Нотатки подорожнього Или Контрасты и синхронизации

8 августа 2013, 11:38
редактор рубрики Страна
0
1917

по мотивам отпуска, проведенного в Прикерзонье вместе с семьей в компании новой Honda CR-V (последнее обстоятельство некоторым образом поясняет географию «нотаток»)

Придавленный временем – это о Сатанове (поселок в Хмельницкой области, на границе с Тернопольщиной). Рядом с ним довольно активно строятся различные курорты (в 1980-х, что ли, в окрестностях Сатанова по речке Збруч открыли источники целебных вод), а вот поселок демонстрирует полную покорность времени: получивший магдебургское право еще в XVII веке, сегодня он полностью погребен под руинами собственного довольно бурного прошлого. Причем в руины здесь превращается любое прошлое – начиная от стен старой крепости и такой же пожилой (чуть ли не XVI века) каменной синагоги, и заканчивая советскими постройками. Может, в этом виновато откровенно демоническое название поселка?

 

Рынок в Хмельницком (через окна движущегося автомобиля) на 50% выглядит как старый город в Иерусалиме, на остальные 50% – как индийские трущобы: какие-то двухэтажные торгово-полужилые конструкции, созданные чуть ли не из листового железа.

 

Советское – оно может быть и приличным. Например, в весьма советском, по сути, санатории Збруч, где нет даже вай-фая (для современников это ужас, жуть и сплошное «вау»), а пластиковые окна – лишь в считанных номерах, есть полноценное медобслуживание, лечебная водичка в мини-бювете, и простая, диетическая, но сытная, разнообразная и многоблюдная еда.

 

Отель Reikartz (а также ресторан при нем с хорошо приготовленными национальными блюдами и качественным обслуживанием) и несколько информационных пунктов для туристов с бесплатной справочной информацией – для успешности города Каменец-Подольский эти объекты значат едва ли не больше, чем отлично сохранившаяся крепость и ухоженный исторический центр (там, например, есть неожиданное сочетание Христа и Магомета в образе костела с построенным при нем минаретом, увенчанным Девой Марией).

 

Инспектор ГАИ в пригороде Тернополя, на бегу (торопясь махнуть палочкой, чтобы я – нарушитель скоростного режима – не проехал мимо) остановивший нашу Хонду, обратился ко мне, строя фразу по-местному: «Інспектор Такий-то. Пан рухався по населеному пункту Такому-то з порушенням – перевищенням швидкості. Швидкість склала 84 кілометри. ПрОшу». Последнее слово прозвучало как прямое (с оглядкой на его должность и обстоятельства встречи) предложение о «материальной помощи». Впрочем, мы расстались по-доброму – он увидел мое журналистское удостоверение, и смилостивился до обычного предупреждения.

 

Интересно было бы понять, почему именно в Тернопольской области такая концентрация различных «святых мест», начиная от Почаевской лавры и Зарваницы, заканчивая различными источниками и селами, дающими поколения священников? Связано ли это с традиционными успехами, которые имеет в регионе ВО Свобода?

 

Трасса Тернополь-Стрый – регион контрастов: пасторальные (за редким исключением) виды на обочины (домики, леса, луга, понемногу подрастающие холмы-горы) и убитая дорога. «Умирать» она начинает на выходе из Тернопольщины, потом краснеет от стыда (признак Ивано-Франковской области – там в качестве гравия в асфальте, похоже, используется крошка камней красноватого, а не серого, оттенка). По въезду же во Львовскую область трасса окончательно гибнет под колесами, превращаясь в нескончаемую череду ям и ямищ.

 

В городах по трассе, начиная с Бережан (в меньшей степени) и далее (Рогатин, Ходорив) наблюдали довольно богатую и неплохо сохранившуюся старую (за Польщі, за Австро-Угорщини) застройку, щедро сдобренную различными современными «памятками» освободительному движению (мемориалами, скульптурными группами) и историческим персонажам (вплоть до Роксоланы). Однако, все эти архитектурно-скульптурные красоты высятся над побитым дорожным покрытием, которое становится тем хуже, чем ближе центральная часть указанных городов.

Прыгаешь по кочкам, объезжаешь ямы, лишь слегка цепляя взглядом самые заметные фрагменты местного рукотворного пейзажа – и при этом пытаешься понять: почему родина (в самом широком смысле) так не любит тратиться на инфраструктуру, и обожает возводить памятники и церкви?

С таким подходом Украина немного напоминает кладбище, на котором не принято думать о потребностях живых. И это сходство синхронизируется со статистикой о постепенном вымирании страны.

(Не скажу, что в той же Хмельнитчине ситуация кардинально иная, - хотя там дороги ухоженней: 1 млн. тамошних «дыр» заделан где-то 990 тыс. «заплаток»; подольские дороги воспринимаются легче только лишь потому, что в них нет галицкой контрастности с окружающим миром).

 

Еврейские кладбища, часто запущенные – каменные плиты, разномастно торчащие из земли – привычная часть пейзажа городков и поселков правобережной Украины. С одной стороны выглядит удручающе для евреев (забытое и никому не нужное прошлое), с другой стороны – удручающе для украинцев: от славян-современников тех евреев, что лежат на кладбище Сатанова, например, уже и следа не осталось, даже в виде могил. А пусть и заброшенное, но все еще существующее кладбище потомки и восстановить могут – и те же евреи в той же Украине периодически являют тому примеры.

О польских захоронениях можно все тоже самое можно написать.

 

Сельские районы Подолья – царство мотоблоков, которые пришли на смену прежним «крестьянским лошадкам» - мотоциклам с коляской и велосипедам. Мотоблок по-хмельницки – это не только двухколесный плуг/разрыхлитель на бензиновой тяге с вытянутыми мотоциклетными рукоятками вместо руля, но и средство передвижения – к передней части подсоединен прицеп-кузов с еще одной парой колес, в итоге получается такой грузовичок, тянущий с черепашьей скоростью по миру компании бабів-дідів-онуків.

В Галиции вкусы кардинально иные – это королевство «бусов» (однотипных микроавтобусов Opel Vivaro/Renault Trafic).

Мотоблок против микроавтобуса – чем не иллюстрация глубинных межрегиональных отличий?

 

Львов (центральная часть) все-таки умудрился почти идеально совместить потребности для глаз, фотоальбомов, желудка и сумок своих многочисленных посетителей. Причем все имеет концентрированный вид, очень разнообразно и индивидуально.

 

В львовской Криївке антураж забил все: по двадцать минут ожидали перемены блюд – хорошо хоть, что было что разглядывать.

В вышеупомянутом каменец-подольском ресторане Reikartz чувствуешь себя чуть ли не европейцем, а вот во львовском «подполье» ты, в первую очередь, москаль: и радуйся, что разрешили не только пожить, но и поестьJ.

 

Жовква – своеобразный антипод Сатанова: в городе прошлое как-то само собой консервируется, тем самым продолжая жить в относительно презентабельном виде.

Это заметно по центральной части, сохранившей атрибуты, а значит и вид полноценного польского города – костелы, крепость, торговые ряды, синагогу.

Здесь сохранились даже захоронения советских солдат («оккупантов»), погибших в послевоенные годы в боях с повстанцами («националистическим подпольем»).

 

Олеський замок – объект, в котором внешние виды гораздо лучше внутреннего содержания. Чем-то похоже на дворец в Батурине: вместо наполненности реальной историей – пустые залы с легким налетом прежней помпезности, а из экспонатов – картины «по поводу».

Зато в Олесько, судя по всему, трепетно относится к одному аутентичному объекту в 30-40 м от замка – оригинальному (в смысле, первозданному) туалету made in USSR типа «нужник» с естественной вентиляцией от дыр в полу («унитазов») в дыры под крышей. Объект исправно функционирует, и заменять его на что-то более современное никто, очевидно, не собирается. Имею на этот счет рацпредложение: наивным иностранцам можно впаривать сортир как место, где справлял нужду еще сам Ян III Собеский.

 

Небольшой тур по замкам/крепостям наводит на мысли, что эти монументальные строения сами трудятся над собственным продвижением.

Отремонтированы – уже хорошо. Есть к ним более-менее хорошая подъездная дорога – вообще отлично (к Хотинской крепости, выглядящей самой монументальной из всех посещенных, ведет узкая и кривая сельская «транспортная артерия» с двумя указателями).

Лучшее, что встречается в экспозициях – пара пушек, сами стены-казематы-подвалы, ну и виды. Случаются и всякие неожиданности: в Каменец-Подольском замке есть, например, экспозиция бумажных моделей техники – на основе какого-то советского журнала.

Еще в замках очень любят экспонировать орудия пыток. И вокруг всех этих «железных дев» и «молотов ведьм» ходят посетители с детьми и с раскрытыми ртами – прямо какая-то нация садомазохистов.

Найти экспозицию по теме, особенно более-менее богатую – фактически невозможно. В этом плане дальше всех (из посещенных) продвинулся Острожский замок – в башне-донжоне (главный и самый заметный элемент всего этого фортификационного сооружения) есть полноценный музей такого краеведческого направления. Но все равно хотелось бы большего, интересного, и даже (мамма-миа) интерактивного.

Зато почти во всех каменных «жемчужинах» Украины полно всякой чуши, с которой (или в которой) можно фотографироваться на фоне древних стен. Живые орлы, лошади, костюмы варваров/рыцарей, палки-мечи-щиты, и даже (как это обнаружилось в прошлом году в Судаке, внутри генуэзской крепости, прямо под замком) пара живых афрогенуэзцев в набедренных повязках, с копьями и муляжом кокосовой пальмы. Раз эти ниггеры там стоят, значит, с ними кто-то фотографируется?

Обитатели Украины – точно садомазохисты.

 

Где-то между Бродами и Дубно нашу машину облетело по встречной попутное НЛО – тонировано-матовый Porsche Cayenne с госномером «ДОНБАСС».

Идеальная красная тряпка для Галиции. Следующие километров сто я с некоторым трепетом ожидал увидеть если не горящие и изрешеченные пулями останки этого «рулящего донбасса», то хотя бы группу инспекторов ГАИ, пытающих оштрафовать поршелетчиков.

А хрен там.


P.S.

Если кому-то интересно: новая Honda CR-V комфортна и просторна, в самый раз для дальних вояжей (даже по разбитым областным львовским дорогам). Ей бы еще управление полным приводом добавить, да мотор мощней (хотя и так стоял 2,4-литровый), чтобы резвей стартовала. А так – все же тяжеловато Хонде в Галиции, где местные водители бросаются на обгон на узких трассах (по одной полосе в каждую сторону) как камикадзе, и никогда не сворачивают обратно до завершения маневра.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.