Писателем быть просто или нашествие графоманов

21 мая 2012, 08:37
писатель, телеведущий
0
1169

Сейчас книги пишут все, кому не лень. Писателем быть модно, но можно ли всех без разбору называть писателями?

"Прежде, чем идти в литературу, вытирайте ноги", - советовал в свое время начинающим мастерам Павле Губенко, более известный, как Остап Вышня. Но советов классика сейчас уже не слушают: за перо берутся все, кому надоело держать микрофон или играть в футбол или заниматься политикой. Пишут все: от Черновецкого и Тигипко до Януковича и Анны Седоковой. Даже Билан засел за книгу. Своими творениями они кичатся на тусовках, рассказывают о них в интервью, рассказывают со страниц журналов. И при эхтом гордо называют себя писателями. Конечно, коммерческий успех книги Седоковой объяснить просто, и тот факт, что художественной ценности в этом творении нет, никого не интересует. Все просто: в странах СНГ выросло уже не одно поколение людей, которые утратили не только художественный вкус, но и вообще любовь к слову и к пониманию слова.

После выхода моей очередной книги, некоторые друзья, затягиваясь сигаретой, делились со мной сокровенным: "Я вот тоже думаю за книгу засесть." Или "Я бы тоже написал, но вот времени нету". Время проходит, идут месяцы и года, а за книгу они никак не засядут. Но своими невзначай сказанными фразами дают понять: "Чувак, ты, конечно, молодец, что написал там что-то, но поверь, все могут так, ничего сложного в этом нет." Но, несмотря на это, никто за писательский труд не берется.

Наше время обесценивает все: в политику идут бывшие шоферы Рината Ахметова или его личная охрана. В депутатские кресла садятся любовницы, они же сидят в кабинетах чиновников, люди с двумя судимостями и без образования становятся президентами, безголосые любовники богатых геев - певцами, дилетанты управляют армией, а бандиты возглавляют министерства. Все, что стоило рубль, продается за копейку. Так почему же, если пошла такая пьянка, не пойти и в писатели. За деньги можно купить себе восторженные отзывы, правильные рецензии и успех, а недалеких читателей, которые будут восхищаться стилистически неграмотным текстом, тоже хватит. Прошло то время, когда люди из журналов узнавали о мировых литературных новинках. Как зачитывались Маркесом, Оруеллом, Фолкнером, Льосой, Ремарком. Спорили, обсуждали, сравнивали творения мировых литературных знаменитостей с отечественными мастерами пера. Сейчас не то время. Действительно серьезную литературу покупают и понимают единицы, остальные ведутся на бренды, имена и яркие обложки. При всем уважении к предпринимательскому таланту Сергея Минаева, после книги "Духлесс", я его читать перестал. Поскольку все последующие романы - это переливание с пустого в порожнее. Меняются только герои, но не стиль, не язык, не задумка. Если это продается, зачем что-то менять. Все равно найдутся тысячи телок, которые купят роман "The телки". Все просто.

Писатели всегда были кастой обособленных алхимиков, которые трудились надо словом, чтобы извлечь из него что-то мистическое, тайное, то, что может повлиять на сознание и духовное состояние человека. Они оживляли слово. Сейчас никто над ним не работает, не оживляет. Просто набирает текст и придумывает громкое название.

Я знаю литературную кухню очень хорошо. Имея деньги, можно сделать себе имя, раскрутить себя, как бренд. Я знаю, что и сколько стоит. Все, к сожалению, очень просто и банально. Литература стала обычным бизнесом. А для тех, у кого и без того с бизнесом порядок,  написанная книга - способ засветиться в другом амплуа и заделаться умным. И писать для этого необязательно: ну как, скажите, может написать книгу человек, который и говорит то с трудом. Вместо него пишут литературные рабы, а он просто приходит на презентации.

Хорошо ли это? Нет, это закономерно. Пишет Янукович, Кучма, Черновецкий, Тигипко, Герман, Базив, много, много людей. Наверное, время такое, что критериев больше нет. В советские времена, о которых многие вспоминают с содроганием, без позитивной рецензии редактора выпустить книгу было невозможно. И кроме политической лояльности произведения, оценивали и его художественную ценность. Кто попало писателем стать не мог.

Наверное, бизнес диктует свои правила и законы. И вырождение литературы это только следствие вырождения и нации, и державы, и морали и политики.

Николай Гоголь, когда получил порцию критики за свою поэму "Ганц Кюхельгартен", скупил в магазинах все экземпляры книги и бросил их в печь. Продавать фуфло  он не мог. Василь Симоненко многие свои произведения запрещал печатать, считая их несовершенными. Василь Стефаник переписывал по сто раз одну новеллу, прежде, чем она становилась совершенной. Эти люди понимали, что быть мастером Слова - это ответственная миссия. Сейчас это - просто модная тенденция. Лина Костенко, услышав критику в адрес своего романа "Записки самашедшего", перестала устраивать творческие встречи. А ненастоящим писателям критика нипочем. Они не краснеют. Ведь хвалебные отзывы всегда можно купить.

Хотя, помню, смотрел программу об Оксане Робски. На презентацию ее новой книги в один из книжных магазинов н и к т о не пришел. Оксана тоже не явилась, хотя уже была в магазине на то время. Сказала, что заболела и вышла через черный ход. Оказывается, не все можно купить за деньги.   
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.