О будущем страны без будущего

27 августа 2016, 17:46
0
900

Эта статья была написана специально для еженедельника «Зеркало недели», сдана в редакцию 11 августа, и вышла из печати 27 августа. К сожалению, первоначальный вариант оказался слишком громоздким...

Дела в колхозе шли плохо, то есть не так что бы очень плохо — можно даже сказать, что и хорошо, но с каждым годом все хуже и хуже.

В. Войнович «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина»

О будущем страны без будущего

Аналитическая записка, составленная автором для Президента Украины десять лет назад, называлась «О построении могучей державы в центре Европы». (Текст доступен для пользователей Интернета по названию.) В тот период нашей истории успешный вариант будущего представлялся реальным. К сожалению, в текущий момент мы имеем и в стране, и на «большой шахматной доске» ситуацию принципиально отличную. Поэтому и заголовок, и подзаголовки будут заметно менее оптимистичны…

Качество власти, или Почему в Украине невозможно то, что возможно в Сингапуре

В плохом функционировании любой организации всегда виновен тот, кто ею управляет. На корабле это капитан, в хозяйственном предприятии – директор, в футбольной команде – тренер, в государстве… Ну, это смотря какое государство. Например, Третьим Рейхом управлял фюрер, Советским Союзом – КПСС, в Украине основным субъектом власти является народ. Кажется, мы нашли виновника всех наших бед, однако здесь требуется уточнение.

Согласно Конституции Украины «народ осуществляет свою власть непосредственно, и…» Вспомним: непосредственно наш народ использовал своё конституционное право лишь дважды: в 2004-ом и в 2013-ом. Оба «Майдана» были формой принуждения, которое осуществлял «носитель суверенитета» по отношению к подчинённым ему властным структурам, в соответствии со статьёй 69 Конституции, где так прямо и сказано: «и другие формы непосредственной демократии». Далее, после «Майдана», реализовывалась вторая часть цитируемой выше фразы: «…и через органы государственной власти и органы местного самоуправления». То есть, фактически, все эти годы власть в стране осуществлял не сам народ, а те его представители, которым он эту власть доверял. Можно констатировать, что народ всегда делал неудачный (для себя) выбор. Почему?

Ответ на этот вопрос очень прост. Во-первых, наш народ не делегирует своих представителей из своих рядов по причине своей политической безграмотности. (Это характерно, в том числе, и для молодого поколения украинцев. Единичные исключения лишь подтверждают данную закономерность.) Во-вторых, делая свой выбор среди тех кандидатов, которых предлагают средства массовой информации, народ ограничивает круг избираемых лишь теми лицами, которые способны платить миллионы за свою кампанию. Таким образом, избираемые и избиратели делятся на два противостоящих класса – класс имущих избираемых и класс неимущих избирателей. Особенностью Украины является то, что между двумя этими классами нет ощутимой прослойки, – «среднего класса», - который в развитых странах имеет финансовую возможность вносить свои коррективы в избирательный процесс. То есть, «владельцем заводов, газет, пароходов» выступает ограниченный круг лиц.

Можно утверждать, что главной бедой нашей страны является высокая концентрация капиталов. Для того чтоб представить зримо, что это такое, воспользуемся методом, предложенным российским экономистом В. В. Галиным. Как говорит сам автор, «метод основан на сравнительной оценке доли состояний миллиардеров Forbes в совокупном доходе их стран. За последний, в данном случае, взят суммарный ВВП этих стран, накопленный с начала неолиберальной революции, т. е. за последние 20 лет». В своей книге «Последняя цивилизация» Галин приводит следующую таблицу:

Источник: В.Галин «Последняя цивилизация. Политэкономия XXI века», М., «Алгоритм», 2013. 

По данным на 2012 год, - которые, подозреваю, принципиально не изменились, - лидерами в концентрации капиталов были Россия, Чили и Украина. На противоположном конце этой перевёрнутой пирамиды оказались Финляндия, Япония и Бельгия. Если сравнить эти же страны по Индексу человеческого развития (ИЧР), который ежегодно публикуется в рамках Программы развития ООН (сравнение уровня жизни, образованности и долголетия), то окажется, что три страны с самым низким уровнем концентрации капиталов занимают в рейтинге, соответственно, 21-е, 10-е и 17-е места. Лидеры рейтинга ИЧР того же года, - Норвегия и Австралия, - тоже внизу графика. Чили – на сороковом, годом позже опускается на 42-е. Россия – на 50-ом, Украина – на 81-ом месте. Есть о чём задуматься?

К сожалению, главная беда, как и положено, не одна. Можно сокрушаться по поводу количества крупных собственников, но ещё большей проблемой является их качество. Читая мемуары сингапурского диктатора трудно избежать ощущения его отрицательного отношения к какому-либо варианту эмиграции с острова. Действительно, Англия для него – чужая культура, Китай – чужая идеология, Малайзия – перманентно враждебная среда. То есть, этот человек просто был вынужден создать на миниатюрной (по нашей мерке) площадке государство, безопасное и комфортное, в том числе, и для себя лично. Иное дело украинские или российские правители: они покупают недвижимость в Европе, они держат капиталы в зарубежных банках (или компаниях), их дети пребывают в западных странах чаще и больше, чем на родине. Зачем человеку, имеющему много денег, пытаться что-то преобразовывать в Украине, если его в любой момент готова принять другая страна, с несравнимо более высоким уровнем жизни? Поэтому, в случае чего, они легко сбегают в те же Штаты или, как минимум, в Австрию. То есть, наша правящая бизнес-элита является «центробежно ориентированной». В то время как бизнес-элиты успешных стран являются «центростремительными». Дабы не спорить, где тут причина, а где следствие, вспомним как в период «великой депрессии» правительство Рузвельта ввело жестокий прогрессивный налог. Но никто из тамошних олигархов не сменил гражданство.

 

Отсутствие реальной оппозиции

Во время «Оранжевой революции» мы могли наблюдать как на места, освобождённые прежними олигархами, приходят представители такого же крупного бизнеса. Нынешней правящей коалиции оппонирует «Оппозиционный блок», в котором первую скрипку играют такие же миллионеры. Более того, если вдруг начинает чрезмерно активничать не понятно чья относительно скромная партия, мы сразу же ищем её тайного спонсора: надо же знать, чьи интересы она намерена защищать. То есть, мы понимаем, что на смену нынешним олигархам может прийти только другой, не менее крупный капитал. Возможно ли разорвать этот порочный круг?

Дмитрий Выдрин однажды сказал, что победить крупный бизнес может только малый бизнес. Это утверждение кажется парадоксальным, поскольку величины представляются несравнимыми. Однако опыт Фридриха Райффайзена, организовавшего в 1846 году крестьян на создание первого кредитного союза кооперативов, говорит об обратном. В нашей стране тоже время от времени предпринимаются попытки объединения субъектов малого бизнеса. При этом показательно отношение властей как к акциям таких объединений, так и к малому бизнесу вцелом. Здесь можно вспомнить, например, разгон «налогового майдана» при Януковиче, неоднократные попытки сужения «упрощёнки», или торжественные отчёты киевского мэра о ликвидации тысяч торговых точек, то есть, тысяч рабочих мест. (Вспомним, что сингапурский диктатор поступил с точностью до наоборот: не ликвидировал торговые места, а построил для торговцев специализированные павильоны.) Почему украинская власть ведёт себя подобным образом? Потому что всерьёз воспринимает предупреждение Выдрина? Не совсем. Такое поведение правящих элит является вполне естественным для государств, находящихся на низшей ступени развития институтов.  

Дуглас Норт, - лауреат Нобелевской премии по экономике, - о мотивах говорит так: «Естественное государство решает проблему насилия, создавая господствующую коалицию, которая ограничивает доступ к ценным ресурсам… и контроль над ценными видами деятельности… предоставляя его только элитам». И далее: «Использование естественным государством привилегий и рент для поддержания господствующей коалиции требует ограниченного доступа, который предупреждает появление оппозиционного гражданского общества, способного повлиять на политику правительства».

В государствах свободного доступа всё происходит совершенно иначе. Например, Администрация по делам малого бизнеса в США ежегодно тратит 20 млрд долл. на займы и гарантии в поддержку частных компаний Соединенных Штатов. В Украине такая  поддержка тоже, кажется, есть. Вот, что об этом говорится в отчёте исследования, проведённого Crown Agents: «бюджетные средства, выделяемые на развитие малого и среднего предпринимательства и частного сектора, весьма ограничены. Так, в 2012 году общий объём бюджетных затрат в указанном направлении составил 14,5 млн.грн., а в 2009-2011 гг. – ещё меньше. Кроме того, на протяжении длительного времени в этой категории государственной поддержки наблюдается использование средств не по целевому назначению».

Украинским олигархам не нужна сильная оппозиция, поэтому рост малого бизнеса, - соответственно и среднего класса, - будет целенаправленно сдерживаться.

 

Целенаправленное разрушение экономики

Кажется, давно уже никто не оспаривает, что для становления сильной державы необходимо развивать производство. Норвежский экономист Эрик Райнет в книге «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными», в частности, ссылается на девять правил Филиппа фон Хорнигка, сформулированных ещё в 1684 году. При этом сам Райнерт ключевым считает правило номер два, в котором указывается: «Все ресурсы, существующие в стране, которые нельзя использовать в их естественном состоянии, должно обрабатывать в пределах страны; поскольку промышленные товары обычно стоят в 2-3-10-100 раз дороже, чем сырье, разумный управляющий считает пренебрежение этим правилом кощунством». Анализируя экономическую историю лидеров, норвежец утверждает, что «все страны, которые сегодня богаты, обязательно проходили через период защиты национальной обрабатывающей промышленности». Отсутствие такой защиты в более слабых странах означает их деиндустриализацию: «Мы можем так сформулировать проблему бедности: Африка и другие бедные страны бедны, потому что им отрезаны либо не даны возможности развивать капитализм как систему производства». С точки зрения Райнерта, Украина - это «колония», то есть, «страна, которая специализируется на невыгодной торговле: на экспорте сырьевых товаров и импорте высокотехнологичных продуктов, будь то промышленные товары или услуги наукоемкого сектора». Об этом же говорят и наши экономисты. Например, директор департамента Института экономики С. А. Кораблин  утверждает, что «единственный реальный выход из сырьевой западни — развитие обрабатывающей промышленности».

Однако реальные собственники государства, - олигархи, то есть, - зарабатывают почти исключительно на экспорте сырья. Причин тому несколько. Во-первых, они сумели вовремя приватизировать добывающую отрасль, экспорт продукции которой даёт мгновенную отдачу. Во-вторых, создание перерабатывающих предприятий требует инвестиций, которые не факт, что окупятся до того, как эти объекты у тебя отберут. (Зачем «центробежному» собственнику лишний риск?) В-третьих, переработка будет означать создание новых рабочих мест для высококвалифицированных и, соответственно, высокооплачиваемых работников. А это означает, опять же, рост «среднего класса».

Как здесь не вспомнить, что в числе своих тринадцати «Правил экономической эмуляции и развития» Райнерт называет и «относительное подавление… групп, заинтересованных в производстве сырьевых товаров»?!

Иногда приходится слышать сетования на то, что украинская олигократия, вместо того, чтоб заниматься экономикой, занимается идеологией. Не могу согласиться с этим, поскольку, вопреки официальным утверждениям, кампания «декоммунизации» преследует не идеологические, а меркантильные цели. Убеждая общественность и общество в отрицательном влиянии нашего общего социалистического прошлого, реальные собственники государства стремятся, в первую очередь, лишить общество его социальных завоеваний, а именно: общественной собственности и социальных льгот. При этом, старательно насаждается миф о якобы принципиальной невозможности эффективного функционирования государственных предприятий. Здесь всё просто: предприятия, являющиеся собственностью всех граждан Украины, разрушаются с целью дальнейшей их приватизации олигархами.

Но, если тенденция отъёма общей собственности в интересах частных лиц является едва ли не повсеместной, то с социальными благами всё много сложнее. Надо вспомнить, что социальные льготы изначально вводились вовсе не страшными коммунистами. Первым радетелем за благо рабочих был, вообще-то, канцлер Бисмарк, который в 1883, 1984 и 1889 годах провёл через Рейхстаг три закона о социальном страховании. До сегодняшнего дня большинство государств Европы являются завидным примером для граждан Украины, поскольку социализма в них на порядок больше, чем у нас. И не случайно сирийские эмигранты массово стремятся в Германию, Великобританию или во Францию, а не в Украину. Свёртывание социальных программ имеет целью сокращение расходов государственного бюджета. Потому как, чем меньше будет этих расходов, тем больше можно будет украсть. Остаётся лишь добавить, что «десоциализация» Украины является антиконституционным процессом, о чём прямо говорит даже, например, такой ответственный человек как бывший глава СБУ Игорь Смешко: «С такой экономической, налоговой и тарифной политикой Кабмин плодит бедность и убивает остатки среднего класса в Украине. А значит, уничтожает социальную основу демократии. До того правительство Яценюка, а сейчас правительство Гройсмана, по сути, проводят антиконституционную социально-экономическую политику в стране».

Плач всех последних правительств по поводу отсутствия средств на социальные программы выглядит смешным, поскольку они никогда не пытались зарабатывать для этих программ деньги. Не будем повторяться о госпредприятиях, которые эти правительства разорили, продали и проели. Поговорим о таком резерве как наука.

Бездарно управляемой независимой Украине в наследство от так же бездарно управляемого СССР достался огромный объём научно-исследовательских институтов и ВУЗов, которые десятилетиями давали эффективную отдачу в виде новых технологий. В цивилизованном мире наукоёмкие технологии дают ощутимый приток материальных средств. Собственно, для этого государства и инвестируют в науку. Как бы отрицать уровень советской науки невозможно. Но тогда – вопрос: почему нет ощутимого внедрения инноваций? В 2015 году мне довелось короткое время поработать в проекте «Кто есть кто в Украине». И я увидел огромное количество необходимых отечественной экономике разработок. Но интерес к ним проявляют, как правило, не отечественные, а зарубежные структуры. Почему же не свои? На этот вопрос ещё в середине прошлого века ответил Й. Шумпетер: «Прогресс подразумевает разрушение тех капитальных стоимостей, с которыми конкурирует новый товар или новый метод производства. В условиях современной конкуренции старые производственные мощности должны быть приспособлены к новым условиям (процесс, требующий дополнительных издержек) или уничтожены. Но в отраслях, где нет совершенной конкуренции и производство контролируется несколькими крупными концернами, у последних есть достаточно возможностей для того, чтобы отбить атаки, которым подвергаются их капиталы, и избежать убытков на капитальных счетах; короче говоря, они могут потягаться и с самим прогрессом». То есть, Шумпетер подтверждаёт то, о чём мы говорили в самом начале: главная беда нашей страны – высокая концентрация капиталов.

 На проблему инновационной политики Украины необходимо смотреть и с другой стороны: наше государство создаёт условия, стимулирующие отток научных разработок вовне. Как сказал Эрик Райнерт: «национальная научная деятельность может быть чрезвычайно слабо связана с национальной производственной структурой; инвестируя в эту деятельность, страна рискует спонсировать производственные сектора других стран». Что и происходит. Только за первые семнадцать лет независимости Украину покинули 626 докторов наук. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) уровень миграции среди инноваторов впятеро выше среднего. Основной принимающей страной являются США.

Нынешняя ситуация в экономике Украины является кризисной. Кризис не означает, что надо сложить руки и умереть. Украинские экономисты прекрасно знают, что надо делать в условиях кризиса. Вот, например, что пишет в газете «Зеркало недели» тот же профессор Кораблин о том, какой должна быть политика «при падении спроса и производства»: «Об этом знают все студенты: центральный банк должен наращивать денежное предложение, а правительство — бюджетные расходы с возможным снижением налогов». Вообще-то всё это известно со времён Дж. М. Кейнса и опробовано на практике ещё Ф. Д. Рузвельтом. И вот тут читатель должен подумать, что нашим правительствам постоянно не хватает ума или образования, но я опять не соглашусь: они у нас очень умные и всё прекрасно знают. А экономику разрушают целенаправленно. Зачем?

 

Африканский сценарий для Украины

— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег… понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!
— Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
— Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!

М. Салтыков-Щедрин «Господа ташкентцы»

Африканский континент во второй половине прошлого века пережил эпоху разгула демократии. Огромные территории, насыщенные неосвоенными природными ресурсами, до Второй Мировой войны были разделены между собственниками нескольких империй. К несчастью, в числе этих собственников не было граждан держав «конечных бенефициариев» большой войны. Поэтому встал вопрос о переделе. Естественно, имели место инвестиции в технологию передела, которую, не мудрствуя лукаво, окрестили «национально-освободительным движением». По результатам этого движения ставленников метрополий отправили по домам, а на освободившихся территориях провели первые демократические выборы. Естественно, как и положено в условиях демократии, победили в этих выборах те, в кого инвестировали «конечные бенефициарии». Зачем инвестировали? А чтобы помочь аборигенам, наконец-то освободившимся от колониального гнёта. Для этого, конечно же, было необходимо сначала увидеть законное, демократически избранное правительство. Затем этому правительству давали кредиты, которые благополучно разворовывались, а когда наступал момент платежа…

Впрочем, раньше поступали более грубо. Вот как об этом ещё в 1930-ом году рассказывал генерал морской пехоты США С. Батлер: «Война в значительной степени являлась вопросом денег. Банкиры ссужали деньги иностранным государствам и когда те не могли выплатить долг, президент посылал морскую пехоту, чтобы получить его… я участвовал в одиннадцати подобных экспедициях».

О применении старых методов в наше время повествует «экономический убийца» Джон Перкинс, который в прошлом был одним из экспертов, чья деятельность была «направлена на то, чтобы обанкротить страны-заемщики, …поставить их в вечную зависимость от своих кредиторов. Это поможет с легкостью добиться, когда это потребуется, соответствующих уступок, например размещения военных баз, нужного голосования в ООН, доступа к нефти и другим природным ресурсам». В своей книге «Исповедь экономического убийцы» Перкинс объясняет, что кредиты странам Третьего мира даются вовсе не для того, чтоб им помочь. Цель кредитования бедных стран – создание безнадёжных должников, что достигается через обогащение личностей, правящих этими странами, поскольку кредиты всегда в той или иной степени расхищаются.

В подтверждение данного тезиса коллега Дж. Перкинса, – бывший главный экономист консалтинговой фирмы McKinsey Джеймс С. Генри, – в своей книге «Иллюзия списания долга» приводит график, зримо показывающий соотношение сумм кредитов, полученных конкретными государствами, и сумм, выведенных в оффшоры олигархами государств-получателей.

Источник: ГЕНРИ Дж.С. Иллюзия списания долга // Игры экономических убийц. — М., 2007.

«К началу 1990-х», - говорит этот автор, - «общая сумма необлагаемого налогами частного капитала, утекшего из стран Третьего мира, превысила стоимость всего непогашенного внешнего долга Третьего мира». И вот здесь-то, - вопреки заявлению Фукуямы, - только и началась настоящая «История». Потому что появился целый сонм жаждущих кредитов: люди, сделавшие свои первые «не совсем честные» миллионы на присвоении общенародной собственности, абсолютно естественно должны стремиться максимально преумножить добытое и, - извините за вульгаризм, - «свалить». (Выше мы говорили о «центробежной» элите.) Само собой, что добывать деньги проще всего «осваивая» кредиты, которые берёт принадлежащее олигархам государство; а надёжно хранить добытое возможно только за пределами страны происхождения богатства.

Как быстро миллиардеры посткоммунистических стран вписались в общемировую картину выведения средств в оффшоры, показывает лондонская газета The Guardian, опубликовавшая карту на основании исследований Дж.С.Генри. На 2010 год наш, украинский вклад составил всего-то 167 миллиардов долларов. Однако нет предела совершенству. В сентябре прошлого года председатель Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Тимур Хромаев сказал в одном из интервью, что из Украины в оффшоры выведены только «за последние 18 месяцев где-то полтриллиона гривен».

Источник: https://www.theguardian.com/business/2012/jul/21/offshore-wealth-global-economy-tax-havens

Не надо, однако, понимать буквально, что выводятся в оффшоры только разворованные кредитные деньги. В Украине есть и другие способы отъёма миллиардов. Например, 7,48 млрд.долларов, - по заявлению Ю.В.Тимошенко, - «деньги, которые были выведены из золотовалютного резерва в оффшоры» ещё правительством Азарова. А 17,6 миллиарда были выведены уже через рефинансирование коммерческих банков  правительством Яценюка.

Все последние годы наше государство, с одной стороны, успешно брало в долг, с другой стороны, создавало условия для выведения капиталов из Украины. Динамика внешнего долга сегодня, впрочем, выглядит «не так что бы очень плохо — можно даже сказать, что и хорошо…», во всяком случае В.М.Пинзенник на своём сайте показывает  график, где хорошо видна последовательность снижения внешнего долга державы от 142 млрд.долл. на начало 2014 года до 119 млрд.долл. на начало текущего.

Источник:

 

Вот только возможности наши уже не те, поскольку валовой внутренний продукт уже не тот, что давеча. И Виктор Михайлович дальше показывает другой график, из которого видно, что государственный долг на начало 2015 года достигал уже 70,3% ВВП страны.

Источник:

 

Экономисты считают «рискованным» государственный долг, превышающий 35% ВВП. Впрочем, экономики очень многих успешных держав работают за этим барьером. Например, государственный долг США на начало 2015 года превышал объём ВВП страны. Но это не представляло какой-либо угрозы, поскольку золотовалютные резервы Соединённых Штатов превышали этот долг на порядок. Что касается золотовалютных резервов Украины, то они были на порядок меньше государственного долга. Поэтому, по оценке аналитиков  Bank of America Merrill Lynch на 31 июля 2015 года, США входили в пятёрку самых кредитоспособных стран, а Украина – в тройку самых рисковых. (Золотовалютные запасы, конечно, не единственный показатель надёжности, но, в нашем случае, очень уж наглядный.)

Итак, резюмируем… В мире существует хорошо отработанная система погружения государств Третьего мира в «долговую яму», из которой нет и не может быть выхода. Инициативу при этом, зачастую, проявляют кредиторы, которые заинтересовывают распорядителей кредитов возможностью выведения средств в «безналоговые гавани», с соблюдением анонимности вкладов. Аналогичный сценарий применяется и в отношении Украины.

Поскольку для погашения текущих платежей по кредитам странам с плохо управляемой экономикой, как правило, необходимо брать новые займы, кредиторы получают возможность предъявлять должнику всё новые и новые экономические и другие требования. Соответственно: Украиной будут управлять те, кто даёт сегодня кредиты. Поэтому выгодно не только распоряжаться полученными средствами, но и давать в долг. А пока надо здесь готовить общественное мнение к неизбежности разгосударствления основного природного ресурса Украины – нашей земли. С тем, чтоб, когда наступит час расплаты, просто развести руками и честно сказать: «Ну, ребята! Ну, больше нечем возвращать долги».

 

Украина без украинцев

Существует, к несчастью, одно обстоятельство, которое несколько затрудняет планы продажи Украины. Это – народ, который временами вспоминает, что он – «основной субъект», и начинает мешать. С целью минимизации помех, реализуется стратегия минимизации субъекта.

Согласно последнего прогноза Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН, население нашей страны будет последовательно уменьшаться. Если в 2015-ом нас было приблизительно 44,8 миллиона человек, то в 2020-ом будет около 43,7 млн., в 2030-ом – 40,9 млн., в 2050-ом – 35,1 млн, а в 2100-ом останется только 26,4 млн. человек.

Не трудно догадаться, что, - кроме естественной убыли населения в 700 человек в день, - эта тенденция обеспечена также и искусственными факторами. Причин несколько, но остановимся на тех, которые относятся к сфере государственной политики.

Во-первых, украинцы обречены на частичное вымирание в связи с планомерным ухудшением качества жизни. Как сообщила завотделом Института демографии и социальных исследований НАН Украины Л.Черненко, «в 2015 году, в сравнении с 2014-м, уровень бедности по оценке фактического прожиточного минимума вырос почти вдвое – с 29,8% до 59,3%». Надо ожидать, что тенденция сохранится и в текущем году – в связи с новыми тарифами, которые правительство вводит в обмен на новые кредиты. При этом любопытный момент подчёркивает директор института демографии Э. М. Либанова: «Наиболее новые тарифы ударят по тем категориям населения, которые не будут иметь права на субсидии, так называемому среднему классу – эти люди в результате станут реально бедными». Случайность или тонкий расчёт?

Во-вторых, выше мы также говорили о возможности выхода из экономического кризиса, с созданием большого количества рабочих мест – по Кейнсу. Власть этого не хочет, следовательно можно утверждать, что высокий уровень безработицы создаётся искусственно.

Поскольку указанные две причины делают проживание в Украине невыносимым, тем самым стимулируется миграция из этой страны в страны более успешные. Что и происходит.

Больше четырех тысяч украинцев в прошлом году стали гражданами Германии. Это далось им непросто, поскольку для получения такого гражданства было необходимо прожить в стране восемь лет. «Именно трудовая миграция становится первым шагом к миграции на постоянное место жительства», - говорит завотделом миграционных исследований института демографии А.Позняк. – «Мы оцениваем общий объем внешней трудовой миграции в 2,2-2,3 миллиона человек». По результатам опросов, проводимых экспертами сайта rabota.ua, 19% соискателей готовы к переезду в другую страну. Знаменательно, что гораздо чаще всех остальных готовность покинуть родину проявляют работники сельского хозяйства и высококвалифицированные управленцы (41% и 40% - соответственно). Не ценят их труд в Украине.

Кстати, если ещё раз обратиться к упомянутому выше прогнозу департамента ООН, то можно заметить устойчивую тенденцию роста населения США: от прошлогодних неполных 322 миллионов до 450 миллионов человек в 2010-ом году. Как бы есть куда нам всем стремиться: в страну, на территории которой уже полтора века не было войны.

 

Война как тупик

Войны начинаются, как правило, с целью отъёма чужой собственности. Когда собственность отнята, и отнявшая сторона доказала силой своё право на отнятое, стороны, - во избежание дальнейших потерь, - примиряются.

 Нынешняя наша война – не исключение. Россия уже отняла у нас значительную часть территории, и присвоила большой объём имущества Украины. Казалось бы, стратегическая цель достигнута и надо бы попытаться достичь примирения. Однако, даже если бы Украина примирилась с потерей Крыма,- что представить трудно, - осталось бы огромное количество игроков разного уровня, страстно желающих продолжения бойни.

Во-первых, мы знаем, что первоначальные планы России не ограничивались Крымом и Донбассом. Поэтому, покуда Украина по всем статьям значительно уступает агрессору, угроза расширения масштабов интервенции будет сохраняться.

Во-вторых, надо понимать, что любая война требует ежедневного обновления «расходных материалов» - оружия, боеприпасов, техники, обмундирования, топлива, продуктов питания и т.п. Всё это кто-то производит и, следовательно, зарабатывает на этом деньги.

В третьих, государство, - для того, чтоб всё это купить, - должно где-то деньги изыскать. Следовательно, заработают и кредиторы, и те, кто эти кредиты будет «осваивать».

Плюс к этому существует множество способов зарабатывания на злоупотреблениях в процессе войны, о которых время от времени рассказывают должностные лица СБУ, военной прокуратуры и пр.

То есть, если первые руководители воюющих сторон находятся в патовой ситуации (поскольку Крым невозможно ни отдать, ни отобрать), то все остальные просто не могут допустить потери своего бизнеса.

Не удивительно, что любая инициатива, направленная к прекращению войны, наталкивается на противодействие чиновников, силовиков или просто «профессиональных патриотов», усугубляющих существующие конфликты.

К тому же этот форс-мажор имеет и политические выгоды: покуда есть война можно не опасаться третьего «Майдана», итогом которого, очевидно, будет поглощение Украины Россией. Если только на тот момент России не помешает какой-то внешний или внутренний (что маловероятно) фактор, для которого вооруженные силы будут нужны больше.

Был такой Бэзил Лиддел Гарт, который считается классиком военной стратегии. Он подробно описал, чем проигрышная стратегия отличается от выигрышной. Смысл в том, чтоб выйти из состояния войны до наступления необратимых изменений.

 

Подытоживая всё вышесказанное можно констатировать, что у Украины нет будущего, поскольку:

- народ Украины никогда не допустит отстранения олигархов от власти;

- олигархи никогда не допустят преумножения среднего класса;

- олигархи никогда не допустят развития нормальной (тем более – инновационной) экономики;

- Украина обречена быть безнадёжным должником, поскольку в этом заинтересованы все, как внутренние, так и внешние игроки;

-  активная часть населения Украины не будет бороться за её существование, поскольку не намерена в ней жить;

- война, - в том или в ином виде, - будет продолжаться до полного разрушения экономики Украины, поскольку экономические возможности сторон не сравнимы.

 

Государство Украина всей своей экономической историей провоцировало нынешнюю войну, планомерно разваливая собственную экономику и собственную армию. (Психологи знают, что жертва, зачастую, сама провоцирует агрессора своим поведением.) Это видели все; как не самоубиться рассказывали многие, но возобладало иррациональное. Жалко, конечно. Могла бы получиться хорошая страна...

11.08.2016

Ю.Гуленок

 

Эта статья была написана специально для еженедельника «Зеркало недели», сдана в редакцию 11 августа, и вышла из печати 27 августа. К сожалению, первоначальный вариант оказался слишком громоздким для страницы, поэтому, - по просьбе редакции, - автор сократил его на 5000 знаков. От чего, впрочем, смысл статьи нисколько не пострадал. Здесь, - в блоге, - полная версия, с указанием использованных источников.

27.08.2016

ЮГ

 

ИСТОЧНИКИ:

В.Галин «Последняя цивилизация. Политэкономия XXI века», М., «Алгоритм», 2013. 

Индекс человеческого развития:

и

Ли Куан Ю «Сингапурская история. 1965-2000 гг. Из третьего мира - в первый», М., «Международные отношения», 2011.

Д. Норт, Дж. Уоллис, Б. Вайнгаст «Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества», М., 2011, Издательство Института Гайдара

«Отчёт о результатах исследования государственной поддержки субъектов хозяйствования в Украине»:

Э.Райнерт «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными», М., Высшая Школа Экономики, 2011.

С.Кораблин «Национальный бизнес-цикл. Украина»:

«Смешко: Правительство Яценюка, а сейчас Гройсмана плодит бедность и убивает остатки среднего класса»:

Й.Шумпетер «Капитализм, социализм и демократия», М., «Экономика», 1995.

И.П.Майданик «Интеллектуальная миграция в Украине в контексте международного научного сотрудничества»:

«The global race for inventors»:

В.Галин «Политэкономия войны. Как Америка стала мировым лидером», М., «Алгоритм», 2012.

Дж. Перкинс «Исповедь экономического убийцы», М., «Претекст», 2005.

«Украинские долги признали одними из самых рискованных»:

«Полтриллиона гривен. В Нацкомиссии рассказали о масштабах вывода денег из Украины в оффшоры»: http://nv.ua/publications/timur-hromaev-predsedatel-nktsbfr-71149.html

«Лидер фракции «Батькивщина» Юлия Тимошенко заявляет…»: http://www.facenews.ua/articles/2015/265122/

«Чому українці скотилися в прірву бідності?»:

«Лібанова: коли стільки людей отримують субсидії – щось не так»:

«Всплеск миграции: почему украинцы отказываются от гражданства»:

«Украинцы голосуют за отъезд: эмиграция из страны резко выросла»:

«Специалисты каких сфер больше других хотят уехать за границу»:

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: демография,Эмиграция,демократия,средний класс,экономика Украины,Будущее Украины,олигархия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.