Лучший день в жизни

9 января 2012, 15:30
Редактор, журналист, PR-менеджер, психолог http://about.me/p0_lina
0
4780
Лучший день в жизни

Азалия очнулась ото сна, как будто от неожиданного толчка, и сильно удивилась. Она действительно находилась возле толчка, причём чужого… Молодая пиарщица проснулась в коленно-преклонной позе посреди..


Азалия очнулась ото сна, как будто от неожиданного толчка, и сильно удивилась. Она действительно находилась возле толчка, причём чужого… Молодая пиарщица проснулась в коленно-преклонной позе посреди ванной комнаты, «впрочем, достаточно шикарного вида», - отметила про себя Степанко с облегчением.

Она машинально пошарила рукой по телу – костюм был на ней, значит, просто перебрала. Репутация бизнесвумен после первого же корпоратива по случаю открытия журнала «Политтехнолог» требовала срочной коррекции. Но для начала нужно было выяснить, кто хозяин этого шикарного джакузи, по метражу больше походившего на минибассейн, этих мраморных стен, с изящно привинченным к ним изобретением мисье Бидэ и этого позолоченного унитаза, служившего ей последние несколько часов подушкой.

Аза встала и усилием воли заставила себя посмотреть в зеркало. Не соврала подруга, тушь действительно стойкая, и ни в какую не отмывалась из-под глаз после ночных бдений. «Караоке, бар, диско…» - с трудом доставала Азалия воспоминания из захламлённого чулана своих мозгов. «Самбука, тэкила, сигары… потом водка… фу…» - она поморщилась.

Когда небольшой сабантуй в офисе редакции достиг своего апогея (а это случилось около 11 часов вечера), приехала шикарная, разодетая во всё блестящее и обтягивающее шеф-редактор Рима Ромова. Внештатные журналисты к тому времени уже покинули вечеринку, рекламист-хипстер спешил на закрытый показ концептуального кино, даже офис-менеджер Маша, промурлыкав что-то про больную маму и курсовую, смылась. Остались довольные халявной едой-выпивкой верстальщик и дизайнер, директор журнала Дмитрий, главный редактор Азалия Степанко и три собственника издания.

С приходом Римы праздник заметно оживился. Абрам Соломонович, собиравшийся ехать домой, оглядев Ромову с ног до головы, вдруг взял торжественное слово. Азалия хорошо помнила этот тост, потому что взяла его в свою коллекцию: «Древние греки, those hellenes, знали толк в искусстве и любви. Они считали, что тело человека is perfect и не стыдились наготы. В этот самый день они чествовали Диониса, бога виноделия, танца и свободной любви. Так выпьем же за это! Cheers!».

Похоже, что греческий бог услышал хвалы Абрама Соломоновича и снизошёл на землю, возможно, впервые за тысячи лет, иначе объясненить, откуда взялось то неистовое веселье и кураж в их компании, Степанко не могла.

Дмитрий порол старые анекдоты, которые ближе к ночи стали повторяться, как заезженная пластинка. Евгений Иванович грузил что-то про политику, вспоминая все выборы, в которых ему довелось поучаствовать в качестве политконсультанта. Михаил Михайлович неспешно подливал специально купленное для Римы «Мартини». Степанко танцевала с Абрамом Соломоновичем. Он спросил её, как она находит вечер, и Азалия ответила, пребывая в состоянии высшей необоснованной пафосности: «Это лучший день в моей жизни!». Но потом Абрам Соломонович, переговорив с женой по телефону, поспешно собрался и уехал, и Степанко стала танцевать с дизайнером, а потом сама в баре. Рима сидела напротив и о чём-то оживлённо беседовала с Михаилом Михайловичем. Наверное, рассказывала про свою мать, прикованную к постели, брата-неудачника, маленькую квартирку в чахлом городке – на этот случай у неё всегда имелась выверенная до деталей программа. «Будет просить денег, - подумала Азалия. – Моих 20% за то, что клиента привела».

Дальше воспоминания путались и странным образом переплетались с выпускным балом. Вот она чокается с Михаилом Михайловичем и заливисто смеётся… брюнет из паралельного класса берёт у неё номер телефона… экран в караоке и «Крылатые качели»… самбука… танцует на стойке бара… какой-то блондин оставляет визитку… водка… пёстрая плитка женской уборной ночного клуба… директриса выводит на балкон продышаться… Азалия отмахнулась от воспоминаний, как от назойливой мухи, но те продолжали жужжать прямо в мозгу. Такси... Михаил Михайлович и Рима целуются на заднем сидении… шампанское... сигары в кожанном кабинете…

Ситуацию могло спасти только одно – присутствие Римы в этой чужой квартире. Степанко кое-как почистила зубы, набралась смелости и вышла в коридор. К её счастью, на кухне в белом махровом халате сидела изрядно помятая за ночь Ромова:

- Боже мой, дорогая моя, ну наконец-то! Будешь кофе?

Репутация была спасена. Степанко прохриппела в ответ:

- А цитрамона нет?..

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.