Сливки общества

11 февраля 2012, 11:48
Редактор, журналист, PR-менеджер, психолог http://about.me/p0_lina
0
2278
Сливки общества

Вечерний город светился, как новогодняя гирлянда на разлапистых ветках улиц, проспектов и переулков. Лоснящаяся от жирных брендов жизнь, полная эксклюзивных развлечений и элитных капризов начиналась..


Вечерний город светился, как новогодняя гирлянда на разлапистых ветках улиц, проспектов и переулков. Лоснящаяся от жирных брендов жизнь, полная эксклюзивных развлечений и элитных капризов, после 19.00 только начиналась. В то время, как «Дэу Ланосы», «Шкода Фабии», «Хюндай Гетсы» парковались под своими домами, торопясь к ужину и вечернему выпуску новостей, «Мерседесы», «Лексусы» уже занимали свои привычные места на парковках ресторанов, а «Бэнтли» с «Ягуарами» только собирались выезжать, чтобы подчеркнуть свой статус, немного опоздав. Столики были заняты строго в согласии с социальной иерархией – укромные места с мягкими диванами, окружённые интимной ширмой портьер, предназначались для лучших представителей рода человеческого – самых состоятельных посетителей. Рядом с ними располагались топ-менеджеры и директора фирм, ещё дальше – те, кто метил на их место. Законы биологической эволюции явно прослеживались и в дамских нарядах – жёны собственников были одеты сдержанно и дорого, топ-менеджеры и директора – достаточно броско, но в меру, все остальные старались выглядеть вызывающе. Гигантские каблуки, почти бездонные декольте, яркая помада создавали сходство девушек с прекрасными тропическими цветами, привлекающими из всех своих растительных сил, какого-нибудь крупного финансового шмеля. К последней категории посетительниц пафосных питейных заведений относились и Рима с Азалией. Одна - в голубом люрексовом платье без бретелек, другая - в красном с рукавами фонариком, как два ёлочных шара, блестели и переливались всеми своими стразами в ресторане с пафосным названием «Экзальтация». Центральное место, где собираются сливки общества.

Компанию с подругами разделяли той-терьер Джессика и двоюродная сестра Римы, которая неожиданно упала им на хвост чем, к сожалению обеих, сильно портила всю «охоту». Мало того, что Марына решительно не подходила для светской жизни по физическим параметрам (бедняжка страдала от переедания), стоило ей только открыть рот, как весь гламур и пафос тут же улетучивались в радиусе 10 метров. Девушка говорила на таком густом, богатом простонародными выражениями, суржике, что лишь редкая птица способна была перелелеть через этот нескончаемый речевой поток.

О том, чтобы «доця трохы развлеклася от депрессии», похлопотала тётушка Ромовой, прозрачно намекнувшая в телефонном разговоре, что бабушка хоть ещё жива, рано или поздно придётся делить наследство, и тут уж она доброты Риминой не забудет.
Марына, пережёвывая третий чизкейк, рассказывала про планы открыть салон красоты, поскольку недавно окончила курсы маникюра и уже готова вести бизнес.

- А хочете, я вам мордяки почавлю? – предложила вдруг она.

Азалия выпучила на неё глаза:

- Что-что ты почавишь?

Рима незаметно пихнула её под столом, собачка жалобно взвигнула, и тактично уточнила:

- Марина, а ты, кроме маникюра, ещё и чистку лица умеешь делать?

- Конешно, вмию, - ответила та. – Антицелюллитный массаж умею також. Тоби, Рима, точно треба сделать, а то заплывэш салом, нихто на тэбэ не посмотрит.

- А что ж ты себе такой массаж не делаешь?! – вспылила Азалия и тут же получила ещё один незаметный пинок.

- А мени не трэба. Я хоч и не тоща, як оце вы, та целлюлита у меня нет, - спокойно, будто не замечая укола, сказала Марына, запихиваясь остатками чизкейка.

Половину вечера подруги просидели молча, скучно наблюдая за тем, как кипит жизнь за соседними столиками. Рима посылала многозначительные томные сигналы мужчинам без спутниц и часто выходила «попудрить носик», чтобы продемонстрировать фигуру в полный рост. Со стороны могло показаться, что девушка страдает от нарушений пищевария. Но в конце концов её старания увенчались успехом – один из посетителей, собравшийся уходить, наклонился к её уху, что-то прошептал и оставил на столе записку. Марына с нескрываемой завистью и восхищением посмотрела на двоюродную сестру:

- Рима, у тэбэ харашо получаеться, найды и мэни кавалера, а то я вже задовбалася. Дома одна нищета ходит, та не для ных мамка квитку ростыла, ты ж понимаешь.

Марына жила с родителями в частном доме в одном из сёл киевского региона. И, несмотря на то, что хозяйство было большое – огород 50 соток, три десятка кур и несколько свиней, делать ничего кроме маникюра не умела. Мама ревностно оберегала её от «хатних забот», с детства внушив доце, что Марына – принцесса и должна жить по-людски, а не как она. «По-людски» означало быть замужем за богатым человеком, не работать и отдыхать за границей четыре раза в год. Чтобы поспособствовать чаду выбиться в люди, родители не скупились на одёжки и украшения, правда, носить купленное разрешали редко – только для поездок в город.

- Оцього, например, красавчика ты знаешь? – она показала пальцем на собственника ресторана, которого подруги часто видели в светстких хрониках. Мужчина красовался в лучах телекамеры и отвечал на вопросы журналистки.

- Этого все знают, это владелец «Экзальтации».

- О, ты дывы, крупна рыба, зразу мени сподобався. У мэнэ до цього е вкус! – обрадовалась Марына.

Молодой брюнет что-то оживлённо рассказывал в микрофон. До столика долетали только отдельные фразы:

- Чтобы сделать ресторанный бизнес, не обязательно иметь деньги. Главное – любить своё дело. Поверьте, этого достаточно.

Журналистка, видимо, спросила что-то про интерьер помещения, и он ответил:

- Да, мой ресторан известен не только благодаря превосходной кухне, но тому, что у него внутри. Я сам сделал дизайн! - Он горделивым жестом указал на зал. Затем немного подумав, добавил:

- И кухню я сам придумал! Ну, меню, то есть…

Готовит ли ресторатор сам для посетителей, подруги уже не услышали, так как он двинулся показывать съемочной группе свои владения дальше.

В «Экзальтацию» вошли две красотки, одетые так же эффектно, как Азалия с Римой. Пока они следовали мимо их столика, между дамскими группировками состоялась короткая невербальная перестрелка.

«Конкурентки», - подумала Рима. «Прошмандовки», - подумали девушки. «Сами вы прошмандовки», - подумала Марына, ловя на себе презрительные взгляды худеньких, более успешных, чем она, барышень.

К огромному разочарованию Римы, новенькие прошли к заветной vip-ложе, где ей доводилось сидеть всего три раза в жизни – на свой день рождения, с престарелым бизнесменом из Европы и с Михайловым в тот памятный вечер. Портьера приоткрылась, и мужская рука с огромным перстнем обняла одну из новеньких девушек за талию, после чего райский занавес за ними закрылся.

- А ты бачыла, у той сумка з базара! – тут же принялась обсуждать Марына. – Я таку тилькы вчора бачыла, за 300 гривень продавалась.

- Ну и шмотки! Такое давно уже не носят, - сказала Аза. – Ни тебе аксессуаров, ни понимания стиля.

- А сумка реально с базара. Лохушки какие-то, - согласилась Рима и принялась гладить Джессику, мирно дремавшую на её коленях.

Поскольку обсуждать было больше нечего, подруги вновь погрузились в созерцание чужой ресторанной жизни. Через некоторое время Рима «прорабатала контакт», как она это называла, то есть позвонила по номеру телефона, который оставил несколько часов назад незнакомец. По разговору Аза и Марына поняли, что вечер подошёл к концу, поскольку Ромову уже ждут в другом конце города, а вдвоём они бы ни за что не оставались даже в таком приятном месте, как «Экзальтация». С горьким осознанием того, что подцепить богатого метросексуала опять не удалось, они отправились по домам.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.