Холодное лето 2011-го

19 мая 2011, 11:56
главный редактор сайта Историческая правда, Владометр
0
8699

Виктор Янукович возрождает химеры прошлого, плодя политзаключенных. История СССР учит, что политзаключенные - верные спутники заката власти.


фото Таисии Стеценко / Корреспондент.net

Виктор Янукович, как всем хорошо известно, профессор. И даже, как оказалось, академик Калифорнийской международной академии науки, образования, индустрии и искусств. Но вряд ли ему что-то говорит имя Анатолия Марченко - советского политзаключенного, умершего 8 декабря уже перестроечного 1986 года в татарстанском городе Чистополе. Не на свободе, а в тюремной больнице.


Анатолий Тихонович держал голодовку 117 дней. Требовал выпустить на свободу всех политических заключенных Советского Союза, прекратить над ними издевательство, уважать законы. Среди тех, кого защищал Марченко, - украинцы Лукьяненко, Овсиенко, Горынь, Горбаль, Приходько и многие другие. А также русские, литовцы, армяне, евреи, эстонцы… Марченко не дожил всего двух дней до 10 декабря, Всемирного дня прав человека ООН. Можно сказать, профессионального праздника политзэков.


Недавно ушедший из жизни выдающийся деятель национального сопротивления Иван Гель рассказывал, как была организована индустрия политических голодовок в СССР. Во время личного свидания жене или матери диссидента передавался - например при поцелуе - малюсенький, запаянный на огне спички, сверток целлофана, в который был завернут тугой, написанный от руки на папиросной бумаге текст с фамилиями голодающих и требованиями.


Обратите внимание, происходило все это за несколько месяцев до времени Икс. Мосты, таким образом, были сожжены: информация попадала в «большую зону», как тогда называли Советский Союз, а далее - через десятки рук - на Запад. Гель с удовольствием вспоминал, как бесились лагерные гебисты и администрация: «Утром объявляем голодовку, а сегодня же радио Свобода начинает говорить об этом. И это для них был удар, они искали среди своих утечку информации, а ее не было».


Само собой, голодовка в зоне - это ЧП, нарушение распорядка. Участники наказывались переводом во внутрилагерную тюрьму или штрафной изолятор. И без того ужасные условия становились убийственными. Вспомним: именно в карцере, будучи наказанным за нарушение заправки постели, погиб поэт Василь Стус.

 
Голодовки были кратко- и долгосрочные. Не было, пожалуй, политзэка, который не голодал бы несколько дней в знак солидарности или протеста. Но были и такие люди из железа, которые истязали себя голодом неделями и даже месяцами. Тот же Гель выдержал более чем 100-дневную голодовку, требуя разрешить ему вступить в брак с любимой женщиной. Ведь если она не жена, то и свидание не положено. И добился-таки своего! В уголовных зонах такого не могло быть по определению.
«Протестантов» кормили принудительно. Не ради милосердия, а чтобы унизить, растоптать достоинство. Сила, прилагавшаяся к литру бурды, сварганенной из манки на воде, куска масла и пары ложек сахара, сводила не нет весь лукавый гуманизм коммунистической охранки.


Последующие протесты игнорировались. В открытом письме незадолго до смерти Марченко писал: «По многолетнему личному опыту я знаю Вашу манеру реагировать на сигналы о произволе тюремщиков. Вы поручаете разобраться, по существу, тем же тюремщикам. «Факты проверкой не подтвердились», - это стандартный ответ в таких случаях».

Ничего не напоминает?..


А теперь мысленно перенесемся на 25 лет вперед. Мир уже не является двуполярным. Капитализм передумал загнивать. Да, Украина не СССР. Янукович не Горбачев. Обама не Рейган. Но, как и прежде, в десятках стран мира есть узники совести. И наша страна - отнюдь не в последних рядах этого позорного списка.


Брошены за решетку националисты, ликвидировавшие незаконно установленную «малую архитектурную форму» в виде бюста Сталина - преступника, признанного таковым украинским судом. Возбуждено дело о надругательстве над не имеющим никакого юридического и тем более защитного статуса красным флагом. Сидят предприниматели, отстаивавшие свое дело, и общественные активисты, наказанные за верность идеям.
За решеткой и бывший министр Юрий Луценко. Его, как какого-нибудь бин-Ладена, круглосуточно охраняют полсотни бойцов спецподразделения. Героическая женщина — врач больницы, куда доставили Луценко, с удивительной для представительницы племени бюджетников смелостью под прицелами телекамер чихвостит спецназовцев: ребята, кому служите - зэку…


Экс-министр держит голодовку. Его принудительно кормят, возрождая химеры из прошлого. Янукович ведь не знает истории: сердце Анатолия Марченко остановилось через две недели после того, как он вышел из голодовки. Он стал последним советским политзаключенным, умершим в ГУЛАГе.

Смерть Марченко приблизила кончину СССР. Умело комбинируя кнут с пряником, президент США Рональд Рейган заставил коммунистического лидера Михаила Горбачева выпустить на свободу всех политзаключенных, отпустить евреев, легализировать греко-католиков. Потом за дело взялись кооператоры и журналисты…

Совок не пережил такого потрясения. Власть Януковича, плодящая политзаключенных, обречена. Остается только понять, откуда подует ветер свободы.

***

Эта колонка опубликована в №19 журнала Корреспондент от 19 мая 2011 года.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@kpmedia.ua

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.