АТО против Интернета

19 мая 2017, 19:11
4
12660
АТО против Интернета

Своим запретом на российские интернет-сервисы Порошенко перенес гражданскую войну в виртуальное пространство. Но за этим решением прослеживается и политический, а, возможно, и коммерческий интерес


Жертвы эпидемии

Сначала - немного «политической хронологии». Идея «окончательного расставания с Россией» появилась сразу после обретения Украиной независимости, но еще в 90-е годы она оставалась просто идеей, формы реальной политики она приобрела в середине 2000-х, а государственной стратегией стала в 2014 году, когда политическому классу страны стало понятно, что российского газового транзита (а, следовательно, и геополитической ренты) больше не будет. После этого разрыв начал развиваться по линии эскалации. Указ от 15 мая 2017 года стал новым пиком в этом процессе. Пиком эпидемии.

Внешне, впрочем, указ Порошенко не имеет исключительных характеристик. Начиная с названия - «О применении персональных экономических и других ограничительных мер (санкций)». Поражают масштабы. В «черном списке» - 1228 фамилий граждан разных стран (преимущественно РФ, но также Испании, Сербии, Франции и других) и 468 названий различных компаний. В списке компаний - российские банки, авиакомпании, медиакорпорации, а также промышленные предприятия, принадлежащие государству, и общественные организации.

Включение в список означает ограничение въезда на Украину, запрет на ведение экономической деятельности и управление имуществом на украинской территории. В этом смысле нет ничего принципиально нового по сравнению с предыдущими мерами. По сути, указ Порошенко юридически оформляет решение, подготовленное Советом национальной безопасности и обороны Украины (СНБО). Оперативное руководство СНБО осуществляет один из предводителей Майдана Александр Турчинов, представляющий «партию войны» в украинской политике.

И, тем не менее, украинский президент (глава СНБО) обеспечил себе место в истории Украины как человек, запретивший Украине пользоваться главными социальными сетями - «ВКонтакте» и «Одноклассники». Формально - это российские сети, но в реальности они являются украинским народным пространством для общения. У «контакта» 16 млн. украинских пользователей в месяц, а у «одноклассников» - 9,5 млн. Facebook на Украине - это пространство для политического класса, и на внутреннюю жизнь социума эта соцсеть влияния не оказывает.

Внутренняя война 

Социальный характер запрета коснулся и других российских компаний - лидеров Рунета. В их списке - поисковик «Яндекс», почта mail.ru, а также «Лаборатория Касперского», разрабатывающая антивирусные программы. Бизнес оказался под давлением из-за фактического запрета на пользование бухгалтерскими программами 1C и «Парус». Таким образом, украинская власть сумела настроить против себя совершенно разные социальные группы - молодежь (основная аудитория «ВКонтакте»), пожилых людей (самый массовый пользователь «Одноклассников») и даже работников бюджетных учреждений, которые, как и бизнес, пользуются 1С. Если оценивать по популярности, то, по данным счетчика SimilarWeb, самый используемый интернет-ресурс среди украинцев – это «ВКонтакте», на четвертом месте – «Одноклассники», на пятом – украинская версия «Яндекса», на седьмом - mail.ru.

Битва за власть

У Порошенко нет социальной базы. Его власть основана на политической поддержке различных сил, которые имеют собственную социальную базу. И единственная общая платформа, на которой сходятся интересы этих групп, - война с Россией на коммерческом, политическом и культурном фронтах. И на каждом этапе эскалации Порошенко вынужден делать еще больше уступок «агрессивному меньшинству», от поддержки которого он зависит.


Возможно, есть и более «приземленные» мотивы. К примеру, решение запретить российские платежные системы в сентябре 2016 года тоже выглядело абсурдом. Но на следующий день выяснилось, что принадлежащий Порошенко Международный инвестиционный банк запустил международную систему переводов IntelExpress.

Еще один инструмент, традиционно используемый в реальной политике, - создание серьезного, но управляемого кризиса для того, чтобы избежать настоящей непредсказуемой политической катастрофы. Мониторинги СМИ демонстрируют, что все остальные темы – война в Донбассе, экономический кризис, ежедневные перестрелки отошли на второй-третий план на фоне жестокой критики интернет-инициатив Порошенко.

«А как власть поменяется, Facebook запретят? Я начинаю готовиться уже», - шутит в своем Facebook эксперт по энергетическим вопросам Дмитрий Марунич. «Демократия и свобода выглядят именно так, холопы», - саркастически пишет главный редактор идейно левого сайта www.liva.com.ua Андрей Манчук. «Государственные мужи за меня решают, что мне читать, что смотреть и на какие странички в Интернете заходить. Словно я дитя малое, неразумное. Однако те же государственные мужи считают, что я вправе выбирать депутатов (как местных, так и Верховной Рады) и даже, страшно сказать, президента страны. Словно я взрослый самостоятельный человек, способный без чужой подсказки разобраться, что такое хорошо и что такое плохо. Мне одному кажется, что здесь некое противоречие налицо?» - задается вопросом журналист Александр Данковский. «В Украине запускаются две новые соцсети - Вмайдане и Однокастрюльники», - ерничает журналист Алексей Романов.

ВЕК


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.