Главный PR-щик Киева

19 ноября 2011, 12:54
Редактор, журналист, PR-менеджер, психолог http://about.me/p0_lina
0
2433
Главный PR-щик Киева

Поскольку «украинский Моисей» мало что понимал в современных Интернет-технологиях и социальных сетях, он решил обратиться к PR-профессионалам. Самым главным пиарщиком Украины, судя по публикациям...


Поскольку «украинский Моисей» мало что понимал в современных Интернет-технологиях и социальных сетях, он решил обратиться к PR-профессионалам.

Самым главным пиарщиком Украины, судя по публикациям в сети и результатам поисковика Google, оказалась некая Азалия Степанко 24 лет отроду, уроженка города-героя Керчи, проживающая в Киеве.

Поражённому взгляду Тараса Николаевича предстала главная страничка личного сайта с большой цветной фотографией Азалии. Стройная фигура, лицо, ещё хранившее детские черты и надпись, гласившая что-то вроде «Кто работает не со мной, тот не знает, кто настоящий профессионал в PR». В перечне услуг Политишко нашёл много неизвестных ему аббревиатур и иностранных слов, показавшихся безумно модными. Узкопрофессиональная терминология играла на руку Степанко – неопытного клиента сразу подкупали все эти SMM, Swot-анализы, сэмплинги… Похожее чувство безоговорочного доверия до знакомства с Азалией возникало у них только по отношению к врачам, так же обильно, как и Степанко, употребляющим профессиональный жаргон.

«Что и говорить, сразу видно - суперспециалист!» - думал Политишко, бодро перепрыгивая по страницам сайта, как заяц, не подозревающий, что на него ловко расставлены силки. Наконец он собрался с духом и набрал номер Азалии.

Встречу назначили на следующий день на Владимирской горке. Пиарщица удивилась, почему Политишко настаивает на бизнес-митинге в парке, на что он ответил, что никаких митингов там в этот день не предвидится, и им никто не будет мешать. «А вы, Аза, замечали, - перешёл Политишко на интимное обращение, которое Степашко позволяла только родственникам, - что это место буквально пропитано особой энергетикой? Это особенное место, поверьте». Тарас Николаевич тщательно скрывал за напускным романтизмом своё финансовое положение. Пригласить даму в ресторан он себе позволить не мог, да и не хотел, а вот перебиться дешёвым кофе быстрого приготовления из ларька, как пионер, всегда был готов.

Заложив руки за спину в своей привычной манере и шагая по каштановой аллее, Тарас Николаевич с упоением цитировал стихи Пушкина и Лермонтова, немного Ахматовой, а под конец встречи даже запел. Азалия вела себя непринуждённо и реагировала тотальным согласием на всё, что он говорил. Без сомнений, его, политолога Политишко, ждёт грандиозный успех как автора гениальной книги о гениальном политике, нужно только немного поработать над раскруткой. И она, Азалия, как опытный и единственный в своём роде PR-профессионал на рынке PR-услуг Украины, уже видит подход к правильному таргетированию, чтобы пирамида AIDA сработала в этом кейсе на все 100%.

Тарас Николаевич мало что понимал из того, что говорила эта миловидная и серьёзная брюнетка, но интуитивно чувствовал – она говорит что-то очень умное. И главное, то, что он хотел слышать. Азалия же буквально с первых минут общения поняла, что эта кипучая смесь из наполеоновских амбиций, простоватой советской манеры поведения и бардовского романтизма – идеально подходящая комбинация для долгоиграющего и лёгкого проекта. Другими словами, пока деньги капают, она могла бы заниматься своими делами. Такой, как Политишко, клиент никогда не будет скандалить по поводу несоблюдения сроков или торговаться о стоимости, он совершенно к этому не приспособлен. Кроме того, ему можно навязать практически любую точку зрения, выгодную ей, хорошенько сдобрив её терминологией и парой-тройкой звучных имён из мира PR. Осталось только назвать правильную стоимость, чтобы не отпугнуть заказчика неподъёмной для него суммой и в то же время не продешевить. Цена должна быть в аккурат на грани того, что клиент может себе позволить.

Сколько на самом деле стоит та или иная работа, никогда никого из заказчиков не волновало, как не было важным, какими на самом деле профессиональными знаниями обладает Азалия. Об этом её никто и никогда не спрашивал. А за плечами у Степанко было оконченное среднее и два курса университета, который она бросила, встретив в 19 лет очень перспективного, как ей казалось, бизнесмена, который по её замыслу, должен был на ней жениться и обеспечивать до конца жизни. Но суровая реальность внесла свои коррективы в планы Азалии и почти полностью отбила у неё желание впредь искать решение своих проблем в замужестве. Бизнесмен оказался сынком крупного предпринимателя, что в общем неплохо, если бы он ко всему прочему не был транжирой и совершенно ничего не зарабатывал сам. Загорелый мачо на дорогущем авто не вселял надежду даже собственному отцу, который не доверял ему дела, и время от времени подбрасывал, как голодной собаке, долларовый кусок.

Несколько дней или недель шикарной жизни – самые дорогие рестораны, вечеринки, шмотки, поездки, после чего мачо впадал в депрессию и шёл выпрашивать деньги к своей матери…  Азалии удалось раскрутить дружка на брильянты и шубку, простив таким образом несколько его измен. Потусовавшись около года в мире напускного гламура, поддельного богатства и беспросветного потребительства, Степанко решила идти своим путём в жизни, тем более, что он очень удачно пересекался с путём одного из её знакомых. Работая копирайтером в небольшой фирме, Азалия старалась «выбираться в свет», что в её понимании означало напялить на себя самые дорогие шмотки и пойти в самый пафосный ресторан. Поскольку свободного времени у неё просто не оставалось, высшее учебное заведение она так и не окончила.

«Кого вообще в современном мире волнует такой пережиток как высшее образование? Ведь главное – это практика и корректное таргетирование» - думала Степанко, пока Тарас Николаевич напевал очередную песню, и представляла себя через 10 лет во главе крупного диджитал агентства. С помощью вот таких неудачников, как этот, она достигнет высот, она сделает головокружительную карьеру!

Вот ей несут букеты цветов, и не каких-нибудь там роз (это слишком банально!), ей несут орхидеи и лилии, складывая у её божественных ног и восторгаясь выдающимися достижениями начальника (слабовато как-то), не начальника, а генерального директора агентства её собственного имени. Компания непременно должна будет носить её имя, потому по сравнению с ним, все остальные слова русского алфавита казались Степанко серенькими и невзрачными.

Вот она сексуально садится в свой «Лэнд Ровер», бросая последний взгляд на сотрудников, рядовых менеджеров, и едет отдыхать на Кипр. На этом её мечта всегда обрывалась, видимо, достигая предела фантазии. Но нужно было возвращаться в реальность. Усилием воли Азалия заставила себя вновь включиться в унылую и скрипучую болтовню Политишко.

Судя по кожаным сандалиям Тараса Николаевича, одетым на синий носок и характерному запаху человека, которому чужды радости современной парфюмерии, рассчитывать Степанко могла на долларов эдак 200, максимум 400 в месяц. Не густо, конечно, но если таких клиентов будет несколько, получается вполне приличный доход. Также можно сделать скидку на полезные связи, которыми политолог мог с ней поделиться . Хоть он и небогат, а всё же вращается в около политических кругах и даже иногда занимался тем, что сам Политишко всегда произносил с некой ноткой таинственности и особым придыханием – политтехнологиями…

При всех психолингвистических уловках, которыми Азалия владела в совершенстве (кипучая кровь многих поколений крымских татар сказывалась), сразу договориться о работе у неё не получилось. Тарас Николаевич настолько увлёкся ностальгированием, что забыл даже о том, что остро нуждался в читателях первой главы своего шедевра и упорно не замечал всех попыток собеседницы вернуть разговор в конструктивное русло. Наконец, Азалия, окончательно отчаявшись извлечь из уст Политишко хотя бы что-то по делу, прервала его:

- Ну что ж, Тарас Николаевич, прошу прощения, у меня сегодня ещё одна встреча, мне пора идти. Как мы с вами сотрудничаем дальше, чтобы я понимала, о какой модели бизнес-планирования идёт речь?

- Что-что? О какой модели?.. – сразу не понял Политишко. – Ах, вам пора! Понимаю, у такой красивой молодой девушки, наверняка, куча встреч… Что же, давайте встретимся на презентации книги «Школа политтехнологического ориентирования. Субъект-ориентированный подход». – Видя замешательство на лице Азалии, - Тарас Николаевич добавил: - Мой друг на этой неделе представляет своё детище. Я напишу вам место и время. Между прочим, я принимал непосредственное участие в появлении на свет этой книги… Очень актуально, сверхинтересно… архиважно…

Лучезарно улыбаясь, поддакивая и кивая, Азалия, по-тихоньку отступала от собеседника.
- Это… это, знаете, редкая книга, Аза…

Маска доброжелательности намертво сковала мышцы её лица, и даже если бы Тарас Николаевич сейчас заявил, что самолично убил Кеннеди, ни один мускул Азалии не дрогнул бы. Обычно эта медовая улыбка озаряла лицо Степанко в двух случаях – если перед ней было высокопоставленное лицо или если ей пора было валить. Так она и отступала от Политишко, пока его реплики не стали еле слышными…

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.