Предновогодние посиделки на Майдане Конго. Часть третья

29 декабря 2011, 11:57
Журналист
0
8040
Предновогодние посиделки на Майдане Конго. Часть третья

Уходим от политики к миру, Богу и Новому году

- В фашистской Германии идеология тоже хорошо работала. Не можем ли мы пойти в эту сторону, учитывая всенародную нелюбовь к Януковичу? Не пойдут ли люди за крайнеправыми политиками, например, такими как Тягнибок?

Фагот – Тягнибок очень расстраивает. Не должно быть крайностей, истина где-то посередине. Я не понимаю людей, которые говорят, что солдаты красной армии враги Украины. И я не понимаю людей, которые говорят, что солдаты УПА враги Украины. И те и другие воевали за Украину. Просто кто-то воевал под одной идеологией, а кто-то под другой. Я харьковчанин, я воспитан в русскоговорящей семье, я говорю по-русски и не стесняюсь этого. Может, даже больше говорю по-русски, чем по-украински. Но, направление моего мышления украинское. Я за самоидентификацию, возрождение украинской культуры и всего, что с этим связано. То, что периодически заявляет Тягнибок, меня просто высаживает. Как можно называть русскоговорящих украинцев потворами или ворогами? Слушаешь человека, понимаешь, что он красиво говорит, он хороший оратор, но он говорит абсолютно идиотские вещи! Мы еще в 2004 – 2005 году говорили знакомым депутатам – Ребята, вы, что не понимаете, что единственное чего нам сейчас не хватает это русскоязычного мощного проукраинского канала? Не надо принуждать людей в Донецке вешать вывески на украинском языке. Ничего кроме конфронтации из этого не выйдет. Я украинец, я за то, чтобы каждый из нас знал украинский язык. Это база украинской культуры. На этом мы должны базировать свое возрождение. Но, это не значит, что нужно тыкать носом тех, кто говорит по-русски. Он говорит по-русски, но он украинец по своему духу. Эти ребята очень много напортачили, и за это им никто спасибо не скажет. Людям, которые сейчас рулят страной, не нужно развивать украинское искусство. Им нужно его утопить, растоптать, втоптать в грязь, для того, чтобы выполнить заказ северного соседа.

- В России, где цензура пока намного жестче, чем у нас, неформатные музыканты достаточно часто идут против власти, чего не скажешь про наших. Почему у нас нет своего Юры Шевчука? Почему наши молчат?

Фагот – У нас нет музыкантов такой величины, как Шевчук в России, который не зависит от бюджетных средств. Тут это тоже есть. Мы же сейчас с тобой об этом говорим. Просто я понимаю, что я не уровня Шевчука.


- Вы не боитесь что-то говорить и петь.

Фагот – Не от большого ума поем.

Фоззи – Были бы умнее, мы бы вообще сейчас на эти темы не говорили.


- Фагот, не так давно ты сказал, что любишь движение хиппи из-за их свободы. Ты действительно веришь в то, что человек может быть абсолютно свободным? У тебя есть абсолютная свобода?

Фагот – Да. Моя свобода в том, что я занимаюсь любимым делом, и мне это дает дышать так, как я хочу. Я не подстраиваюсь под какой-то формат в музыке. Я, пока еще, могу говорить то, что я думаю. Мне никто не перекрывает кислород. Хотя все может быть. Если я завтра замолчу, знайте, что мне перекрыли кислород. Я иногда очень сильно устаю. Иногда не сплю ночами. Но, мне это все в кайф. Это все приносит мне удовлетворение. Я получаю удовольствие от того, что я живу. В этом смысле я свободен. Конечно, мне хочется, чтобы у меня было гораздо больше денег, я хочу больше заработать, купить квартиру побольше, вторую машину. Но, я езжу на машине, которой десять лет, и нормально себя при этом чувствую. Я очень люблю путешествовать, и раз я могу позволить себе куда-то поехать, то это тоже для меня свобода.

- Фагот, ты недавно был в Израиле. Где был, какие впечатления?

Фагот – Был везде, кроме Эйлата. В горах были, Иерусалим, Хайфа, Нетания, Тель-Авив, Яффе. Еще доехали до Мертвого Моря. Очень контрастно было, когда выезжаешь из зеленого Иерусалима, и попадаешь в выжженную пустыню. Мне очень понравилось. Уважаю евреев за то, как они построили свою страну. Еще очень впечатлили девушки с автоматами.

- А какая вообще любимая страна? Где больше всего понравилось путешествовать?


Фагот - Ты знаешь, мне очень понравился Таиланд! Несмотря на то, что все говорят, что это публичный дом. Но это смотря куда ехать. Когда я вернулся из Таиланда, у меня было впечатление, что весь негатив, который во мне накопился, ушел в землю. Я приехал оттуда новым человеком.

- А где ты был в Тае?

Фагот – Я был на Ко Чанге, переводится с тайского, как Остров-Слон. Мне очень понравилось. Офигительная природа. Объездил весь остров.

- Не трави душу. Чанг и мое самое любимое место в Тае. А на чем ты объехал остров?

Фагот - Взял в аренду байк.

- А страшно не было? Ведь дороги на острове крутые, плюс правостороннее движение…

Фагот - Нет, не страшно. Я очень люблю дорогу. Потому что сам байкер. У меня уже давно был опыт вождения в стране с правосторонним движением. Через три месяца после того, как я получил права, приехал на Кипр. И сразу там сел за правосторонний руль. На мопеде не так важно правая сторона дороги или левая, просто надо включить голову. А вот на машине с правым рулем это намного сложнее. И то, я уже через час нормально ориентировался, уже левой рукой переключал скорость.

- Ты режиссер ряда клипов ТНМК.


Фагот – Да, я режиссировал где-то шесть клипов. У меня очень простое отношение к этому. Я в основном снимаю для себя. На заказ кому-то я ничего не снимаю. Я отталкиваюсь от того, что если есть песня и мы с пацанами понимаем, что за клип для нее надо снять, и я четко вижу, каким именно  должен быть клип под эту песню, мне проще это все сделать, потому, что опыта уже много, и на телевидении уже работал и в кино. Последний клип делали с грузинами. И я прекрасно понимал, что это очень тонкая эстетская нежная работа. В этом клипе я все отдал на откуп режиссеру и оператору. Там была очень важна работа оператора, очень важен художественный режиссерский монтаж. Я в него практически не влазил. Мог давать какие-то советы, но не более, Оля Навроцкая все сама отлично чувствует.

- А в кино не тянет, что-то снять?

Фагот – Уже сняли. Я спродюсировал короткометражку. Сейчас идет процесс монтажа. Я даже там снялся в маленькой роли.

- О чем фильм?

Фагот - Придет время, узнаешь. Хороший фильм. Про любовь, про инопланетян…

- Любовь с инопланетянами? Это что, Аватар-2?

Фагот – Нееет. Так, я как продюсер, пока ничего говорить не буду. Придет время, и я все тебе расскажу.

- Но, с выходом фильма, мы не потеряем тебя, как фронтмена ТНМК?

Фагот – Нет, конечно. Меня просто очень много. Я понимаю, что может быть надо сосредоточиться и бить в одну точку, но мне так жить неинтересно. Мне хочется и тут попробовать, и там попробовать.

- Да, попробовал ты себя везде. Даже был телеведущим в Харькове на Приват-ТВ. У тебя, если мне не изменяет память, с Фоззи была первая в СНГ передача про хип-хоповское движение.


Фагот – Да. Была такая офигенная идея. Слава Богу, что оно все так срослось. Спасибо покойному Саше Голубчику, генеральному директору Приват-ТВ, за то, что он был крестным отцом передачи RAP-ОБОЙМА, и ТНМК тоже. Кстати, на базе RAP-ОБОЙМЫ я начал учиться делать аранжировки, а потом, уже познакомившись с Фозом, начал помогать делать звук ТНМК, а еще позже начал петь в ТНМК.

- Тебе не кажется, что в 90-е как-то больше был какой-то подъем, все было первое, новое?


Фагот – Было такое время, время свежака, когда все развалилось и ничего еще не построилось. Сейчас это построилось. Ощущение пустоты, новизны, вакуума, ощущение, того, что завтра может быть, что-то новое пропало. Но, если говорить про молодых музыкантов, есть очень много толковых ребят. Но, менталитет публики все еще телевизионный. Но, со временем, люди перестроятся на интернет, и молодым музыкантам станет легче доносить свою музыку.

- А с Богом у вас какие отношения?

Фагот – Мне кажется, что хорошие. Моя любимая фраза из Курта Воннегута - У меня такое ощущение, что кто-то там наверху ко мне очень хорошо относится. Меня поразил храм гроба Господня в Иерусалиме. Он меня поразил энергетической намоленостью. Это место святое, потому, что тысячелетиями туда ходили люди с искренней верой, что именно там все это с Христом и происходило. Но, если включить голову, то понимаешь, что это просто туристический расклад, который был сделан несколько тысяч лет назад – тут его распяли, тут его обмыли, а тут, прямо за поворотом, похоронили. Это бросается в глаза человеку, который думает и анализирует ситуацию. Но, это место от этого не менее гениальное, потому, что оно намоленное. Оно намолено искренностью людей.

- Ты христианин?

- Нет. Я не крещенный. Но мне это все очень нравится. Вот сейчас я опять решил поститься. Я понимаю, что отчасти это гордыня, то, что я не хочу принять ту или иную веру. Я общался со многими людьми, со священниками, с духовниками, пытался найти путь. В какой-то момент любой священник рассказывает – Только я прав, а он не прав. Это меня сразу отталкивает. Не может человек ставить рамки пути к Богу, даже если он священник. Тем более, мы же видим, кто у нас рулит церквями. Это отдельная тема. Это просто бизнесмены в рясах. К этим людям вообще никакого доверия нет, и уже никогда не будет. Но, во мне присутствует настоящее чувство веры, несмотря на то, что я не прошел никакого обряда. С одной стороны, я понимаю, что это, наверное, моя гордыня, но с другой стороны, понимаю, что я пока в поиске, я пока в пути.

- Может не так уж важно, как называть Бога?

- Конечно. Это важно тем, кто загоняет тебя в рамки. И поэтому они праведники, а все остальные грешники. Убедить тебя в этом, это их первоначальная задача, чтобы ты свечки покупал у них, а не через дорогу, например, у греко-католиков.

- Фоззи, может, ты тоже что-то скажешь про свои отношения с Богом?

Фагот – Я просто слишком много говорю, не даю никому вставить свои пять копеек.


Фоззи – Сейчас уже спокойное отношение. Когда-то я очень сильно этим болел. В шестнадцать лет прочитал Коран. Религиоведение было моим любимым предметом. В тринадцать лет, в тайне от родителей, крестился в католицизме. Уже в Киеве, на Подоле, в женском монастыре, перекрестился в православие. Религия всегда была мне очень интересна, как история идеологии. А отношение к Богу, как к какой-то высшей силе, как какому-то океану. Я придумал клип – младенец, который плывет сквозь огромное стадо медуз.

Фагот – А они его жалят?

Фоззи – Нет. Они его не жалят, пытаются, но не жалят.

Фагот – А какая развязка сюжета?



Фоззи - У меня пока нет развязки. Медузы – это мир, а высшие силы – это океан. Такой глобальный разум… Знаешь, мы летом заходили в Нотр-Дам, когда снимались в Париже, и я понял, что церковь в идеале это очень красивое место, которое настраивает тебя на то, чтобы ты задумался о том, что в этот конкретный момент ты стал лучше. У католицизма работали очень хорошие стилисты, без всей этой распальцовки и позолоты.

Фагот – Я понимаю, о чем ты говоришь, но …

Фоззи – Дай мне договорить. Религия это система АБС, антиблокировочная система. Это как система автомобиля, которая не дает тебе слететь с катушек. А сама церковь и все эти ритуалы, это просто шанс…

Фагот – Товарищ вчера историю рассказал…

Фоззи – Опять ты не даешь мне сказать. Вот как с тобой можно разговаривать? Так вот, церковь это просто место, где тебе дают подумать о хорошем в приложении к себе.

Фагот - Ой, можно я все-таки историю расскажу. Едет знакомый по трассе. Видит, священник голосует. Он, искренне думая, что это святой человек, останавливается, чтобы его подвести. Священник сел, и мой приятель понял, что зря он это сделал. Через пять минут после знакомства началось – А вот моя визиточка, отпоем, похороним, покрестим, не за дорого. Вот так вот у нас ребята зарабатывают. В православных церквях московского патриархата на все стоит прейскурант – отпеть одна цена, крестить другая и т.д.

Фоззи – В Нотр-Даме ты можешь взять сколько угодно свечей и сам решаешь оставлять за них деньги или нет.

- Ты сказал, что прочел Коран. Тебе не кажется, что ислам вовсе не настолько агрессивная религия, насколько нам сейчас преподносят?


Фоззи – Конечно. Ислам вообще не агрессивен. Есть радикальные течения в исламе, так они есть и в православии, та же Черная сотня это тоже православие.

Фагот – Сколько инквизиция сделала, ссылаясь на имя Бога! Сколько красивых женщин сожгли в Европе!

- А как сочеталась ваша работа в казино с вашей религией?

Фагот – Это был 1992 год. И я тогда не думал о том, о чем я сейчас говорю с тобой.

- А вы азартные?

Фагот - Я азартный, но в какой-то момент, какой-то тумблер срабатывает. Я очень редко захожу в казино. Просто, чтобы посидеть с другой стороны стола и понаблюдать за крупье. Иногда у меня в кармане есть определенная сумма денег, и я понимаю, что я готов ее проиграть.


Фоззи – А я азартный, когда играю в футбол, лучше меня в таких случаях не видеть.

Фагот – Я, поэтому, после пары тренировок, понял, что будет правильней не играть с Сашей в футбол. Так будет лучше и для него и для меня, иначе мы будем драться после каждой тренировки.

- Вы оба овны, наверное, у вас бесконечная борьба двух лидеров.

- Да.

- А вы верите в гороскопы?


Фагот – Посмотри на нас. Мы оба овны, разве мы похожи? У нас есть что-то общее, но есть и диаметрально противоположное.

Фоззи – Я, как человек, который три года писал гороскопы для газеты «Теленеделя», в гороскопы не верю.

- Вернемся ненадолго в Европу. В Европе сейчас очень многие артисты защищают животных. Что происходит сейчас в Киевском зоопарке, про геноцид бездомных животных, я думаю рассказывать не надо… 

Фоззи – Один мой друг пошутил. Он гулял с ребенком по зоопарку, и когда ему позвонила жена, он сказал – Звери есть, но много невидимых.

Фагот – Я был в израильском зоопарке, в сафари. Представляешь, сто гектаров, въезжаешь на машине и ездишь среди животных – носороги, фламинго, зебры, страус подошел к машине и засунул голову прямо в окно.

- Почему наши музыканты молчат? Не пора ли сделать какую-то акцию протеста?


Фоззи – Я принимал участие в пресс-конференции по бездомным животным. Во всем нормальном мире, бродячих животных стерилизуют. У нас же это Шариковщина. УЕФА не раз и не два и не три говорил об этом. По Европе уже собрано полмиллиона подписей.

- А у вас есть домашние животные?

Фоззи – Да. У меня лабрадор.

Фагот – А у меня нет домашних животных. Не потому, что я их не люблю, наоборот. Но я не домосед. У меня нет возможности за ними ухаживать. Но, ты спрашиваешь, почему музыканты не делают акции протеста. Понимаешь, человек всегда решает какие-то вопросы по приоритетной важности, отталкиваясь от своего врожденного эгоизма. Когда ты понимаешь, что тебе может быть завтра нечего будет есть, потому, что у нас экономика сыпется, и страна на грани коллапса, то мысль о животных у тебя возникнет, где-то на пятом месте, а не на первом. Там, в Европе, музыканты могут держать флаг в защиту животных, потому, что они не думают о том, что его семье, может быть, завтра нечего будет есть. Когда эта тема поднимается на фейсбуке, я обязательно присоединяюсь к этой волне. Но, просто много других проблем.

- Ты часто бываешь в социальных сетях?

Фагот – Да, часто.

- Тебе не кажется, что виртуальный мир все больше заменяет реальный, и люди отдаляются друг от друга?

Фагот – Нет. Человеку дают возможность с помощью интернета найти себя, либо потеряться. У человека всегда была возможность либо потеряться, либо найти себя. Все технологии, все открытия, в том числе и расщепление атома, все они на благо человеку. Другое дело, как человек ими пользуется.

- Вы в предсказания индейцев майя верите? Конец света будет или отменяем?

Фагот – Нет. Хотя, иногда, у меня возникает такое ощущение, что всем тем, что мы сейчас делаем, мы можем его либо приблизить, либо отодвинуть.

- И что предсказывают звезды на следующий год? Ведь вы же звезды, предскажите нам что-нибудь.

Фоззи – Будет Евро 2012, а потом коллективный бодун от чемпионата Европы по футболу.


Фагот – Очень хочется, чтобы после той даты конца света, которую предсказали, начался новый виток развития. Мне кажется, что календарь майя закончился просто потому, что кто-то устал его писать. Тот, кто писал, мог просто дописать до этого момента и умереть. Мне кажется, что энергетический коллапс, который сейчас есть во всем мире, либо превратится в конец всему, либо перерастет в какое-то сверхновое начало. Мне бы очень хотелось, чтобы декабрь следующего года стал точкой смены сознания у людей.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.