Жена свободовца Швайки о том, как тот забрал сына и как запрещал отмечать 9 мая

25 сентября 2013, 11:03
МИА "Россия сегодня" (Москва)
0
2471

На прошлой неделе достоянием общественности стала известна жуткая история, когда депутат от "Свободы" Игорь Швайка забрал у своей бывшей (третьей по счету) супруги Ольги их пятилетнего сына Тараса.

Сына, в конце концов, Швайка вернул, но только после того, как мать Тараса вместе со своими добровольными помощниками взяли в осаду квартиру, где жил в это время социал-националист из "Свободы" со своей четвертой супругой.

Лично я, когда знакомился с обстоятельствами дела, обратил внимание на то, что депутат Швайка, которому только 37 лет, женат уже в четвертый (!!!) раз. Интересно, сколько браков будет у него, перед выходом на пенсию. У него уже четверо детей, четвертая супруга беременна пятым ребенком. Хороший ли он отец для своих детей и муж, я и попытался выяснить в беседе с Ольгой Швайкой.

- Что за человек Игорь Швайка? Почему вы с ним развелись? 

- Причина разрыва? 16 сентября 2011 года брак был разорван по инициативе Швайки, причин не объяснил. Он подал заявление и все. У нас были "негаразды". Когда мы познакомились, он был простым юристом, говорил по-русски, а потом все изменилось.

- Когда конкретно?

- Он меня с Тарасом не забрал из роддома – лично для меня это стало переломным моментом в нашем браке. Он был на очередном слете своей партии. У них полно таких мероприятий, я даже не знаю, по какому это было поводу. По-моему, политрада. Он был тогда в Ивано-Франковске.



На фото: Игорь Швайка

- А как так вышло, что из русскоязычного юриста получился украиноязычный социал-националист?

- Это было постепенно. Какие-то национальные идеи были в голове. Я вот, например, продолжаю с детьми говорить на украинском, потому что считаю, что мы живем в Украине и это им не помешает. Сначала для меня это было в здоровом формате. Но потом начались увлечения, которые перешли в фанатизм. Самый страшный случай был, когда болели мои дети и лежали с температурой, и я слегла, мы вызывали скорую помощь, дома не было ни продуктов, ни лекарств, мне помогала тогда подруга, а бывший муж в это время делал праздник для своего потенциального электората.





На фото: Ольга Швайка

- В чем проявлялись эти "фанатизмы"?

- У нас начинались конфликты, если какие-то национальности назывались неприемлемыми для меня словами.

- Ну какими? Как он евреев называл?

- Я не могу... Не буду говорить. В общении со своими детьми он называет их так, как по телевизору.

- Евреев – жидами? Русских – москалями?

- Да.

- А какие у него были к ним претензии?

- Я не обсуждала это с ним. Я делала замечание, когда он общался с детьми.

- А почему он так говорил? 

- Это говорилось при детях, по телефону... Для меня неприемлемо, когда политика ставится выше семейных ценностей, . Политикой можно заниматься, когда ты достиг чего-то в своей жизни, семья устроена, а не бросаться на амбразуру, бросив семью.

- То есть, семьей он не занимался?

- Дома я его почти не видела.

- Когда он связался со "Свободой"?

- На втором году нашей совместной жизни.

- А как он объяснял – почему Свобода, а не БЮТ, например, или "Наша Украина"?

- Он объяснял это тем, что там ярко представлен дух национализма.

- А 9 мая вы в семье праздновали? 

- Это был тяжелый день для нас – я не могла детям показать ни парад, ни танки. Мы объезжали в тот день центр, чтобы дети потом не задавали при нем вопросов. Однажды он посетил наше семейное празднество, на котором мы поздравляли нашу бабушку, наговорил такого, что ей даже плохо стало после этого.

- А что он говорил?

- Как обычно – что это были не герои, что это не праздник.

- А к Гитлеру он как относился?

- Я не обсуждала это с ним.

- Он общался с другими видными социал-националистами из "Свободы"?

- Я дважды была на Яворине в 2007 и 2008 году. Тогда Швайка был еще сторонником, а не членом партии. Я старалась держаться в стороне. Для меня это было больше туристической поездкой.

- Что вас больше всего там поразило?

- Честно – я ничего о них вообще не думаю. Я не могу охарактеризовать "Свободу" и свободовцев вообще.

- Какой Швайка был человек в семье? Как относился к вам, к детям?

- Я не могу сказать, что он был агрессивен, но перед разводом угрозы были.

- Какие?

- Физические.

- Что он хотел сделать? 

- Говорил, что "легче тебя убить". Полунамеки.

- Кто был инициатором развода?

- Он.

- С чем это было связано?

- Была другая женщина, которая тоже была сторонницей "Свободы". Я знаю, что еще не дождавшись развода они уже жили вместе. Для меня лично это было уже освобождение.

- С чем были связаны угрозы физического воздействия?

- Просто импульсивные разговоры были. Мы никогда не ссорились. Началось ближе к концу разрыву отношений. Эта женщина – его нынешняя супруга?

- Нет, с нынешней супругой он знаком со времен его второго брака. Я не знаю, у него после развода со мной было еще пару гражданских браков.

- С какого по какой год вы были в браке со Швайкой?

- С 14 октября 2007 года – он настаивал именно на этом дне регистрации – до 16 сентября 2011 года.

- А почему такая дата была выбрана?

- Не знаю, он тогда шутил по этому поводу: 1) день рождения УПА, 2) мой день рождения 3) Покрова.

- Вас не смущало, что вы вышли замуж за человека, у которого было уже два брака?

- Когда женщина любит, то она в плохое не верит. Для меня был брак первым и я верила, что у меня все получится. В тот момент, когда мы познакомились, он обманул меня – он был еще женат фактически и сказал, что та семья уже развалена. Она тоже была юристом.

- Как ее звали?

- Ольга Зубкова.

- Тоже Ольга.

- Да, знаю что работает в Киеве нотариусом.

- А первая супруга кем была? 

- Елена Севастьянова. У них был сын, 2001 года рождения. От второго брака у него есть Анюта, ей сейчас 10 лет. У нас получается – третий брак – двое деток – София и Тарас. И сейчас 4-я жена носит пятого ребенка.



На фото: вторая жена Швайки – Ольга Зубкова с дочерью от Швайки – Анютой

- Он не говорил, почему развелся с первыми супругами?

- Объяснял, что они не совсем себя правильно вели. Первая супруга больше зарабатывала и диктовала условия. Ничего конкретного. Со второй супругой на настоящий момент мы сдружились.

- А чем он объяснял, что забрал Тараса?

- Мне сложно объяснять действия людей, логику которых не понимаю. Предполагаю, что есть меркантильный интерес. Скорее всего, он не хочет платить алименты и планирует выжить меня из квартиры, которую я сейчас занимаю на законных основаниях.

- Он платит алименты? 

- В среднем 2 тыс грн на двоих в месяц... Переводы были несистематическими и после моих регулярных просьб, что само по себе было мне унизительно.

- Другим детям платит алименты?

- Про Олю Зубкову знаю точно – 8 лет он не платил ей ничего. Я рада, что недавно она подала на алименты, получила решение в свою пользу и уже открыто исполнительное производство о взыскании с него алиментов.



- А вы подавать в суд будете?

- Я подавала на алименты очень давно, он еще не был депутатом. Я не хотела попрошайничать, потому подав на алименты, я решила, что сколько суд присудит, столько и будет. Суд длился вот уже больше года, а 5 сентября этого года, Швайка подал встречный иск об определении места жительства детей с ним. Если детей отдадут ему, то вопрос об алиментах отпадает.

- Вы харьковчанка?

- Я родом из Харькова.

- Сколько Тарас находился с отцом, где он жил? 

- Он жил без меня 26 дней.

- Как это произошло? 

- Я никогда не препятствовала общению детей с отцом, не настраивала против него... С начала лета, когда мы вернулись с моря, Тарас остался у моей мамыпогостить. И Швайка забрал ребенка у бабушки без моего согласия, а Софийка была определена в специализированный санаторий-профилакторий по путевке. Он приехал туда и выписал ее оттуда по своему заявлению без моего согласия, чтобы отвезти детей в Карпаты на свадьбу со своей 4-й женой.





На фото: Ольга Швайка с детьми – Тарасиком и Софийкой – на море

- Почему в Карпатах? Она западенка?

- Вообще-то она из Чугуева (Харьковская область).У нее там родственники... В одном из пояснений милиции ее брат указал национальность "русский". То есть, она русская. Меня больше всего ужаснуло, что отгуляв свадьбу, отец, вместо того, чтобы дочка получала полноценное лечение, не нашел ничего лучше, чем оставить ее на 1,5 месяца у дальних родственников своей 4-й жены. Тараса он забрал с собой.

Я думала, что у папы это временный припадок отцовских чувств. В это время делала ремонт в квартире, готовясь к возвращению детей. Когда прошло несколько недель, Тараса он вернул – и Тарас всего лишь поспал ночь, Швайка опять его забрал, хотя я пыталась объяснить, что хочу побыть дольше с ребенком и Тарас не хочет ехать. Со слов Тараса, с ним не гуляют, не уделяют внимания, не дают фрукты, ягоды летом.

Дети "в полном составе" были возвращены мне только 24 августа, мы пробыли вместе всего 1,5 суток и собирались идти на аттракционы в парк, я пыталась уговорить его полюбовно, но по телефону получила ответ, что я могу вообще их лишиться.

К его приходу я приготовилась, видеокамеру установила.

- А почему вы его пускаете в квартиру?

- Это его квартира, он имеет право входить на нее, он здесь и прописан.

- Почему не разменяете квартиру?

- У меня нет на нее права. Это собственность Швайки, нажитая в браке с его второй женой. 

-Опишите события последнего месяца в вашей жизни, когда Швайка забрал Тарасика?

- Когда Швайка 26 августа пришел в квартиру, дети стали плакать и не хотели с ним идти, просились оставить их с мамой. Швайка забрал сына, дочка протестовала громко и активно, а сын просто плакал и не мог сопротивляться.Папа пообещал сыну свозить его на аттракционы и вернуть в тот же вечер. Но ребенка он так и не вернул, дозвониться я смогла ему только через 2 дня. Он заявил, что Тараса мне не вернет.



На видео: Тарасик плачет, когда его насильно отец забирает от матери



На фото: Тарасик Швайка

Он забрал документы из садика, забрал документы обманом, сказав сотруднику садика, что с женой уезжает в Киев и я якобы в курсе этого. Я тут же приступила к защите дочери. Я написала заявления, чтобы Софийку не вздумали из школы отдавать.

- Как вы добились, что он отдал вам ребенка?

- В моем материнском горе меня поддержала подруга, а потом создалась инициативная группа. Почти сразу же помощь предложила Харьковская областная организация матерей "Сердце матери". Моя инициативная группа распечатала листовки и раздавали всем людям. Те люди, которые меня знают, оставляли подписи, приходили целыми семьями меня поддержать. Мы собрали около 500 подписей, так, территориальная община Песочина подготовила положительную характеристику мне как своему активному члену и потребовала принять меры от всяческих инстанций, куда направлялись эти обращения по прекращению "депутатского беспредела". Письма были направлены: Президенту Украины, Главе Верховной Рады, Генеральному прокурору, Уполномоченному ВРУ по правам детей, Уполномоченому Президентом по правам человека, Архиепископу Харьковской и Полтавской области...и лично Олегу Тягнибоку.





Тараса мы искали очень долго. Пытались выйти на журналистов. Удалось провести пресс-конференцию и тогда это вызвало резонанс среди журналистов. Тогда на меня вышли киевские журналисты. После того, как вышел сюжет на 1+1, мне позвонил мужчина и сообщил номер садика в Чугуеве, где видели моего сына, приблизительный адрес, где его видели. Мы кинулись в тот садик, поговорили с заведущей, которая рассказала, что ребенка приводит и уводит мачеха, посещал он его регулярно, но именно в тот день Тарас не был в садике по причине болезни. Видимо новое семейство Швайки предполагали, что я туда сразу и примчусь. Тогда мы на место жительства рванули, от соседей узнали квартиру, в которой живет брат и мать 4-й жены, поняли, что он там, так как одна из соседок подтвердила, что видела, как брат и новая жена заводили Тараса в подъезд утром. Мы решили разбивать на месте лагерь, вызвали милицию. Прибыл брат, который сказал, что он сам живет. Но отказывался пустить милицию. Через некоторое время брат все-таки согласился нас пустить, мы вошли в квартиру и увидели обувь и вещи Тараса. Наверное, они перенесли ребенка из квартиры в квартиру, предположила я. Поздно вечером приехал Швайка, предложил поговорить наедине и стал намекать угрозами, что если я не уберусь, то будет очень плохо. Во двор заехали две машины, с одной из которых велась видеосъемка. Наши мужчины-активисты стали фотографировать их в ответ, и они уехали.

Я попросила отдать ребенка, в чем мне было отказано. Швайка сказал, что ребенок в Киеве у его друзей. Я удивилась – как в Киеве, если он с женой здесь, при том, что ребенок болен... Он потом развернулся и ушел в квартиру. Мы продолжили осаду и ночевали под подъездом.

На следующий день, около 12 часов Швайка вышел, сел в машину и собрался уезжать. Я вместе с активистами перекрыла дорогу его автомобилю, мы стояли под проливным осенним дождем около 2,5 часов. Журналисты, как и люди из соседних домов, были возмущены его поведением, и в тот момент, когда мне вызвали скорую, даже подменили меня около капота машины. Просидев все это время в теплом авто, Швайка решил ретироваться в теплую квартиру, не давая пояснений насчет того, где именно находится ребенок, никому – ни милиции, ни специалистам социальной службы защиты детей г. Чугуева, ни мне.



На видео: Ольга Швайка (под дождем) лягла на копот машины свободовца Игоря Швайки и не дает ему уехать, пока он не возвратит ей сына

- Как же он отдал ребенка?

- Мы поняли, что ребенок все-таки в подъезде, милиция делала обход по всем квартирам. Те, кто видели все и сочувствовали нам, пускали и показывали квартиры. Некоторые не пустили. Мы решили блокировать эти три квартиры. Швайка понял, что я не уйду, и наконец вышел, пообещал, что привезет сына в воскресенье в обед и полюбовно решит вопрос о проживании детей. На это повлияло то, что его жена беременная, и она нервничает из-за давления и всей этой истории.

В воскресенье он все-таки привез ребенка. Правда не в обед, как обещал, а вечером.

Тарас сразу же подтвердил, что находился все это время находился в Башкировке и в Киев не ездил.

- Что вы теперь будете делать? Тягнибоку писали?

- Я писала Тягнибоку, говорила с Ильенко.

- И что они?

- Мне сказали, что это личное дело Швайки, что уставом партии не предусмотрены требования к моральному облику их членов. Я просила поговорить с ним.

- А что Ильенко сказал?

- Что я не знаю вас, это может быть обычный бытовой конфликт, и он не уполномочен заниматься этими вопросами.

- А с Тягнибоком?

- Я знаю его личный телефон, но трубку берет только секретарь. Когда мы штурмовали квартиру, я звонила, плакала и просила повлиять на Швайку, на что был ответ, аналогичный ответу Ильенко.

- Что дальше будет?

- Дальше будет... Во-первых, нужно реабилитировать Тараса. Когда он вернулся в квартиру, то первым делом спросил: правда ли, что я продалась "татовим ворогам"? Ребенок зашел с оселедцем, выстриженным на голове. Он пояснил, что так ходят настоящие казаки. Когда я спросила, почему папа себе такое не делает, он сказал, что папе не нравится. Думаю, прическу поправим, душу залечим.

Папа пообещал ребенку, что через три дня явится. Это меня внутренне напрягло. Потому что возможно будет то же самое.

- Почему вы не хотите уехать, спрятаться на время?

- Потому что в суде это будет использовано как препятствие его общению с детьми.

- А когда был развод, вы разве судьбу детей не решали?

- Решение о розводе было принято судом без определения места жительства детей. Спора между нами никогда на этот счет не было. Дети жили со мной и общались с отцом ровно столько, сколько он сам того хотел.

- А вы в курсе, что он рейдерством занимался?

- Я не располагаю такой информацией. Единственное, что могу сказать, что на момент нашей совместной жизни он не был богатым человеком или так преподносил себя.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.