арестованном Володарском. Все присутствующие пять юристов принялись объяснять, что акция была организована неправильно, и что о ней следовало заблаговременно сообщить, поэтому сейчас ничего нельзя сделать при всем желании. Но когда всплыли подробности, оказалось, что парня привлекли по явно сфабрикованному делу, так что тут действительно нужны были не юристы, а большая мохнатая лапа.

Проведя два месяца в СИЗО, Александр Володарский стал борцом за права заключенных. Бесправие людей, находящихся в тюрьме, поразило его. Он написал цикл верлибров по рассказам своих сокамерников. Постоянно поднимал эту тему в своем многолюдном блоге. Недавно даже попытался защищать Януковича, говоря, что малокультурные оппоненты его называют зеком, то есть ему вменяется в вину не то, что он совершал преступления, а то, что он понес наказание, а это низко и неправильно. Теперь мы можем оценить, с кем президент ощущает эмпатию и родство душ – с теми кто ворует или с теми, кто попался.  Нацкомморали, против которой протестовал Володарский, уже прикрыта, но человек, приехавший из благополучной Германии, чтобы бороться  с ней за нашу, украинскую свободу слова, отправился производить контейнеры для мусора.

Он надеется, что их будут использовать по назначению. Бедный Володарский, который так близко к сердцу принимает проблемы таких далеких и порой даже враждебных людей.

От себя могу добавить только одно соображение. Что происходит? С одной стороны, отстраняют от блюдения нравов греко-католика Костицкого, с другой стороны людей продолжают терроризировать Законом о защите общественной морали, хотя команда, которая сейчас находится у власти, вроде бы слишком прагматична, чтобы интересоваться такими вопросами.

Кто и что за этим стоит? Полагаю, что РПЦ. Мне кажется, сейчас уровень нашей личной безопасности прямо зависит от степени нашей лояльности именно к этому религиозному формированию. 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.