Зеленая революция, как уникальный шанс для Украины

17 августа 2017, 12:49
Председатель правления ГО «Зеленый фонд», кандидат юридических наук
0
108
Зеленая революция, как уникальный шанс для Украины
Книга «Зеленая революция» Ральф Фюкс

О чем же говорит Фюкс? А давайте лучше зададимся вопросом - о чем Фюкс молчит?! В своей книге «Зеленая революция» Ральф Фюкс

В начале 2016 года в Киеве была презентована книга известного общественно-политического деятеля, сопредседателя Фонда Генриха Белля, идеолога зеленого движения - Ральфа Фюкса – «Зеленая революция: экономический рост без ущерба для экологии».

По правде говоря, имея отношение к развитию общественных инициатив в сфере экологии, приходится пролистывать тонны информации по идеологии зеленого движения, а посему очередная книга-«страшилка» на меня не произвела бы впечатления.  До тех пор, пока я не открыл первую страницу этой книги и не понял, что она в корне отличается от всего прочитанного мною до сих пор по тематике соотношения экологии и экономики.

Люди устали жить в страхе, в ожидании и предчувствии неизбежности экологической катастрофы и деградации планеты. Кинематограф, масс-медиа, ученые-популисты, литература последних 30 лет в основной свой массе не формируют атмосферы оптимизма и не нацеливают на поиск путей выхода из ситуации, которая уже объективно сложилась, которая уже здесь и сейчас, усугубляя «алармизм», панические настроения, тревожность, неизбежность поражения человечества в борьбе за существование. Разговоры с любым ученым-экологом или зеленым общественным активистом сводятся к констатации кризиса и полной безнадежности, а большинство международных конвенций в сфере экологии призывают ограничивать ту или иную сторону потребления, тем самым замедлив рост производства, и, как следствие, понизит планку зоны комфорта существования людей. Большую роль в этом сыграл доклад подготовленый по поручению Римского клуба в 1972 г. Под авторством  Денниса Медоуза и других - «Пределы роста», который на сегодня является, чуть ли не Библией мирового экологизма, поскольку издана на 30 языках и тиражом более 12 млн. экземпляров.

Фактически вся философия современной экологии, во всей многогранности ее проявлений, сводится к «диетологии» с постоянными призывами запретить, ограничить, не допустить, снизить и т.д. Это утомляет, как утомляют постоянные визиты к врачу хронически больного человека. Вы не заметили, как экологическая тематика в последнее время все меньше места и времени стала занимать в эфирах и на площадках масс-медиа? Люди не могут постоянно находиться в атмосфере страха и обреченности. А посему люди отталкивают от себя тревожную информацию, если она становится перманентной и навязчивой. Наступает обратная реакция, сравнимая разве что с «массовым стокгольмским синдромом». Либо люди равнодушно привыкают к ней, как к фоновой музыке из авто-FM.

И в этой, массово продуцируемой  атмосфере декаданса, раздается голос человека, которому есть что сказать по зеленой тематике, который всю свою жизнь посвятил развитию зеленого движения – Ральфа Фюкса, который будучи одним из лидеров общественного мнения мировых зеленых, одновременно является практиком экологических инициатив, а не просто очередным марсианским прожектером.

О чем же говорит Фюкс? А давайте лучше зададимся вопросом - о чем Фюкс молчит?!  В своей книге  «Зеленая революция» Ральф Фюкс  не говорит о катастрофичности будущего, о безысходности развития, о тупике прогресса, о том что все пропало и выхода нет. Рассудительно и трезво автор рассуждает об объективной ситуации, которая сложилась – о том, что планета Земля уже в скором времени станет средой обитания для 8-ми млрд. человек, каждый из которых хочет есть стейки, кататься на машине, путешествовать на самолете, одевать модную одежду, ибо уровень развития стран третьего мира все-таки неуклонно повышается и они все более интегрируются в глобальный контекст. Возможность обеспечения потребности такого количества людей большинство экологов видят только в снижении уровня потребления ресурсов, что неминуемо приводит к снижению качества и комфорта жизни. Р. Фюкс предлагает посмотреть на эту проблему с иной стороны, ибо снижение уровня потребления не является выходом из такой ситуации. Исследователь предлагает целый комплекс мер по изменению структуры производства,  использования альтернативной энергетики, внедрения замкнутых циклов производства, где любые отходы окончательно бы перерабатывались.

Эта мировоззренческая книга, по моему мнению, является весьма значимым произведением начала 21-го века и особое значение имеет для Украины в силу специфики ситуации, в которой находится сейчас наша страна.

Будучи осколком Советской империи, обредшим свою независимость, Украина унаследовала индустриальный потенциал Советского Союза, а вместе с ним и особый тип экономики, способов производства и материальной культуры. Вспоминая Э. Тоффлера не без основания можно констатировать, что мы являемся классической страной «второй индустриальной волны», которая сделала только первые шаги для вступления в эру пост-индустриализма, цифрового общества, да и то, лишь в силу того, что находится в географической близости к Старой Европе. С одной стороны, количество индустриальных объектов, породивших соответствующий тип ментальности миллионов украинцев, видящих мощь страны лишь в развитии тяжелой индустрии, с другой стороны, пост-индустриальная Европа, выводящая все большее количество промышленных объектов за пределы континента, которая тоже оказывает влияние на ментальность, тип культуры производства и формы создания валового продукта  – все это соединилось и трансмутировалось на пересечении Европы и Азии – в Украине.

В результате произошедших известных кризисных политических событий, продолжающегося экономического коллапса рынков материального производства экономика Украины скатилась в глубокий застой. Произошла невольная деиндустриализация страны, но не европейского типа, когда производства выводятся за пределы Евросюза по причине дороговизны рабочей силы, завышенных экологических нормативов, обедненности природными ресурсами, а кризисная деиндустриализация – остановка предприятий, в следствии вооруженных конфликтов, разрушения былых экономических связей, деградации экономики.

Возрождение экономики большая часть украинского общества связывает, прежде всего, с воссозданием крупных фабрик и заводов, шахт и металлургических комбинатов. Именно в этом украинцы видят признаки благополучной жизни, экономической стабильности, процветания государства. Именно эти чаяния электората порождают соответствующие политические заявления, направленность экономического курса, формирование предпосылок дальнейшего социально-экономического развития. А редкий инвестор, пришедший в Украину с целью построить очередной загрязняющий завод, воспринимается как герой отечественной экономики. Политики-популисты всячески навязывают идею индустриального возрождения Украины, собирая при этом довольно обширную аудиторию своих сторонников, спекулируя на тематике солидарности трудящихся.

Украинцы не хотят видеть в этой декадансной картине разрушения индустриального потенциала уникальный шанс начать все заново, перестроить экономику, обнулить отсчет, совершить зеленую революцию о которой пишет Ральф Фюкс. Ведь как бы ни было тяжело, но лишь достигнув дна, мы обретаем почву от которой мы можем оттолкнуться для рывка вверх. Энергетическая зависимость от поставок газа дает новый толчок для развития альтернативной энергетики, что немыслимо в энергетически-богатых странах; снижение объемов добычи угля заставляет по иному взглянуть на проблему централизированого теплообеспечения; проблемы с топливом приводит к поиску вариантов внедрения электромобильного транспорта; закрытие старых, традиционных продуктовых рынков стимулирует повышение качества производства национальных продуктов для выхода на европейские рынки. Например, Ральф Фюкс пишет «…отказ от ядерной энергии стал не просто оборонительным маневром, а отправной точкой перехода к новой восхитительной эпохе возобновляемых видов энергии, началом зеленой революции». По данным Йельского центра экологического права и политики Украина с 95-го места в 2014 году переместилась на 44 место в 2016 году в рейтинге EPI (Environmental Performance Index), и связано это, прежде всего, с падением объемов роста тяжелой индустрии. Таким образом, улучшение уровня индексов охраны окружающей среды в Украине связано с резким падением уровня производства, а не с переформатированием промышленных объектов в экологически-дружелюбные производства. А это именно та проблема, о которой пишет Р.Фюкс – экономический рост без ущерба экологии.

Невиданный всплеск энтузиазма наших отечественных изобретателей в сфере альтернативной энергетики именно объясняется теми трудностями, которые сейчас переживает Украины в энергетической сфере. Так неужели же мощь нашей энергетики мы видим в возрождении атомной энергетики и запуске законосервированых атомных энергоблоков?

«Мы не можем быть до конца уверенными, что все будет хорошо, но и не должны  отказываться от идеи прогресса. Просто необходимо его переосмыслить. Если экологи с присущей им страстностью будут рисовать будущее в черных красках, они ничего не добьются. Публика поохает, покивает и продолжить жить по-старому». Так неужели нам важно в Украине возрождать промышленность и добиваться индустриальных показателей до 1991 года, к чему так бойко призывают политики? Вы действительно верите в то, что 1991 год является нормальной целью для государства в ХХІ-ом веке? А пример Европы стремящейся максимально переместить свои производственные мощности на переферию разве не может быть самодостаточным примером для Украины, где все радуются, подобно папуасам, что большой белый босс согласился здесь строить завод?

   Безусловно, утверждать, что деиндустриализация Украины является для нее благом может только полный маргинал-неолуддит с призывом «Range against the machine!». Восторгаться урбанистическими пейзажами заброшенных заводов (в лучшем случае перестроенных в супермаркеты), могут лишь люди с очень специфическим эстетическим восприятием мира. Но это уже реальность.  Вслед за Р.Фюксом, я не даю оценку уже свершившимся фактам, ибо скорбящих о «старых добрых временах» хватает и без меня. Мир уже никогда не будет прежним, слишком много точек бифуркации пройдено и человечество должно себе ясно давать отчет в том, что мы вступили в новую эру. Деиндустриализация Украины уже произошла. Вольно или не вольно – это уже другой вопрос. А насущным вопросом остается: «А что дальше?». Стоит ли нам откатываться во «вторую волну» индустриального общества или быть может мы используем этот шанс и попробуем ворваться в пост-индустриальное общество обеспечивающее свое существование на иных началах, нежели на показателях выплавки стали и чугуна.  Характерный пример из сферы информационно-коммуникационных технологий - зачем нам строить систему 4G после 3G, если в мире уже существует 5G? Может стоит сразу строить 5G? И вторгаться нам нужно не в мировые рынки тяжелой индустрии, а в сферу диджитализации общественных отношений, цифрового банкинга, возобновляемых источников энергии, биотехнологий, технологий материалов искусственного фотосинтеза, робототехники, нанотехнологий.

   Нашему народу навязан миф о бесподобности и бесценности украинского чернозема. Отчасти это так и украинские земли действительно являются чрезвычайно плодородными. А много ли людей владеет информацией о степени распаханости наших земель, о проценте деградированных за эти годы почв? Не сильно ли спекулятивный объект для политических торгов? В мире, где основная масса продуктов питания будет выращиваться с применением интенсивных методов сельского хозяйства, генной инженерии и интегрированных АПК будут ли украинские черноземы представлять такую уж ценность? А что тогда мы сможем предложить на мировом аграрном рынке? Уже сейчас разработаны и успешно реализовываются проекты вертикальных ферм со светодиодным освещением, урожайность которых в 350 раз превышает почвенное земледелие, а потребление воды составляет лишь 1% от аналогичного традиционного фермерского хозяйства. Так неужели так ценны наши почвы для «акул империализма», которые только спят и видят поглощение наших черноземов?

   Капитализм является весьма гибкой системой, как характеризует его Ральф Фюкс – «самообучающейся системой» и капитализм гибко реагирует на динамичные изменения в общественном сознании, на «позеленение» общественных запросов. Очень наглядный пример: зайдите в любой украинский супрмаркет – товары с маркировкой «эко» или «органик» существенно превышают в цене обычные массовые товары. Крафтовое производство уже готово конкурировать с промышленным. Маленькие булочные, пивоварни, мясные лавки уже сегодня составляют достойную конкуренцию хлебокомбинатам, пивзаводам, мясным цехам. Для Украины с ее пост-советской экономикой сверхцентрализации и пришедшей ей сразу на смену олигополизации – это феноменально. В отличии от Германии и Старой Европы в целом, Украина имела относительно малый опыт крафтового производства. Эту стадию мы проскочили перейдя из плановой социалистической экономики (с ее промышленными гигантами) сразу в олигархизм ( с такими же промышленными гигантами). Потому и так слаб класс мелких лавочников, бюргеров, фермеров в Украине. Вместе с «зеленой революцией» о которой пишет Р.Фюкс нам еще предстоит пройти и переосмыслить этап крафтовой революции, как предысторию зеленой.

По прогнозам Р.Фюкса грядет эра «экокапитализма», новой социально-экономической системы. Экология тоже может быть товаром, брендом. Фюкс говорит о том, что на повестке дня стоит экологическая трансформация капитализма (или как говорят зеленые – «экологическая социальная экономика»). «Возникают новые рынки – возобновляемых источников энергии, электромобилей, биопродуктов, энергосберегающих приборов, экологической санации зданий /…/ Изменившаяся предпринимательсткая культура отражается в кооперации с экологическими и правозащитными организациями, например в деле создания совместных стандартов экологической и социально ориентированной продукции» - пишет Ральф Фюкс.

   Где место Украины в этой новой схеме мирового уклада экономики? Неужели в возрождении сталелитейных заводов, тяжелого машиностроения, домен, мартенов и блюмингов? Есть вероятность, что мы станем местом концентрации тяжелой индустрии Европы, европейским Нижним Тагилом, если не займем свою нишу в этом оркестре, да и то, если эту нишу не перехватят страны с более спокойной политической обстановкой и гарантиями для инвесторов. В этих условиях мы либо сделаем рывок в постиндустриальное общество, либо уже надолго застрянем в стимпанковской имитации. К сожалению, для этого есть все предпосылки – дешевая и организованная рабочая сила, отсутствие непреодолимого культурного разрыва с Европой, пространственное раздолье, логистическая близость к Европе .

   Может  ли Украина что-то предложить на мировом зеленом рынке экокапитализма?  Несомненно, да. Хай-тек потенциал Украины находится в рецессивном состоянии, но еще не умер. Украинские  старт-апы вполне конкурентны, хоть и реализуются не в стране своего происхождения. Трудовые ресурсы, имеющие представление о технологической культуре и способные выполнять сложные технические задания. Да, мы не можем сравниться по степени квалифицированности с рабочими Германии или Японии. Но мы и не Непал или Гана. Большая часть нашей рабочей силы все еще охвачена системой проф-тех образования, не смотря на его стагнацию и очевидную советскую рудиментраность. Украинские почвы в большей своей части пригодны для выращивания био-динамической продукции и органического земледелия. А агрокультурная ментальность в сознании украинского населения достаточно высока. И это все в одном дне езды от старой Европы. Фактически, в сознании украинцев отсутствует необходимость проводить столь уж кардинальную «зеленую революцию», осуществлять ломку сознания. Народ Украины формировался за свою многовековую историю, прежде всего, как земледельческий, сельскохозяйственный народ. Специфика Украины в том, что исторически города в основном заселяли представители иных наций, а коренное украинское население в основном проживало в селах. И под воздействием этой сельской ментальности, «хуторянской психологии» и формировалась украинская нация. Это и есть решающий фактор в преобразовании общества по зеленой модели развития. И если есть «американская мечта», то есть и «украинская мечта» - небольшой домик в деревне с кусочком огорода. Это так близко большей части нашего населения, даже не смотря на высокую степень урбанизированости. Тем не менее, урбанизация Украины ниже чем в Старой Европе и ее исторические корни не так глубоки – всего лишь 50-60 лет. Большая часть населения Украины все еще имеет родственников в селах и отчасти испытывает тягу к агрокультуре. Так почему же нам не использовать этот шанс? Зачем нам искусственно нивелировать те факторы, которые могут стать коньком Украины, ее визитной карточкой на мировом рынке.

   Есть еще много других факторов, которые являются предпосылкой того, что у Украины есть шанс перенаправить последствия деиндустриализации и институционального кризиса в совершенно иное русло. Это и мультимодальный потенциал, сохранившаяся сеть железнодорожного сообщения с подводкой к морским портам, и нереализованный логистический потенциал, и умеренный климат, и разветвленная сеть технических университетов способных массово подготавливать инженерно-технических работников, а так же система среднего специального проф-тех образования, и многое другое. Нужно просто все эти факторы соотнести с будущими перспективами развития мировой экономики по направлению экокапитализма. Так уж ли важно продолжать готовить маркшейдеров и ремесленных механикусов или возможно правильным был бы подход по подготовке специалистов по биотехнологиям, альтернативной энергетике, генной инженерии?

   Я глубоко убежден, что при правильном государственном менеджменте Украина способна быстро интегрироваться в пул мировой зеленой экономики, которая сейчас еще только формируется. Для этого нужно только создать институциональные условия, показать, что зеленое направление в бизнесе – это единственно возможный, перспективный, рентабельный, высокоприбыльный, престижный путь развития. Зеленая коммерция это, прежде всего бизнес, как там ни было, даже при всей романтичности зеленой составляющей. А основным показателем эффективности бизнеса является прибыль. Зеленые технологии - это, прежде всего деньги. Все-таки экология и экономика это однокоренные слова и происходят от одного греческого корня. До тех пор пока не будет создана система позволяющая извлекать из зеленых технологий прибыль сравнимую с традиционными методами хозяйствования, до тех пор экология будет зиждется на принципах самоограничения и сдерживания роста. А Ральф Фюкс в своей очень своевременной работе говорит не о сдерживании роста, а о его перенаправлении в иное русло – не менее прибыльное и позволяющее человечеству развиваться и самоусовершенствоваться. Он отмечает: призыв «Меньше того же самого» (меньше ездить, меньше потреблять, меньше бытового комфорта) не спасет планету. Важно изменить производственные процессы, энергетическую и транспортную системы, сельское хозяйство, градостроительство. С этим не возможно не согласиться. То, что хорошо для экологии, хорошо и для экономики в конечном и определяющем итоге.

   Извлечет ли Украины свои уроки из сложившейся ситуации фактической деградации экономики или пойдет путем восстановления экономики в формате ресурсно-сырьевого придатка транс-национальных корпораций и территориальной базы для размещения тяжелей индустрии для более сильных экономик? Выбор за нами.

Киев, 2017.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: екология
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.