Право на профессию

4 октября 2012, 21:47
журналіст
0
3709

Отмена скандального законопроекта о клевете под натиском протестов журналистов дала им несколько уроков...

Отмена скандального законопроекта о клевете под натиском протестов журналистов дала им несколько уроков - во-первых, сообща пресса может остановить власть, во-вторых, после первой победы расслабляться не стоит.

Диссидентов в Советском Союзе сажали за клевету против советской власти. В ссылку отправили нобелевского лауреата Андрея Сахарова. Вячеслав Чорновил получил три года лагерей за документальную книгу об арестованных шестидесятниках Горе от ума и документальное расследование Правосудие или рецидивы террора?. Поэт Василий Стус первые свои пять лет тоже получил за "антисоветскую агитацию и пропаганду", а фактически — за литературную и правозащитную деятельность. О том, что в современной Украине может запахнуть репрессиями и Колымой — под аккомпанемент борьбы с клеветой и, собственно, закона о клевете, — в это сложно было поверить. Однако факт налицо.

Вот вам свеженький пример: документальное расследование журналиста канала ТВi Константина Усова об условиях содержания в киевском СИЗО должностные лица назвали монтажом и фальсификацией. Во всяком случае за неимением аргументов это была их первая и самая надежная, самая проверенная реакция. Журналистскую работу, которую где-нибудь в Америке могли бы номинировать на Пулитцеровскую премию, чиновники в Украине фактически назвали клеветой. Не понравилась им жесткая правда о скотском содержании людей в СИЗО. Хорошо хоть ума хватило не возбудить уголовное дело против журналиста. Но, насколько мне известно, первое желание было именно таким. Представляете формулировочку: "За нанесение ущерба деловой репутации судебной и пенитенциарной системам Украины"?

Усов — лишь один из тех, кто на собственной шкуре мог бы проверить и условия содержания, и плесень в камерах, и вкус тюремной баланды с хлоркой и нечистотами, и то, что в Лукьяновке подозреваемые годами сидят в таких условиях в ожидании суда. Кстати, когда в Грузии были обнародованы подобные видеокадры, причем снятые обычным мобильным телефоном, полетели головы высокопоставленных чиновников — в том числе министра внутренних дел. В Украине система не дрогнула. То есть вначале дрогнула, а потом включила систему "сам дурак", сделав крайними журналистов. У вас еще есть сомнения в том, зачем власти нужен закон о клевете? Тем более что в стране вполне хватает инструментов для борьбы с настоящей клеветой. И судебные решения есть, и штрафы, и публичные извинения.

Честно говоря, я не думаю, что депутат-регионал и автор законопроекта Виталий Журавский защищал этим документом себя и собственный образ жизни. К примеру, у этого скромного слуги народа (ведь власть служит народу, не так ли?) имеются сразу три автомобиля — Mercedes S550, Lexus LX 570 и Suzuki Grand Vitara. Это данные из декларации о доходах кандидата в народные депутаты Журавского, который, кстати говоря, всю жизнь занимался в основном преподавательской и научной работой, а также трудился на госслужбе. В сравнении с ним большинство европейских депутатов — просто бедные родственники. И это еще полбеды: согласно исследованиям общественного движения Честно, Журавский "неоднократно нарушал принцип личного голосования на заседаниях Верховной Рады Украины". Поэтому, Виталий Станиславович, прежде чем определять кому-либо сроки тюремного заключения, может быть, имеет смысл вначале посмотреть в зеркало?

И все же, я думаю, что речь идет не о собственном благополучии конкретного депутата, а о защите существующей в стране системы политических ценностей. В этой системе координат сами члены парламента (не все, но подавляющее большинство) показывают стране, что на закон они плевать хотели. Причем, как говорил г-н Голохвастов, «с большой лаврской колокольни».

В результате произошло нечто положительное. Отклоняя скандальный законопроект, парламент проголосовал конституционным большинством — 349 голосов за. Предшествовавшее этому организованное сопротивление журналистов — пустые обложки изданий, протестные баннеры в интернете и, наконец, пикет под парламентом — это только первые шаги в защиту профессии и свободы слова. Совместное заявление Национального и Независимого журналистских профсоюзов показало как минимум возможность координации действий в вопросе подготовки к проведению общенациональной медиазабастовки — в случае, например, повторной попытки внести нечто подобное в парламент. Согласитесь, признать выборы в стране демократическими на фоне общенационального протеста журналистов будет, скажем так, несколько сложнее. Но это формальная сторона. Есть и неформальная. Внутренние ощущения.

Отмену скандального законопроекта медийщики восприняли как маленькую, но победу. Однако трубить в трубы и бить в барабаны преждевременно. И довольно опасно. Да и критический взгляд на себя для прессы всегда кстати. В сообществе журналистов должны укорениться принципы профессиональной взаимопомощи и солидарности. После того как жестоко избили журналиста программы Гроші Дмитрия Волкова, проводившего расследования дерибана земли в Вышгородском районе Киевской области, выбывшего из строя коллегу должны заменить еще несколько изданий и телеканалов и продолжить расследование преступлений людей, наделенных властью.

Последние должны знать, что любое начатое расследование будет проводиться еще более активно в случае угроз или нападений. Объединение усилий и поддержка друг друга — лучший способ противостоять террору против медиа. Если, конечно, мы хотим жить на свободе и заниматься своей профессией.

***

Эта колонка опубликована в №39 журнала Корреспондент от 5 октября 2012 года.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@kpmedia.ua



Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.