Я, Женя Чуприна, анархистка и женоненавистница

2 октября 2011, 02:15
литератор
0
2288

В эфир вышла программа «Самозванцы» (IСTV), где эту фразу произнесли три женщины. Жюри, состоящее из представителей шоу-бизнеса, задавало вопросы и тщилось определить, кто из них я. За каждую их ошибку наше трио получало 2 тыс. грн.

Хоть я все еще жива, но внутри «ящика» бываю куда чаще, чем снаружи. Поэтому обычно мне удается избежать шока – увидеть себя в искажении телекамер, когда я начинаю выглядеть не то что на свои сорок, что было бы лишь справедливо, но и на все чужие пятьдесят, а чужого мне не надо. Но сейчас я хотела посмотреть, как это все смонтируют, перед тем, как написать блог. Я очистила от паутины телевизор и попыталась найти IСTV, но как обращаться с пультами (их два), забыла, плюнула и зашла он-лайн.

Как раз в этот момент журналистка Ира Татаренко, очень известная в творческих кругах, которую Лесь Подервянский заслуженно назвал Мечтой Ландскнехта, произносила фразу, вынесенную в заглавие.

Не успела я опомниться, эту же фразу тоном величайшего убеждения произнесла Ирина Болдырева, поэтесса и заведующая учебной лабораторией одного их вузов, с которой я познакомилась перед шоу. Это особа с прямым мужским характером и крутыми мужскими мозгами, лишенная тщеславного кокетства. В кулуарах она поразила меня замечанием, что интернет организован по принципу анархии, и он отлично работает. 

Вообще самым проблемным в подготовке моих «тезок» был именно пункт «анархистка». Мы наивно думали, что члены жюри, хоть и представители шоу-бизнеса, все-таки перед этим учились в школе, где им могли что-то рассказать. Однако нет, жюри нас об анархии не спрашивали, очевидно, решив, что меньше, чем они, мы знать не можем.

Также мы напрасно волновались, что нас всех заставят читать стихи. Как ни странно, читать стихи пришлось именно мне. Причем я, желая сбить всех с толку, страстным голосом прочла:

 

ГЕЙША 

Ловец сердец, не радуйся, когда

Ты от меня услышишь слово: «Да»,

Я – зеркало желанья твоего,

Которому не нужно ничего,

Но если ты надменное в ответ

Однажды от меня услышишь «Нет»,

Увидишь руку, сжатой на груди,

Люблю тебя, несчастный, уходи!

 

Но в перерыве между частями программы меня попросили прочесть и впоследствии подмонтировали вместо этого:

 

Купила дура с люрексом колготки

И на панели подвывает от тоски.

А я держу в руке бутылку водки

И на меня призывно смотрят мужики!

 

Поэтому выглядело странно, когда Егор (член жюри №4, к сожалению, я не знаю фамилии и рода занятий этого достойного человека), объясняя, почему я не являюсь Женей Чуприной, сказал, что стихи у меня – как у Ахматовой. Ничего себе Ахматова.

Готовясь к программе, я два дня тусила в комнате, где герои и самозванцы гримировались, проходили инструктаж и смотрели по телевизору съемки в режиме реального времени. Группа, занимающаяся нашей подготовкой, кажется, вошла в азарт – обмануть жюри стало для них не просто работой, а делом чести. Я же как будто создана для «Самозванцев» - у меня очень обманчивый облик. Поэтому я ощущала себя лошадью-фаворитом перед скачками, ходила заранее гордая, умничала, со всеми знакомилась. Выяснила, что в жюри собрались люди незатейливые, и опасной была только некая Анита – гламурная до гротеска блондинка с косой, которая старательно лепила из себя дурочку, нарочно всех раздражая. Эта Анита всегда знала, кто настоящий. Судя по тому, как она пристально смотрела на глаза претендентов, можно было предположить, что на каких-то своих блондинских курсах по охмурению олигархов она выучила НЛП. И тогда все просто – по движениям зрачков и еще некоторым реакциям игроков можно сразу понять, кто есть кто. 

С игроками Анита вела себя, как кошка – с мышами. Ей явно доставляло удовольствие их мучить, морозя глупости, которые вдруг приводили к «ужасному» результату – отъему 2 тыс. гривен. Некоторых она жалела и «отпускала». Остальных «мочила». Мне на снисхождение рассчитывать не приходилось, и хотя мои непроизвольные реакции могли бы ее разве что запутать, еще были две Иры, одна из которых, прибегая ко лжи, очень характерно улыбалась. 

Итак, за судейским столиком сидели Кузьма (№1, гламурный колхозник, любимец дам), Вадим Галыгин (№2, действительно смешной квнщик), Анита (№3, по слухам, детская писательница) и Егор (№4, похож на конферансье). Весь этот ареопаг безумно интересовала наша половая функция. Кузьма даже прямо меня спросил, когда я последний раз занималась сексом, и так удивился ответу: «та пішов ти!», будто бы ему женщины никогда такого не говорили. Он так изумился и обиделся, что даже не захотел за меня голосовать и отдал голос Ире Татаренко – это было с его стороны мило, хотя и неумно. Вообще Татаренко всех увлекла красноречием, и за нее проголосовали все, кроме Аниты, которая даже не стала скрывать, что опознала меня сразу. 

Увидев себя в записи, я удивилась, что больше никто меня не опознал. Почему? Я совершенно открыто высказывала свои мысли. Стараниями хитрых стилистов и мизантропических операторов я превратилась в подобие старухи Шапокляк, которая исправилась, прочла много книг и последние 50 лет была правозащитником. Лицо оплыло вниз, под глазами набухли таких офигенных размеров мешки, как будто их накачали ботоксом. На фотографиях этого эффекта нет, не ищите. Но зритель, наверно, не понял, кому ж еще быть анархисткой, как не этой чмаре. Подумалось: «Только бы меня не увидел Макс Кабир» - перед молодым, ярким поэтом всякой литераторше хочется предстать в лучшем виде, и тут приходит смс: «ты настоящая женоненавистница. Кабир»

Что тут скажешь? Во всяком случае, мы, жени чуприны, заработали на троих 6 тысяч гривен, минус налог, и когда я оказалась собою, то все почему-то удивились. 

Да, я обманула жюри, но ожидания зрителей мне обманывать не хотелось. Я решила, что нужно как-то отыграть свое преображение в женоненавистницу. «Вот почему я ненавижу баб!» – воскликнула я. «Потому что они красивые и умные?» - ядовито спросила Анита. «Нет, потому что она, - указала я на Аниту, - меня помнит еще с тех пор, как я была замглавреда некоторого мужского журнала. И не созналась, хотела поумничать». «Да я ее не знаю!» - воскликнула Анита со своими всегдашними нарочитыми интонациями лживой стервы. «Предлагаю ее голос не засчитывать» - заявила я. Возникла легкая заварушка, массовка очень обрадовалась и разразилась овацией, да она и до того хлопала после каждой моей реплики. (Публике я вообще так понравилась, что после шоу ко мне стали приходить делегации, выражая восхищение моим бескомпромиссным поведением и интересуясь, где можно отыскать мои стихи, и каким образом я достигла такого высочайшего духовного развития – генетически или в результате долгих упражнений) Потом жюри единодушно проголосовало за меня как за главную обманщицу из трио, и я вышла в финал.

В финале наш с Анитой тандем окончательно спелся, и мы только что за патлы друг друга не тягали, в полном восторге от боевых качеств друг от друга. Здесь роли жюри и игроков поменялись, и теперь уже мы должны были определять, какая из четырех историй, рассказанных членами жюри, правдива. Кузьма рассказал о пьяном дальнобойщике (я бы очень удивилась, если бы он рассказал о ком-то трезвом), Вадим – о лопающихся гусях, наевшихся карбида, Анита – о дохлой мыши в модном сапоге, здесь я довольно удачно пошутила, что даже если постоянно пудрить носик, не может нюх отбить до такой степени, чтобы не почуять запах дохлой мыши, ну и Егор – о милиционере, читающем наизусть Пушкина. Конечно, я проголосовала за последнюю историю, потому что в ней было столько художественной правды, что она не могла быть придумана не литератором.  

К сожалению, и вторая финалистка, индийская танцовщица, удачно претендовавшая на роль основательницы салона гейш, тоже угадала. Но, слава богу, путешественник, который объехал автостопом всю Евразию, купился на мышь и в дерибане 8 тысяч гривен не участвовал. Так что финал мне принес еще 4 тысячи гривен минус 30% налога. Таким образом, я всего заработала 4 тысячи гривен чистыми. На эти деньги я надеюсь основать Премию им. Олеся Ульяненко для непокоренных и неприрученных деятелей искусства. Об этом давно уж говорилось, и уже почти собран комитет по этой премии, и Сергей Пантюк готов делать сопутствующий Ульян-фест, так что все упиралось в отсутствие финансирования. Теперь эта проблема решена, если я, конечно, получу свои деньги. Но создатели «Самозванцев» до сих пор вели себя как люди честные и аккуратные, так что я надеюсь. Мне очень жаль, что я больше не могу сотрудничать с этим проектом. Разве что быть в массовке. Или в жюри, почему нет? 



Я, Ирина Болдырева и Ирина Татаренко





Костюмер за работой







Стилист во всеоружии красы



 

Три основательницы школы украинских гейш.




Не знаю, кто эти парни, но они явно краше стриптизеров





И уж конечно мы с Анитой


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.