Шепот масс

19 октября 2012, 12:57
0
11681

У большинства украинцев осталось лишь одно право - жаловаться на тяжелую жизнь. И они им активно пользуются.

В моей любимой комедийной пьесе Николая Эрдмана Самоубийца помещен нетленный, на все времена монолог главного героя Семена Семеновича Подсекальникова. Вот его короткий спич: "Мы ничего не делаем. Мы только ходим друг к другу в гости и говорим, что нам трудно жить. Потому что нам легче жить, если мы говорим, что нам трудно жить. Ради бога, не отнимайте у нас последнее средство к существованию, разрешите нам говорить, что нам трудно жить. Ну хотя бы вот так, шепотом: нам трудно жить. Мы всю жизнь свою шепотом проживем".

Несмотря на то что пьеса написана в 1928 году, манифест Семена Семеновича все еще актуален. Возмущенный шепот разносится изо всех уголков страны - от Луганска до Ужгорода, от Чернигова до Симферополя: "Нам трудно жить". 

В начале октября фонд Демократические инициативы совместно с Киевским международным институтом социологии опубликовал замер этого шепота, и вот что у них получилось: 50,5% опрошенных признались, что жить им тяжко, но терпеть еще можно. 33,5% говорят, что им так тяжко, что уже и невтерпеж. Больше всего респондентов угнетают унизительно скромные зарплаты, микроскопические пенсии, тотальный рост цен и падение уровня жизни.

Почти тот же набор жалоб, что и в далеком 1928-м, с той лишь разницей, что за подобный шепот тогда сажали, а сейчас можешь скрипеть сколько угодно. Из всех опрошенных только 3,5% выявили готовность в случае необходимости публично защищать демократические устои государства, и только 2% вступились бы за общественного деятеля, близкого им по духу, которого зажимает власть.

Жаловаться друг другу шепотом на кухне или скандалить на интернет-форумах, спрятавшись за каким-нибудь дерзким ником, например Дартаньян-85, - это и есть украинский бунт, уже бессмысленный, но еще не беспощадный. Он непродуктивен, бесперспективен, работает исключительно на раскол общества.

Очевидно, что существует 100 тыс. законных способов общественного давления, куда более эффективных, чем кухонный шепот. Акции протеста - последнее дело, но и они могут бодрить власть. Последний пример - журналистские митинги, заставившие парламент отказаться от принятия так называемого закона о клевете, который предлагал задуть последнюю свечу демократии - свободную прессу.

Также неплохо работают массовые иски на действия зарвавшихся чиновников. Судебный флешмоб способен парализовать любую систему, даже такую бессистемную, как украинская бюрократия. Горстки неравнодушных граждан уже сейчас останавливают незаконные стройки, вырубку парков, контролируют нечистых на руку инспекторов ГАИ и т. д. Общественное давление все еще эффективно даже в такой бледной демократии, как украинская. 

В середине сентября, во время ежегодной конференции Ялтинская европейская стратегия бывший госсекретарь США Кондолиза Райс, имея в виду тюремное заключение украинского экс-премьера Юлии Тимошенко, буквально призвала: "Я надеюсь, что украинский народ будет продолжать оказывать давление с тем чтобы гарантировать политически независимое правосудие".

Соотечественники становятся инертными, порог их чувствительности снижается. Еженедельные новости о пытках в правоохранительных органах способны взорвать любое общество, кроме украинского. На глазах у всей страны родовое гнездо Президента, никогда не занимавшегося бизнесом, разрослось до размеров 280 футбольных полей, и эта сказка про Золушку в штанах никого не занимает. Взяв в пример стиль жизни высших иерархов власти, госчиновники всех уровней, не стесняясь, сибаритствуют на виду у беднеющего народа, собирая с него мзду с жадностью, невиданной со времен походов князя Игоря на древлян.

Многоголосое молчание ягнят заходит далеко. В конце сентября два злоумышленника подкараулили и жестоко избили журналиста Студии 1+1, программы Гроші Дмитрия Волкова за то, что тот в Вышгороде (22 км от Киева) провел удачное расследование, вскрывшее предполагаемую схему разворовывания казенных земель в особо крупных размерах. Ни новость о нахальном нападении, ни уж тем более сигнал о признаках большого передела не вызвали должного любопытства со стороны компетентных органов и некомпетентной общественности. 

Топ-менеджмент Студии 1+1 пошел на беспрецедентный в истории Украины шаг, объявив награду 1 млн грн. за помощь в поимке бандитов, избивших Волкова. Кому-то покажется, что за двух отморозков это слишком высокая цена. По-моему, это симметричный ответ лишенному естественных рефлексов обществу. 

Что подтверждают цифры уже упомянутого мною социологического исследования фонда Демократические инициативы. На вопрос, готовы ли они поддержать какой-либо прогрессивный телеканал или газету, если им будет угрожать небытие, согласием ответили всего 1,2% респондентов. Это притом, что треть опрошенных признались: порядки в стране - хуже некуда.

Страны, где под единодушное мычание ягнят избивают репортеров за то, что те потревожили осиное гнездо, на политической карте мира обозначают как дикие, коррумпированные, слаборазвитые, лишенные каких-либо перспектив. Но с гарантированным правом тихого стенания на кухне: "Нам тяжело жить". 

***

Эта колонка опубликована в №41 журнала Корреспондент от 19 октября 2012 года.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@kpmedia.ua         


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.