Свои или чужие?

12 августа 2013, 13:52
журналист, литературный обозреватель
0
5836

Бурная дискуссия о том, что можно считать украинской литературой, а что нет, на самом деле выходит далеко за рамки самой литературы.

Все началось с колонки Тараса Прохасько, размещенной в интернете. В ней писатель с Ивано-Франковщины утверждал: украинским можно считать только то, что есть "продукт мозга, рабочим языком которого является украинский". В списке неукраинских сущностей значился десяток пунктов, от Президента и правительства до дрессировки служебных собак. В конце статьи Прохасько пришел к выводу, что единственным подлинно украинским явлением остается украинская литература. И что "следующим шагом дьявола в его беспроигрышной игре будет то, что украинской литературой станут считать все написанное на разных языках в этой стране".

Прохасько возразил пользующийся ничуть не меньшим авторитетом литератор Сергей Жадан в своей колонке в интернете. Харьковчанин заметил, что при подобном подходе украинская литература превращается в гетто, в герметичную, оторванную от реальности среду, продукция которой предназначена для потребления самими ее обитателями. И предположил, что перспектив у такой литературы нет.

Наконец, на стороне Прохасько выступил Андрей Любка. Ужгородский поэт приписал идею многоязычной и мультикультурной Украины московской пропаганде, однако оказался несколько более толерантным. Он считает, что русскоязычного писателя можно, так и быть, признать украинским, но только если тот сам объявит себя таковым. Пока что, замечает Любка, так поступил один лишь Андрей Курков.

Конечно, можно предположить, что существование миллионов русскоязычных украинских граждан - тоже выдумка московской пропаганды, но не будем доводить ситуацию до абсурда. Лучше разберемся с семантикой вопроса. У северных соседей все просто и удобно: понятия "русское" и "российское" не тождественны друг другу. Если русской литературой принято считать все то, что написано на русском языке, то российская включает в себя тексты, написанные на любом из языков РФ - марийском, бурятском, осетинском и пр.

А вот выражение "украинская литература" в силу естественных причин соотносится одновременно и с языком, и с государством. Поэтому, когда под украинской литературой мы подразумеваем тексты, написанные на украинском языке, включать в нее прозу того же Андрея Куркова, безусловно, нельзя. Что бы при этом ни говорил сам Курков.

Но как быть, если речь идет о сочинениях, соотносящихся не с языком, а со страной, о текстах, написанных ее жителями и полноправными гражданами? Казалось бы, проще простого: вместо двусмысленного определения "украинская литература" используем вполне очевидное "литература Украины", и проблема отпадает сама собой. Вроде бы понятно, что к литературе Украины относится все, что написано в стране на любом языке - украинском, русском, венгерском, крымско-татарском и т. д.

Не тут-то было. В развернувшейся в Facebook дискуссии Любка заявляет, что в таком случае вопрос теряет всякий смысл. Что выражение «литература Украины» для него все равно что "литература от Чопа до Луганска", то есть чисто физическая география, не более. Такое мнение может показаться кощунственным, особенно если оно высказывается завзятым патриотом, но есть один нюанс.

Дело в том, что в последнее время Любка регулярно выступает в СМИ с колонками сепаратистского характера. В частности, он доказывает, что соборность Украины выгодна одному лишь Кремлю, а самой Украине насущно необходим раскол, и ничего страшного, что в результате такого раскола она перестанет существовать. Резонно предположить, что пространство от Чопа до Луганска сакрального значения для Любки не имеет.

Однако же, пока сугубо украинская Украина остается недостижимой мечтой, ее адепты применяют свои идеи по отношению ко всей стране. С их точки зрения, авторы, пишущие на каких-либо других языках, кроме украинского, должны быть вычеркнуты из отечественного литературного процесса. По существу, лишены литературного гражданства.

Для русскоязычных авторов это вполне очевидный месседж. Вы не свои, вы чужие, косвенно объявляют им представители титульной литературы, к Украине вы отношения не имеете. Подобные сентенции вызывают не менее однозначную ответную реакцию. И получается, что исключение русскоязычных писателей из украинской культуры автоматически превращает их в некую пятую колонну, что любой автор, пишущий по-русски, - это ставленник Москвы и пособник Кремля. Конечно, за исключением Андрея Куркова.

И если бы дело было только в литературе! Вернемся к началу разговора, к утверждению Прохасько, согласно которому, все то, что придумано и создано не на базе украинского языка, украинским считать нельзя. Объясните мне, пожалуйста, есть ли принципиальные отличия между тезисом Прохасько и лозунгом Украина для украинцев, кроме того что этнический принцип отбора заменен на языковой, менее жесткий и не столь вызывающе одиозный?

В общем, при всем богатстве выбора у нас есть только одна простая альтернатива. Первый путь - принять существующую ситуацию, перестать видеть в иноязычных гражданах чужих и хищников, признать, что Украина действительно является многонациональной и мультикультурной страной, согласиться, что все спорные языковые вопросы надлежит решать с помощью диалога, сотрудничества и взаимного уважения. Второй - это противопоставление, размежевание, конфликт, холодная война. Какой из двух путей лучше - вопрос, на мой взгляд, риторический.

Или это только на мой взгляд?

***

Эта колонка опубликована в №31  журнала Корреспондент от 9 августа 2013 года.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@kpmedia.ua

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.