Маршрутка №111

14 июля 2012, 08:09
Редактор, журналист, PR-менеджер, психолог http://about.me/p0_lina
0
1584
Маршрутка №111

Часто случается так, что природа вносит свои коррективы в планы людей. Пожалуй, лучше всех об этом знают городские администрации...

        Часто случается так, что природа вносит свои коррективы в планы людей. Пожалуй, лучше всех об этом знают городские администрации, которым из-за досадных погодных явлений время от времени приходится использовать бюджет по его прямому назначению. То внезапно посредине декабря заморозки, то в марте – оттепель, то в июле – пожары. В общем, постоянно что-то новенькое случается, буквально каждый сезон очередной форс-мажор.
        На остановке маршрутного такси №111 по улице Толпищенской, 2 города N нарушились все негласные правила, на которых держалась зыбкая социальная гармония. Дело в том, что очередь на маршрутку, которая всю весну и зиму организовывалась слева направо, разделилась на тех, кто пришёл раньше остальных и тех, кто стоял ближе к дверям легковушки. Виной тому стало жаркое июльское солнце, припекавшее часть очереди. Граждане прятались от вредоносных ультрафиолетовых излучений в тень, а так как навеса на остановке по улице Толпищенской Горадминистрацией не предполагалось, то тень находилась именно там, где её отбрасывал соседний дом, и где, по стечению обстоятельств, испокон веков находилось начало очереди. И всё бы ничего, да маршрутка опаздывала, и с каждым новым человеком шансов, что ехать сидя смогут все, оставалось всё меньше...
        «Кто крайний? Наверное, вот тот курильщик справа, на солнце… Маршрутки ещё не видно, постою-ка я в тени», - с такими мыслями подходила к остановке тучная, седая женщина в джинсовых шортах за колено и подростковых кроссовках с розовыми шнурками. Мужчина, кривясь и отворачиваясь от шпарящих лучей солнца, проводил взглядом её переваливающуюся походку, апатично затянулся табачным дымом и отметил про себя, что та встала в начало очереди. Хотел было окликнуть, а потом подумал: «Мне что, больше всех надо? Пусть те, кто стоит спереди, скажут». «Бабуля не туда встала…» - Две миловидные дамы переглянулись и пропустили её. – «Неловко как-то, пожилой человек всё-таки…» - И промолчали. Ничего не сказали они и троим следующим людям, ставшим уже перед пенсионеркой, только часто и в унисон засопели.
        Часть жителей ул. Толпищенской, знающая местные неписаные законы, была готова потерпеть ради общего блага, и вставала в конец, вторая же часть, пренебрегавшая правилами и не переносящая жары, вставала в тень. Что объединяло и первых, и вторых, так это угрюмое молчание, с которым они произвольно занимали места на остановке. Толпищенцы всегда отличались патологической любовью к свободе личности и не считали нужным никому ничего объяснять.
        Через 25 минут, когда количество людей явно превысило количество сидений в среднестатистическом маршрутном такси, на горизонте, наконец, появился долгожданный четырёхколёсный силуэт. Остановка заметно напряглась: нахмурились брови, стиснулись зубы, побелели костяшки на кистях, держащих портфели, сумки и кульки. Вот-вот наступит ответственный момент, не сплоховать, занять, во что бы то ни стало, своё место!
        Пришедшие последними оказались ближе всех к дверям, и это преимущество как бы наделяло их правом заходить первыми. Оказавшиеся сзади старались восполнить несправедливость при помощи физической силы. В распахнувшиеся двери микроавтобуса ринулись воинственные толпищенцы. Жадно хватаясь за поручни и работая локтями, человеческое месиво со сдавленными стонами и тихими ругательствами ввалилось в салон.
        Теперь пришёл черёд очередному увлекательному маршруточному знаятию - передавать оплату за проезд. По старинной толпищенской традиции, занявшие места люди передали деньги только что зашедшим, лишая их последней возможности сесть. А те в отместку «случайно» роняли сдачу и толкались, задевая плечи и сумки сидящих. Пассажиры действовали быстро и нагло, понимая, что общественный транспорт – место категорически не подходящее для вежливости.
        - Ой!!! Верните мне деньги!!! – отчаянно завопила водителю взлохмаченная домохозяйка. – Я кулёк дома забыла!
        Когда водителю удалось справиться с десятками рук, нервно протягивающих ему смятые бумажки и требующих сдачи, волнение уляглось. В салоне происходили последние приготовления к поездке – поправлялись непослушные лямки и прочие элементы туалета, включались плееры, производились вздохи облегчения. Натруженные, неуклюжие пальцы водителя перебирали купюры и укладывали на лоскуток ковра над приборной панелью с торчащими во все стороны проводами в изоленте. Маршрутка тронулась под громкий звон мобильного телефона. Старушка, пытаясь нащупать нужную кнопку, крутила аппарат в руках, щурясь на светящийся экранчик.
        Надо сказать, что у толпищенцев считается признаком дурного тона обидеть собеседника новостью о своём опоздании. Говорить «я приеду позже» или называть своё реальное местонахождение - непростительная грубость. И поскольку пожилая женщина по толпищенским меркам слыла человеком исключительно учтивым, она ответила на звонок так:
        - Аллё? Да. Я в маршрутке. В маршрутке. В МАР-ШРУ-ТКЕ!!! – на том конце, очевидно, услышали, и она продолжила тише:
        - Уже подъезжаю. Да. Уже почти приехала.
        Через несколько минут снова раздался звонок, и ей пришлось поднять трубку, чтобы не обидеть собеседника:
        - Аллё? Да. Я приехала. Уже тут, да. Стою. Нет, тебя не вижу. А ты меня видишь?..
        В это время в другой части маршрутного такси произошёл небольшой скандал. Пунцовая женщина уже несколько остановок терпеливо ждала свою сдачу. Когда обида на водителя и свекольный румянец достигли своего максимума, она громко и озлобленно спросила:
        - А 20 копеек где?!
        Неожиданно брошенная фраза прозвучала настолько аутентично, что пассажирке никто не ответил. Молчание распалило её ещё больше.
        - Я спрашиваю, сдача где?!!
        - А? – очнулся водитель. – Какая сдача?
        - Как это, какая сдача?! Моих 20 копеек, которые вы мне так и не передали!!!
        Передние пассажиры достоверно не знали, действительно ли ей не доплатили, но эхом повторили:
        - Сдачу женщине. 20 копеек.
        И хоть на эту сумму в городе N можно было купить только спички, каждый считал своим долгом заявить о недоплате и потребовать сдачу. Просто потому что уважающий себя гражданин не должен позволять наживаться на своих кровных... 20 копейках...
        За несколько минут до конечной у метро пассажиры постепенно стали подбираться к дверям. Выйти первым (или, по крайней мере, не последним) также считалось у толпищенцев делом принципа. Те из них, которые ехали стоя, пробивались вперёд с большим напором, как бы доказывая окружающим, что в качестве компенсации больше остальных имеют право покинуть лекговушку. Подъезжая к остановке, маршрутка сделала крутой вираж, и толпищенцы повалились грудой негнущихся пластмассовых кукол на пыльный пол. Самые молодые вскочили на ноги и, преждевременно обрадовавшись своей победе, перешагивая через неуклюжие туловища, задёргали ручку двери, но та не поддавалась. Опешив от неожиданности, они невольно уступили место напиравшим сзади, но дверь по-прежнему оставалась закрытой. Началась неразбериха. И только меланхоличный водитель был всё так же невозмутим - мужчина неспеша обходил маршрутку, чтобы открыть поломанные двери. Он и сам являлся убеждённым толпищенцем, поэтому никогда не торопился по чужим делам.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.