Злоключения под стражей или кому в украинском СИЗО сидеть хорошо

16 сентября 2016, 20:25
Правозащитник
0
59
Злоключения под стражей или кому в украинском СИЗО сидеть хорошо

Об условиях содержания арестованных в камерах СИЗО принято говорить, лишь когда информация о грубейших нарушениях, благодаря поистине титанической работе журналистов и правозащитников, находит живой отклик у прогрессивной части общественности.

Об условиях содержания арестованных в камерах следственных изоляторов принято говорить, лишь когда информация о грубейших нарушениях, благодаря поистине титанической работе журналистов и правозащитников, находит живой отклик у прогрессивной части общественности. Печальнее всего признавать, что катализатором подобных скандалов обычно становятся самые вопиющие эпизоды нарушений, посягающие на жизнь заключенных под стражу. И как показывает практика, пенитенциарный опыт Украины в этой безусловно удручающей тенденции не стал исключением.

Государство не имеет никакого морального права помещать человека за решетку, если там не создано элементарных условий для жизни. Об этом говорят статьи 3, 27, 28, 29, 49 Конституции Украины. Но чиновников исправительных учреждений соблюдение основного закона страны похоже мало заботит.

Говоря о сегодняшней ситуации, стоит сказать в первую очередь сказать, что на территории современной Украины находится 32 следственных изолятора, большая часть которых была построена более двухсот лет назад, а некоторые существуют и того дольше. Как признался в одном из интервью помощник председателя Государственной пенитенциарной службы Украины Игорь Андрушко: «Украинские следственные изоляторы переполнены, в некоторых СИЗО уже не хватает мест для заключенных. Из-за постоянно увеличивающегося количества людей в этих строениях ни разу не проводился капитальный ремонт». И это правда - так, например, в киевском следственном изоляторе, рассчитаном на две с половиной тысячи душ, сейчас находится четыре тысячи заключенных.

Правозащитники бьют тревогу – происходит явное о злоупотребление правом на арест. Андрей Диденко, представитель Харьковской правозащитной группы, объясняет эту ситуацию таким образом: «Срок пребывания в СИЗО превышает все возможные пределы процессуального законодательства. Много таких случаев, когда люди содержатся под стражей даже после того, как стали известными сроки их содержания. Например, был случай, когда человек находился в изоляторе 12 лет». Правозащитник отмечает: человек, который является лишь подозреваемым и не признан виновным, находясь в следственном изоляторе, живет в ужасных условиях.

Чтобы хоть как-то приостановить злоупотребления правом на арест в Украине, Европейский суд по правам человека принял решение по делу «Харченко против Украины». Согласно вердикту Украину обязали выплатить 20 тысяч евро киевлянину Леониду Харченко за моральный ущерб из-за необоснованно длительного досудебного содержания под стражей. Кроме этого, в решении суда указано: заключение под стражу должно применяться только тогда, когда существует реальная угроза уклонения обвиняемого от следствия и суда.

Но раз изоляторы переполнены, то о каком вообще соблюдении условий содержания может идти речь? Это вынужден признать и сам помощник председателя Государственной пенитенциарной службы: «Сегодня все заключенные имеют матрасы и одеяла. Да, я подтверждаю, что присутствует переполнение, в частности, Киевского следственного изолятора. Сегодня там содержится 4 000 арестованных. Да, не хватает коек, а люди спят на полу на матрацах. В некоторых камерах устанавливаем третий ярус».

В то же время начальник Департамента уголовно-исполнительной инспекции Государственной пенитенциарной службы Олег Янчук не согласен с тем, что в изоляторах отсутствуют нормальные условия для содержания: «Нечеловеческие условия – это неправда, но их можно улучшать, – замечает чиновник. Проблемы всегда были – особенно в Киевском следственном изоляторе, ибо это больное место нашей системы. Но каким образом наша служба может успевать создавать нормальные условия, если постоянно происходит рост наполнения этого учреждения».

Проблема переполненности изоляторов, как сообщают в пресс-релизах представители Государственной пенитенциарной службы, решается. В частности, в ноябре в Лукьяновском следственном изоляторе должен открыться новый корпус для женщин и несовершеннолетних. Дополнительные корпуса для предварительного содержания строятся также и в Кривом Роге. Кроме того, специальные участки для предварительного содержания открывают в колониях, а также в больницах – для пребывания там больных заключенных.

Не смотря на многообещающие заверения чиновников о положительном решении ряда вопросов с нормализацией условий пребывания в СИЗО, важнейшей пласт нарушений по-прежнему остается нетронутым. Речь конечно же идет о систематических применениях пыток.

Факт ненадлежащего обращения сотрудников правоохранительных органов с заключенными подтверждает огромное количество жалоб, адресованных Европейскому комитету по предупреждению пыток. Об этом сообщил сам глава комитета Латиф Гуссейноф на встрече с уполномоченной Верховной Рады по правам человека Ниной Карпачевой.

По его утверждению, такое обращение блюстителей правопорядка иногда граничит с применением пыток. Также Гуссейнов отметил отсутствие эффективного расследования подобных жалоб. Кроме того, глава Еврокомитета по предотвращению пыток обратил внимание на то, что некоторые важные рекомендации, которые содержались в докладах Комитета по результатам проверок в 2007 и 2009 годах, остались невыполненными.

В свою очередь, Карпачева отметила, что она и ее сотрудники провели в местах лишения свободы более 2,5 лет, контролируя соблюдение прав заключенных и рассматривая их жалобы. По ее словам, исходя из результатов мониторинга, можно сделать вывод о позитивных изменениях в отношении к заключенным со стороны персонала следственных изоляторов, но существенного прогресса после публикации предыдущих докладов и рекомендаций Комитета пока не произошло. Системной проблемой осталось злоупотребление правом на арест правоохранительными органами и судьями. При этом по количеству заключенных в расчете на 100 тыс. человек Украина занимает 3 место среди стран-членов Совета Европы.

А пока дипломаты возятся в своей правовой песочнице, гневно ссылаясь на игнорирование властями положений Международного пакта о гражданских и политических правах и прочих международно-правовых актов, в изоляторах продолжают происходить действительно потрясающие своей неправомерностью случаи.

Так согласно данным Винницкой правозащитной группы, только с начала 2011 года в заведениях МВД погибли 15 человек, тогда как по данным самого ведомства, в 2009 году количество таких случаев равнялось 23, а в 2010 году – 51. Убийство на этапе следствия, выражаясь на современном языке, вышло в тренды.

Так только апреле текущего года сотрудниками администрации Маневичской исправительной колонии №42 (Ривненская область) был убит осужденный Д., были избиты и вынуждены были нанести себе увечья осужденные, которые отбывают наказание в Сокальской ИК №47, подвергались запугиваниям и унижениям со стороны вооруженных автоматами лиц в униформе без опознавательных знаков и имен задержанные, содержащиеся в Симферопольском следственном изоляторе.

Ярким примером злоупотреблений стал случай, произошедший в Киевской области. Не выдержав милицейских пыток, узники изолятора временного содержания в Белой Церкви вскрыли себе вены. По информации правозащитников, в ответ на мирный протест задержанных против нечеловеческих условий содержания, 10 сотрудников милиции в форме подразделения «Беркут» совершили избиение всех удерживаемых там лиц, уничтожив при этом их личные вещи, бумаги, в частности и те, которые подлежали к рассмотрению дел в судах. В ответ на такое противоправное насилие задержанные совершили акты самоувечья. В милиции инцидент серьезно не восприняли – Белоцерковский изолятор считается одним из лучших в Украине, а узники якобы требовали для себя недопустимого – прогулку по центральному парку и алкогольные напитки. Когда им отказали – подняли бунт.

Задержанные рассказали куда более правдоподобную версию произошедшего. По их словам, выдача пищи происходила один раз в день, а продовольственных передач охрана лишает на собственное усмотрение. После организованного акта неповиновения, шестеро узников покалечили себя, остальные были жестоко избиты стражами порядка.

На этом фоне удивительна реакция министра внутренних дел Украины Анатолия Могилева, не скрывающего и отрицающего того, что сотрудники милиции применяют пытки к задержанным в целях улучшения статистики раскрываемости преступлений.

«Что такое пытки и откуда это возникает? Те критерии оценки работы милиции, действующие сейчас – рост или сокращение количества преступлений и процент их раскрываемости – вот они и побуждают к этому. Когда главным является раскрытие преступления, а каким образом – неважно, то и работники милиции были нацелены на применение пыток, а я сегодня говорю: приоритет в работе милиции – не раскрытие преступления, приоритет – соблюдение прав и свобод как потерпевшего, так и обвиняемого. В такой ситуации мотивация для пыток исчезнет», – сказал министр внутренних дел.

Анатолий Могилев прогнозирует, что при такой «смене приоритетов» статистика раскрытия преступлений в Украине непременно ухудшится. Однако, по словам руководителя МВД, это не означает, что милиция работает хуже, ведь доверие населения к правоохранителям, которые не прибегают к пыткам, может возрасти:

«Я приведу вам пример: на протяжении последних лет украинская милиция обеспечивала раскрытие преступлений на 60-70%. В Польше доля раскрытых преступлений – около 40%, но при этом доверие к польской полиции у населения страны гораздо выше, чем украинцев к украинской милиции. Почему? Наверное, потому что там они придерживаются прав и свобод человека… Вот на это мы и настраиваем работников, – любое нарушение прав будет подлежать жесткой проверке». Доля лукавства в словах чиновника безусловно присутствует, но нельзя не отметить официальное покаяние власти перед лицом фактов грубейших нарушений.

На ряду с применением пыток, не менее остро стоит вопрос об оперативном и квалифицированном медицинском обслуживании арестованных. Согласно статье 11 ЗУ «О предварительном заключении», медобслуживание лиц, содержащихся в СИЗО, осуществляется в соответствии с законодательством о здравоохранении. Министерством юстиции Украины еще в 2004 году была отменена регистрация незаконного нормативного акта – Приказа Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний и Минздрава Украины «Об утверждении нормативно-правовых актов по вопросам медико-санитарного обеспечения лиц, которые содержатся в следственных изоляторах и учреждениях исполнения наказаний Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний». С тех пор все так называемые медико-санитарные части СИЗО находятся вне закона, не являясь медицинскими учреждениями.

Тем не менее тюремное ведомство зачастую игнорирует осуществление законного права лиц, находящихся в предварительном заключении, на медицинское обслуживание в учреждениях гражданского здравоохранения. Такой отказ в медицинском обслуживании приводит к тяжелым последствиям, в частности – привел к смерти гражданина Евгения Токарева, погибшего в Харьковском СИЗО 1 мая 2011 года в камере № 51. На протяжении двух недель администрация Харьковского следственного изолятора отказывалась доставить в учреждение гражданского здравоохранения заключенного Александра Лукашова, в брюшной полости которого находилось металлическое инородное тело, что создавало прямую угрозу его жизни. Принимая во внимание тот факт, что заключенный Александр Лукашов подал иск против Украины в Европейский суд по правам человека, суть которого – грубые нарушения государством права человека на свободу от пыток и жестокого обращения, правозащитники посчитали, что заключенного Лукашова хотят попросту лишить жизни путем отказа в медицинской помощи.

В этом разрезе не менее показательна история Зои Корпиленко, матери заключенного Лукьяновского СИЗО г. Киева. По словам женщины, ее сын в изолятор попал почти 2 года назад, и за это время превратился из здорового человека в инвалида:

«Он должен лежать в специализированной больнице. Сейчас у него туберкулез открытой формы, нет селезенки и части легкого. Представьте себе, там камеры на 30 человек рассчитаны, а сидят 60! Там можно подцепить какие угодно болезни, там каждый третий, пожалуй, болен туберкулезом. За кого «волнуются родные», того переводят в отдельные камеры или палаты, а за кого нет – так и сидит вместе со всеми и заражают следующих».

Единственный выход из сложившейся ситуации возможен в подчинении медицинского обслуживания заключенных Министерству здравоохранения, в обход Государственной пенитенциарной службы. С этим согласен координатор программ Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко: «Люди в СИЗО лишены права на медицинскую защиту. Они не могут его реализовать даже на том уровне, который доступен осужденным».

Рассматривая в совокупности реальные условия жизни арестованных в украинских СИЗО, стоит признать, что они оставляют желать лучшего. Несвоевременное и зачастую некачественное оказание медицинского обслуживания, несоблюдение руководством пенитенциарных учреждений элементарных санитарно-гигиенических норм содержания камер, их перенаселенность арестованными, повсеместное применение пыток ставят под сомнение характеристику Украины как действительно демократического, социального правового государства, для которого соблюдение и реализация прав своих граждан является первоочередной задачей. Хотя факты признания перегибов и нарушений, а также конструктивный диалог власти с международной общественностью в лице Евросоюза по теме соблюдения прав человека, оставляют надежду на то, что еще не все потеряно. А значит борьба правозащитников продолжится с новой силой.

Джерело: 
Автор: 
Тарас Круцких
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.