Рок-музыкантам люди пока еще верят

11 февраля 2013, 13:08
Журналист
0
5776
Рок-музыкантам люди пока еще верят

Лидер рок группы Dруга Ріка Валерий Харчишин дал эксклюзивное интервью для Корреспондент.net

Время для интервью Корру лидер рок-группы Dруга Ріка  Валерий Харчишин выкроил в промежутках саунд-чека перед благотворительным концертом в Crystall Hall, на котором собирались деньги для строительства нового корпуса в Ладыжинском интернате для детей, которые больны тяжелой формой ДЦП . "Им там даже есть негде, - сказал музыкант, - едят просто в постелях". Так что начало беседы получилось не совсем про рок…

- Dруга Ріка сегодня участвует в благотворительном концерте Майбутнє дітям в Crystall Hall в помощь детям Ладыжинского интерната, которые больны тяжелой формой ДЦП. А прошлой осенью вы лично организовали благотворительный концерт Я буду жити в Stereo Plaza, средства от которого должны были пойти на лечение больных раком.

- Мы собирали деньги для больных лимфомой. Об этой болезни я, к сожалению, знаю не понаслышке, потому что уже второй год лечу своего брата.  Пролечившись год в Украине мы поехали в Израиль, который считается одним из передовых противораковых центров. Но оказалось, что ничего нового в Израиле не придумали. В Израиле нам посоветовали то же, что делают, например, в Житомире. Поэтому мы вернулись в Украину и продолжаем лечение здесь. Болезнь излечима. Очень много людей вылечилось от этой болезни благодаря химиотерапии и вере, в том числе и благодаря вере врачей, которые их лечат, их профессионализму. Нужны только деньги на лекарства.

- У вас получилось собрать ту сумму денег, которую вы планировали  в помощь больным лимфомой?

- Конкретно запланированной суммы не было. Ведь речь шла о благотворительности. Рассчитывали где-то на 500 тысяч. Но полмиллиона собрать не получилось. Собрали больше трехсот тысяч. Что тоже, согласитесь, немало. Наверное, это потому, что концерт был сделан честно. Музыкантам, особенно рок-музыкантам, люди, пока еще, верят. Со мной уже после концерта лично встречались люди, чтобы передать деньги.

- Вы говорили, что после концерта музыканты будут отслеживать, на что будут потрачены деньги.

- Да. Мы отдали деньги в фонд с тем, чтобы на них были закуплены лекарства. А потом все отслеживали по чекам.  Правда, было непонятно, кому конкретно эти препараты передадут. Но вмешалось провидение. Оказалось, что лимфомой больна одна из добровольных помощниц, помогавшая в организации концерта. Я даже не знал в начале, что она больна. А потом выяснилось, что у нее была долгая ремиссия, а после концерта болезнь начала прогрессировать. Так что часть денег сразу пошла на покупку препаратов для этой девушки.

- Это, конечно, здорово. Но Украина занимает второе место в Европе по числу онкобольных. Т.е. речь идет о сотнях тысяч человек. Так что даже если все музыканты страны начнут два раза в день давать благотворительные концерты, проблема все равно решена не будет. Насколько, на ваш взгляд, ощутима помощь государства?

- Нельзя сказать, что государство вообще ничего не делает. Но, этого явно недостаточно. Как правило, государство обращает внимание на проблему только тогда, когда эта проблема поднимается обществом. Власть, чиновников нужно постоянно  «бить по голове», чтобы они начинали шевелиться и что-то делать.

- А вы не хотите создать свой благотворительный фонд?

- У меня не хватает времени на своих детей. Иногда не хватает времени на творчество. Поэтому, сейчас я буду заниматься исключительно творчеством. Если мы созреем еще для какого-то проекта, то обязательно его сделаем, и позовем наших друзей. Надеюсь, они еще не раз откликнуться. Но если делать это постоянно, мы превратимся в благотворительную группу, и тогда уже придется спасать нас…

- Не так давно, вы вообще предлагали кардинально изменить власть, а именно – уволить всех кто был у власти, начиная с 1991 года по сегодняшний день. И как вы себе представляете страну без власти? Вы анархист?

- С такой властью, как сейчас, уж лучше вообще без власти… Ладно, не хочу их хаять. Это их проблемы. Но, к сожалению, их проблемы сказываются на нас… Нужно в корне менять всю систему, и людей во власти в том числе.

- Какой-то не очень музыкальный разговор у нас с вами получается.  Давайте все же перейдем к музыке. Весной прошлого года вышла первая часть вашего нового альбома «Metanoia»…

- Да, мы еще обещали осенью издать вторую часть этого альбома.

- И где же она?

- Не успели. Было очень много работы. Очень много концертов. Осенний благотворительный концерт «Я буду жити» был у нас вообще внеплановый, и на него было затрачено очень много сил.

- Так, когда же ждать вторую часть?

- Не хочу говорить. Я опять стал суеверным. В январе мы были в незапланированном отпуске. Подсели батарейки, нужно было перезарядить.

- И где вы перезаряжали батарейки?

- Неделю в больнице, а потом на неделю уехал в горы. Теперь хочется верить, что мне хватит сил и творческой энергии на этот год, или хотя бы до выхода второй части альбома.

- В ваш новый альбом вошли не новые песни, а …

- Да, это такое собрание сочинений. Все, что уже было а эфире в статусе хитов, а кое-что достали из-под полы. Хотелось бы, чтобы во второй части все было новое. Но перед тем как сказать, что-то новое, нужно, как минимум набрать побольше воздуха. Так что мы взяли таймаут, как раз для того, чтобы вдохнуть. Сейчас будем выдыхать.

- «Dруга Ріка» уже больше пятнадцати лет на сцене. Усталость не возникает?

- Хуже всего, когда усталость не физическая, а душевная, моральная. Это самое страшное. Усталость от концерта это не страшно. На концерте откуда-то берутся силы, и ты это все выплескиваешь. Ты этим живешь. Хуже, когда ты устал морально, творчески. Когда ты не знаешь, что сказать. Отсюда все депрессии и болезни. Такая усталость бывает. Поэтому у нас редко выходят альбомы.

- Не хотите повторяться?

- Не хотим. Нет, можно конечно. Можно использовать то, что ты уже когда-то сделал. Поймал золотую рыбку, написал хорошую песню  и можно сделать примерно такие же тексты и музыку, популярные слова в припеве написать в другой песне. Идти дальше по этой схеме золотой рыбки. Но это уже не творчество. Ты же сам потом не будешь это слушать. Тебя будет тошнить. Как ты потом будешь слушать эти песни в 60-70 лет? Тебе же будет стыдно перед самим собой и, тем более, перед людьми.

- Да, но многие, простите, артисты подобными мыслями в отношении своих песен особо не заморачиваются…

- Они очень мудрые и серьезные люди. Они зарабатывают деньги.

- А разве «Dруга Ріка» не зарабатывает деньги?

sumno.com

- Но, мы еще занимаемся каким-то творчеством. Мы ловим от этого кайф.

- Когда было проще удержаться в украинском шоу-бизнесе? В прошлом веке, т.е в 90-е? На переходе, т.е. в нулевые? Или сейчас?

- Всегда было сложно. Раньше все стремились попасть в «ящик», на ТВ. Сейчас туда еще стремятся, но уже такой большой надобности в этом нет. Сейчас больше работают в интернете, в социальных сетях. Но, это уже не совсем работа. Это уже – нравится, не нравится. Нужно уметь нравиться. Раньше с чем было проще: есть деньги, купил время на ТВ и все. Ты звезда. Тебя показывают. Так появилось очень много коллективов. Еще проще было тем, у кого имелись свои ручные телеканалы. Исполнителей просто штамповали на конвейере. И в итоге выросла  конкуренция. Ведь где-то девяносто процентов музыкантов зарабатывают не на своих сольных концертах. Они зарабатывают на корпоративах или «днях города» или «днях молодежи». Да, раньше конкуренция была меньше. Скажем, до появления «Другої Ріки», в начале 90-х, было три группы. Они себя очень вольготно чувствовали и делали, что хотели, пели, что хотели…

- Вы гастролируете в России…

- Да, у нас даже были не заказные концерты, а просто концерты, кассовые. Их нельзя назвать большими сольными, но все же, как ни странно, были люди. Возможно, в России опять появилась мода на украинскую рок-музыку. У них сейчас с рок-музыкой как-то туго. Есть БИ – 2, Мумий Троль, Земфира, Токио и Сплин. И все.

- Вы достаточно популярны в России.

 - Да, некоторые слушатели и слушательницы даже приезжают в Украину специально на наши концерты.

- В прошлом году, когда я общалась с Максом Покровским, то, говоря об украинской рок-музыке, он упомянул вас. Ему настолько понравилась ваша музыка, что стало интересно, в какой студии вы записываетесь. Он даже захотел записать свою музыку в Украине.

- Макс Покровский хочет записать музыку в Украине, а мы наоборот - хотим в России. Это все очень условно. Качественная музыка это, когда ты хорошо придумаешь музыку, и получишь в записи тот результат, который ты планировал изначально. Обычно, чтобы ты не делал, все равно выходит, так как выходит, а не так, как ты планировал. Мы все хотим разнообразия. Поэтому русские тянуться к нам, а мы к ним. Мы недавно слышали пару песен БИ-2, круто записано. Мы хотели бы получить такой же звук как у них.

- Задаю вопрос, которым традиционно мучаю многих ваших коллег.  Я уже не раз слышала от тех же русских музыкантов, таких, как Борис Гребенщиков, например, что украинский рок сегодня ближе к европейскому уровню музыки, чем русский.

- Разница между русским и украинским роком в том, что у нас украинского рока не было. У нас были Брати Гадюкіни, а потом еще появились ВВ. Все. А у них был русский рок. Вспоминая себя 6-8 летним, я помню, что русский рок уже существовал. Они росли в этой стране, слышали эти песни. Чтобы они не делали, все равно отпечаток русского рока есть. А мы выросли все-таки на европейской музыке. Поэтому украинский рок ближе к Европе.

- Что-что? Вы в детстве, живя в Советском Союзе, слушали европейскую музыку, а не русский рок?

- Да. Русский рок просто проходил мимо.

- А как же Шевчук, Цой, Гребенщиков? Все они мимо проходили?

- Нет, ну конечно Цой мимо не прошел. Цой зашел в сердце навсегда. Но, это не тот русский рок. Потому, что Виктор Цой ни в коем случае не смотрел на дедушку Макаревича. Он смотрел в сторону The Smiths, The Cure. Так же, как и Кинчев. У него вообще есть отрывок из песни группы The Cure. Русский рок это немного другое, это например вот это (поет песню Армена Григоряна) – Безобразная Эльза, королева флирта ... Отчасти Гребенщиков.

- Ваш последний клип почему-то был снят не Виктором Скуратовским. Вы решили поменять клипмейкера?

- С Алиной Диановой мы поработали один раз. Для разнообразия. Вообще было много причин. Если все перечислять, то для этого понадобится еще одно большое интервью. В двух словах не объяснишь.

- Захотелось экспериментов?

- Это, во-первых. Во-вторых, Скуратовский был занят съемками другого клипа в Америке. Мы хотели сделать жизненную картину. Все наши клипы были имиджевые. Некоторые даже напоминали какой-то фешн. Мы сделали одну историю со Скуратовским в клипе «Ти зі мною (я здаюсь)», но она получилась очень загадочной. Хотели сделать попроще. Сам Витя предлагал попробовать поменять почерк. Я не знаю, будем ли мы экспериментировать дальше. Возможно, следующий клип будет опять сделан Скуратовским. Когда Витя Скуратовский делает наши клипы, мы иногда даже не заглядываем в монтажку. Просто включаем потом телевизор и смотрим, что получилось.

- Вы не видите клип до его выхода в ротацию?

- Да, очень часто. Последние клипы выходили именно так.

- А вы не боитесь, что можете увидеть по ТВ совсем не то, что хотели изначально?

- Конечно боимся. Были случаи, когда мы после выхода в ротацию забирали клип с телеканала, чтобы доделать.

- А почему вы не любите сниматься в клипах?

- Это очень долго. Если бы можно было снять клип одним планом за три минуты сорок шесть секунд, я бы тогда каждый день снимался. Я еще и фотосессии не люблю из-за постоянных переодеваний.

Dруга Ріка в фотопроекте "Зачем мужчинам макияж"

- Ой-ой-ой. А как же все эти гламурные рейтинги? То вы самый красивый, то самый сексуальный…

Журнал Viva самый красивый мужчина 2008 год

ТОП -10 самых сексуальных мужчин украинского шоу-бизнеса 2012 года.


- Мне просто очень хорошо за это платят (смеется).

- А за съемки в собственных клипах тоже платят?

- Да. Но потом. На концертах.

- Некоторые украинские музыканты часто ездят в Штаты и Канаду, поскольку там достаточно большая украинская община. Вы не пробовали?

- Попытки были. Нас украинцы приглашали в Канаду: Ми хочемо побачити вас у Канаді. Але ви можете приїхати, щоб вас було не шість музикантів, а пять чи чотири? (говорит со специфическим заокеанским выговором), бо шість персон ми не можемо привезти. Ну, как я могу делить группу? И бюджет у них, как у нашего сельского фестиваля.

- Странно, никогда раньше не слышала от других украинских музыкантов, что в Канаде есть проблемы с бюджетом.

- Дорогой перелет. Поэтому нам предложили выступить бесплатно. Мы, конечно, можем «забить» на то, что происходит у нас в стране, сорваться и поехать. Но, пока мы будем там промотировать группу, потеряем здесь деньги. Сцена это наша работа. Мы ничего другого делать не можем...

P.S. Как стало известно, на благотворительном концерте для Ладыжинского интерната было собрано порядка ста двадцати тысяч гривен.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.