Лидер рок-группы Воскресение - К Маргулису на улице пристают, а ко мне - нет

29 марта 2013, 13:36
Журналист
0
6679
Лидер рок-группы Воскресение - К Маргулису на улице пристают, а ко мне - нет

Свое первое за много лет интервью легенда русского рока Алексей Романов дал специально для читателей Корреспондент.net

- Алексей, ваш последний альбом «Не торопясь…» вышел в 2003 году, прошло уже десять лет…


- Да, с альбомами больше пока ничего не «рисуется».  Мы живем в другой стране. Может, мы даже поумнели или повзрослели за это время, но лично я не ощущаю себя взрослым человеком. А вот то, что меня окружает, изменилось очень сильно.

- Что изменилось в России? Политика? Музыка?

- Мне не с кем разговаривать. Я больше не чувствую себя поэтом. Вот такая фигня.

- Вы уже все сказали?

- Я совершенно не понимаю, зачем и почему я это делал раньше.

- Тогда, когда вы начинали, русский рок был музыкой протеста…

- Черта с два! Я просто вел себя так, как мне было свойственно. Для того чтобы специально протестовать, надо записываться в герои. А на самом деле все было очень естественно. Просто я всегда был дураком  и делал не то, что нужно, а то, что хочется. А думать научился   годам к пятидесяти, но уже было поздно (смеется).

- Вы говорите, что вы больше не поэт и вообще не понимаете, зачем вы это раньше делали. А как же это сочетается с вашими концертами?

- Я очень хороший исполнитель.

- А не тяжело ли выступать, когда перестаешь понимать, зачем все это писалось?

- Наоборот, легче стало. Мне не надо переживать этот репертуар. Это просто те песни, которые я знаю. Их сочинил другой парень. Я их очень хорошо пою. Примерно так. Я так же мог бы петь песни Пола Маккартни или Олега Скрипки.

- Вы дружите с Олегом Скрипкой?

- Нет, он мне просто очень нравится. Чудесный музыкант. У него есть классные песни, и я мог бы их исполнить.

- Так, может, попробуете?

- Я попробую. Но не сегодня.

- Интересно, что бы из этого получилось. Мне кажется вы очень разные…

- Вообще-то люди все очень разные, мне так кажется. В этом и прикол…

- Вы в январе были в Испании. И как вам Испания?

- Ой, как хорошо быть туристом. Тем более что там вообще никакого кризиса нет. Такое впечатление, что нет безработицы, потому что днем на улицах пусто. Все испанцы на работе.

- А как же сиеста?

- В одиннадцать утра они идут пить коньяк. А в восемь утра они пьют водку.

- Испанцы пьют водку в восемь утра…

- Да. За завтраком. Если рано встать и пойти в бар, то можно наблюдать, как испанцы берут омлетик и рюмочку водочки. До одиннадцати терпят, потом пьют коньяк. За обедом пьют красное вино. Я у них на работе не был, может они и во время работы что-нибудь попивают. Это, конечно, другая планета. У них совершенно другая культура. Они еще более расслабленные, чем итальянцы.

- Вам нравится Италия?

- Да. Я еще и Англию люблю. Мне и Украина очень нравится.

- И чем же нравится Украина?

- Это почти Италия.

- По темпераменту?

- И по темпераменту, и по климату.

- По климату??? У нас же холодно!

- Это ничего! Приезжайте к нам в Норильск (смеется). По крайней мере, отсюда ближе до Рима примерно на тысячу километров.

- И на тысячу километров дальше от Норильска. Согласна, это греет. Вы сказали, что больше не считаете себя поэтом, тогда кем вы себя ощущаете? Чего бы вы хотели?

- Лен, столько всего хочется.… Столько всего утрачено…

- Ну а если представить, что впереди еще лет двести?

- Я как раз сегодня прочитал на вашей странице в Фейсбуке про то, как 256 лет прожил этот черт Ли Циньюнь (китайский целитель и мастер боевых искусств, умер в 1933 году – Е.Р.). 24 жены!!!! Вот это выдержка! Вот это характер! Вот это мужик! У меня нет таких знакомых. Чего-то такого неистового захотеть.… Ну, это можно придумать. Можно на Луну захотеть. Все равно никуда не денешься от самоуверенности, самомнения. Все равно кажется, что сейчас я точно знаю, что дальше делать. Потом, когда получаешь тейблом по фейсу, думаешь: «Батюшки, вовсе не такой я умный, как мне казалось». 

Нет рецептов. Есть армейская иллюзия, что есть паханы и шестерки. Мой пахан самый лучший, и я самая лучшая его шестерка. Это классная позиция. Потому что не надо думать. До поры до времени это удобно. Мне, в свое время, наверное, не хватило этого комсомольства. Так что в какой-то момент я передумал быть шестеркой у кого бы то ни было. Я не скажу, что я какой-то отважный герой. Просто в каждый момент нужно принимать решения. Нет готовых решений. Хотя, есть - заходишь в интернет и заказываешь билет в Испанию (смеется). Это шаблончики, которые упрощают жизнь. А давайте повернем другим бочком. Мы живем в обществе. Это договорная система. Нам приходится знать очень много штампиков. Если я галантно открываю перед вами дверь, Лена, вы мне приятно улыбаетесь, но точно так же распахивая дверь перед американской суфражисткой, я могу получить в глаз. Надо знать наперед многие вещи. Поэтому принято учить иностранные языки, знать правила этикета и уважать чужие законы. Когда нам, советским школьникам, раздали загранпаспорта, жизнь немного усложнилась. Потому что оказалось, что не мы самые лучшие (смеется). Неожиданно выяснилось, что никто не обещал никому коммунизма, кроме нас...

- Во времена СССР вы увлекались восточной философией…

- Для этого надо было родиться в 1952 году. Видимо это была необходимая отдушина. Нужна была какая-то инъекция в мозги, чтобы не зацикливаться на марксизме. Ведь марксизм - это очередная ересь. Так что нужно было поменять проекцию. Это теперь я уже думаю, что эти образованнейшие, умнейшие люди - марксисты – по-своему говорили о справедливости. Но об этом говорят все учения, хотя каждый раз не выходит ничего хорошего.

- Потому что учениями манипулируют.

- Вот именно! Можно и от имени дзен-буддизма устроить что-нибудь очень тоталитарное.

- А когда вам говорят, что название вашей группы ассоциируется с христианством, у вас не возникает ощущение того, что это неспроста, знак свыше?

- Нет. У меня ни одна жилочка не дрогнет по этому поводу. Это все игры ума. Это все фигульки на рогульке. Рок-музыка - это смешно, это дурачество. 

Как любое скоморошество, это может намекать на что-то серьезное, но никакой миссионерской деятельностью я никогда не занимался и не собираюсь. 

- А как насчет заявлений, что к кому-то через тексты ваших песен обращается сам Иисус Христос.

Концерт в Caribbean Club 17 марта 2013 год.

- Лен, я не знаю. Потому что тексты, которые я когда-то сочинял, совершенно безответственные. Вера – она же, как любовь. Это надо делать все время. Это работа. Записаться в верующие невозможно. Однажды записался, и теперь ты верующий – фигушки. Надо трудиться, трудиться и трудиться. Так же и в любви: если попробуешь любить человека, его надо все время любить. Бывает, он такие коленца выкидывает, а его надо любить.

- Ну, и еще один вопрос в продолжение темы. Вам не кажется, что РПЦ и власть в России сегодня как-то слишком плотно слились?

- Давайте отсчитаем лет на семьсот назад и посмотрим, что было. Примерно то же самое. Это очень грязные игры. То, что говорил Иисус, совершенно не имеет отношения к вот этим вот манипуляциям массовым сознанием. Так же как и Мухаммед, и все остальные. Это были визионеры. В меру чокнутые люди, которые хотели свой внутренний мир привести в соответствие с Божьим миром. В свое время это было, конечно, колоссальное откровение, потому что именно авраамические религии имеют дело с живым Богом. Но император Константин все это очень хорошо пристроил к политике. Потом из этого было сделано очень много интересных штуковин. Таких, как Ватикан. Или: «Москва -третий Рим,  а четвертому не бывать». Это ахинея на постном масле. А бороться с этим многие пытались. Но это заканчивается очень плохо для борцов. Иисус, кстати, первым и пострадал.

- Т.е. получается, что раньше веру в подвалы загоняли коммунисты, а теперь гонения в России может устроить уже само православное  духовенство?

- Это новая идеология. Потому что у тех ребят, что сейчас у власти, не очень хорошо получается манипулировать массовым сознанием. Я не очень понимаю, зачем это им нужно. Но поскольку они люди темные, по-настоящему черные, их энергия идет совсем снизу. Поэтому и их идеология не мозгами делается, а рачком, от страха. Причем, насколько я соображаю, это совершенно необязательно. Но они все равно это делают. Причем, век от века. Вместо того чтобы руководить «семьей», они придумывают какую-то надстройку. Чтобы не руководить «семьей», а грабить население. Мы все это знаем, нам это не нравится, но мы с этим сделать ничего не можем.

- Но, судя по тем же маршам несогласных, авторитет власти в России несколько пошатнулся, …

- А авторитета, может, и не было. Может, мы просто взрослеем, и это у нас меняется восприятие. Когда мне было восемнадцать лет, меня было очень легко дернуть убирать картошку на комсомольском задоре. Если отбросить все эти галлюцинации, шоры, мы все очень хорошо знаем, как нам жить. Мы очень умные, мы умелые, мы почти все можем. Но каждый сам, по отдельности.

- А вы лично знаете, как вам жить?

- Да. Решения принимаются каждую секунду. Вот и все.

Окончание интервью с Алексеем Романовым выйдет 1 апреля 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.