Сногсшибательный выпуск

4 февраля 2012, 19:06
Редактор, журналист, PR-менеджер, психолог http://about.me/p0_lina
0
1748
Сногсшибательный выпуск

Пока рядовые граждане, ничего не подозревавшие о стремительной эволюции, поразившей политологические круги, торопились по своим среднестатистическим делам, охая и вздыхая от роста цен на продукты...


Пока рядовые граждане, ничего не подозревавшие о стремительной эволюции, поразившей политологические круги, торопились по своим среднестатистическим делам, охая и вздыхая от роста цен на продукты, температура в редакции «Политтехнолога» достигла 100 градусов. Накал страстей рос с каждым часом и каждым новым звонком от любопытных инвесторов на мобильный телефон директора издания Дмитрия. До назначенной даты сдачи номера в печать оставалось меньше недели, а конь на страницах журнала ещё не валялся.

Азалия Степанко забросила работу, так как пребывала в расстроенных чувствах. Страницу-приветствие главного редактора, обещанное ей, пришлось уступить собственнику журнала Михайлову. Степанко рассчитывала, что её колонка появится хотя бы после скучного текста Михаила Михайловича, сплошь состоящего из банальных фраз, взятых из поздравительных открыток, однако просчиталась и тут. Через день оказалось, что место после Михайлова забронировал для своего приветственного слова Евгений Иванович Потешный, а за ним последовал и Абрам Соломонович.

- Что вы, что вы! Конечно, давайте опубликуем наших дорогих инвесторов! – умильно сюсюкала Степанко директору издания в телефонную трубку. – Я считаю, это великолепная идея! Пусть присылают мне на е-мейл. Да, Дмитрий. Всего хорошего!

Она нажала красненькую кнопку отбоя и повернулась к только что проснувшейся Ромовой:

- Нет, ну ты слышала?! Скоты! Решили поставить вместо моего вступительного слова свои жалкие писульки. Да кому они нужны вообще?!

- Дорогая, ты воспринимаешь это близко к сердцу, - сказала Рима, сильно зевая и почёсывая крошечную гламурную псинку, сидящую на кровати. Джессика (так звали самку породы той-терьера, выведенную как будто специально для любительниц светских тусовок), слегка подвывала и не мигая смотрела на Азалию. Степанко недолюбливала собачку за то, что та имела неприятную привычку справлять малую нужду исключительно в квартире и делала это, как правило, в спальне Азы. На своей территории – в нежно-розовом будуаре хозяйки с воздушной гардинной тюлью и пушистыми меховыми подушками, Джессика, видимо, старалась поддерживать чистоту. Чтобы не портить отношения с подругой, которая щедро платила за съёмное жильё, Азалия никогда не жаловалась на «маленькую сучку», как она называла её про себя, и даже убирала за ней. Но когда Рима не видела, Степанко ловила собачку и, поскольку шлёпать это недоживотное у неё рука не поднималась, тыкала носом в лужу, как нашкодившую кошку. Псина огрызалась, но терпела, затем всё повторялось. После вчерашней очередной их стычки, когда Римы не было дома, Джессика смотрела на Азалию тяжёлым остановившимся взглядом, предвещавшим страшную месть, и Степанко подумала о том, чтобы, наконец, поставить замок на свою дверь.

- А как мне это воспринимать, Рима?

- Смотри на это, как на отсрочку твоих планов. Напиши вместо этого статью, интервью… Я не знаю, придумай что-нибудь, ты же у нас умная… А ещё немного посплю. – Ромова открыла глаза. – И выгуляй мою малышку, ладно?

Джессика бегала на своих тоненьких трясущихся ножках по газону, а Дмитрий на своих казённых – по офису редакции:

- Нет, я конечно, всё понимаю. То-сё, пятое-десятое, но уже 11.30, а нашей Азалии в офисе как нет, так и нет! И это притом, что в пятницу я должен поехать в типографию с готовым номером! А у меня, между прочим, семья, дети…

- А вы пробовали ей звонить? – сочувственно спросила офис-менеджер Машенька, кутаясь в вязанную мамину шаль и не отрываясь от электронного пасьянса.

- Пробовал?! Да я с ней разговаривал 20 минут назад!

- И что она сказала? Когда приедет?

- Что сказала… Сейчас узнаем, - Дмитрий нажал кнопку вызова.

Мобильный телефон задребезжал в куртке. Степанко осторожно перекладывая поводок в другую руку, достала его из кармана. «Опять этот остолоп. Ну что сейчас?».

- Да, Дмитрий, слушаю.

- Извини, что я наяриваю. Тут все как бы интересуются, тебя на работе сегодня ждать?

Она отдёрнула любопытную псину от кучи мусора, живописно дополняющей городской пейзаж, куда Джессика норовила воткнуться носом и, если повезёт, погрузиться целиком:

- Я на деловой встрече. А что случилось?

- Может, ты не в курсе, но всё, что ты дала на позапрошлой неделе, верстальщик и дизайнер уже сделали. И, я думаю, для тебя не секрет, что времени у нас на всё про всё - до этой пятницы, а сегодня вторник… а у меня жена, дети…

- Давайте так, - прервала его Азалия, - я в течение дня высылаю все оставшиеся статьи, и мы с вами с лёгкой душой ждём выхода первого номера.

- Да-да, - затараторил Дмитрий в трубку. – Пойми меня правильно, Аза. Абрам Соломонович каждый божий день мне звонит. Говорит, мол, hello, how are you… Издевается, короче. Не хотелось бы никого расстраивать. Всё сделаем и с лёгкой душой, как говорится… Всё! Давай! Удачной встречи!

Подождав, когда звонок прервался, он еле слышно добавил:

- Как же!.. На встрече она!..

Машенька уставилась своими огромными серо-голубыми детскими глазами на директора:

- Что она сказала?

- Что сказала… Всё, блин, будет нормально.

Азалия отключила телефон и направилась обратно домой, недовольно бурча:

- Буду я сидеть с вами в офисе! Как же!..

Вернувшись с прогулки и налив себе «Мартини» для стимуляции умственной активности, Степанко открыла ноутбук и принялась за работу с остервенением человека, понимающего, что за все истраченные силы она получит всего 3000 гривен. Она зашла на электронную почту и к своей безграничной радости обнаружила, что приветственная страница Михайлова может растянуться минимум на два разворота, а текст Абрама Соломоновича займёт и того больше. Опус же Евгения Ивановича Потешного и вовсе тянул на целый раздел. Ему было проще всех – если Михайлов поручил написать своё приветственное слово обескураженной секретарше, Абрам Соломонович напряг мозги и частично жену, то Потешный отправил несколько глав из своей недавно изданной книги «Школа политтехнологического ориентирования».

Оставшиеся изрядные пустоты журнала заполнились последними политическими новостями, скопированными из Интернета, несколькими чужими статьями, взятыми из того же источника и переписанными с помощью словаря синонимов, перепечаткой блогов на политическую тематику и целым фоторазделом, который Аза назвала «Стеной почёта». Среди размытых и бесцветных фото с различных мероприятий политологического толка Степанко не преминула вставить и парочку своих, где умелый фотограф запечатлел, как они под ручку с Ромовой блистают на светских раутах.

Финальным аккордом в этой антологии украинской политологии стал текст Тараса Николаевича Политишко из его ненаписанной книги об известном политике, которая застопорилась на первой главе. Обещанный материал об Ассоциации политологов и политтехнологов Украины Политишко так и не удосужился написать, поэтому Евгений Иванович снисходительно дал добро на то, чтобы опубликовать литературные автобиографические конвульсии Тараса Николаевича – по старой дружбе.

Степанко за нехитрым занятием копипаста, которым грешила практически всегда, когда занималась «копирайтингом», не заметила, как пролетело время. На пороге комнаты появилась Ромова:
- Аза, семь часов вечера, а ты ещё ненакрашена! Мы с Джессикой уже успели принять душ. Давай, собирайся, пора уже такси вызывать! Ты же знаешь, наша целевая аудитория позже 12-ти не засиживается – жёны начинают беситься.

Степанко приаттачила к электронному письму архив вордовских документов, которым суждено было стать «сногсшибательным первым выпуском», и отправила директору.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.