День рожденья – грустный праздник, или Погибни сам, и вокруг погибнут миллионы

27 января 2016, 15:44
1
1331
День рожденья – грустный праздник, или Погибни сам, и вокруг погибнут миллионы
Преподобный Серафим Саровский и митрополит УПЦ Филарет

Пожалуй, нет в украинском религиозном пространстве фигуры более публичной и популярной, чем «патриарх» Филарет.

Он мелькает на страницах различных изданий, дает интервью, летает за океан на молитвенные завтраки и даже прикладывает титанические усилия по искоренению коррупции. Словом, постоянно пребывает в центре внимания. У "пересічного" украинца давно возникло устойчивое ощущение, что этот человек всегда был, есть и будет. Что подобно Дункану Маклауду, горцу из одноимённого, ныне уже забываемого, кинофильма, Филарет планирует существовать вечно.

В самом деле, подобно ильфопетровскому Фунту, который «…сидел при Александре Втором "Освободителе", при Александре Третьем "Миротворце", при Николае Втором…», нынешний предводитель киевского патриархата пережил множество эпох. Правда, в отличие от героя «Золотого телёнка», Филарет никогда не сидел пассивно, просто так. Став монахом ещё при жизни Сталина (для нынешней молодёжи это время, когда только-только вымерли динозавры), Михаил Антонович (так в миру зовут главу УПЦ КП) сумел сделать блестящую церковную карьеру, перевидал множество смен правителей, часто исповедующих противоположные идеологии, но всегда был со всеми ними, что называется, «на короткой ноге».

Вот многие у нас сейчас беспощадно его критикуют – мол, он и такой и сякой. Ругают, осуждают, говорят всякие неприятные слова. А ведь если хорошенько подумать, дедушку Мишу не бранить нужно, а пожалеть. Ведь никто из критиков почему-то не задумывается, что блестящий «патриарх» Филарет, по сути, – несчастный одинокий старик 87 лет. Старик, который при средней продолжительности украинской мужской жизни в 65 лет, дотянул почти до 90, и, несмотря на тщательный уход и поездки по европейским клиникам, каждый его день может стать последним.

Вот и сейчас, когда звучат пафосные поздравительные речи госчиновников высшего ранга в связи с его 87-летием, основное пожелание в них юбиляру – долголетие. Насколько оно искренне? Насколько вообще может быть важно для старика на пороге смерти прожить лишний год жизни? Для неверующего старика – чрезвычайно важно. А для верующего «патриарха»?

"Сегодня в чрезвычайно сложное и ответственное для страны время Вы прилагаете значительные усилия для духовного укрепления украинского народа, утверждая в нашем обществе идеалы правды, достоинства и милосердия. Высоко ценю Ваше мудрое пастырское служение во благо Украины и ее народа», – говорится в поздравлении президента Украины Петра Порошенко. Прекрасные, возвышенные слова. Но правдивы ли они?

Неудобно говорить про идеалы правды в контексте жизненного пути Михаила Антоновича, но приходится. Вспоминается памятный весенний день 1992 года на Архиерейском Соборе в Москве, когда Филарет, тогда ещё законный митрополит УПЦ, перед всем Собором пообещал подать в отставку: «Мы всё-таки должны не забывать о нашем слове. Сказано в Евангелии: пусть у вас будет да – да, нет – нет, а всё, что сверх этого – то от лукавого. Если я сказал, что я это сделаю, – значит, я сделаю. Я подам прошение Архиерейскому Собору Украинской Православной Церкви о том, что я прошу, как бы, взять от меня вот эти полномочия – права Предстоятеля Украинской Православной Церкви – и избрать на это место нового Предстоятеля».

 

И ведь какие высокие, благородные слова! Считаю, Михаил Антонович говорил тогда совершенно искренне. Ведь ему как никому другому были присущи «души прекрасные порывы». Жаль только, что на каждого Отелло есть свой Яго.

Для тогдашнего митрополита УПЦ, нежного, простодушного, внушаемого человека, таким злым и коварным гением стал президент Леонид Кравчук. В беседе с Сергеем Дорофеевым 13.03.2013 года нынешний глава киевского патриархата поведал: «Якби президент сказав: «Треба для спокою, щоб Ви пішли», я б пішов. Але президент сказав: “Не треба йти».

Безусловно, очень жаль, что для Михаила Антоновича его кум-президент оказался таким непререкаемым авторитетом. Ведь уйди тогда митрополит Филарет в отставку – и не было бы сейчас никакого разделения в Украинском Православии (за исключением УАПЦ). У нас была бы одна неделимая Церковь без ненависти, обвинений, драк и захватов храмов. Не было бы десятков тысяч некрещёных младенцев, невенчанных браков и неотпетых покойников. Не было бы, не было бы…

Мало кто знает, что уже несколько месяцев дедушка Миша ночами почти не спит. Внезапно проснувшись, он обычно садится в кровати, нащупывая тапочки старческими ногами в варикозных узлах и тяжелым немигающим взглядом смотрит на свой старый, еще советский, будильник с большим белым циферблатом. Смотрит, как стрелки размеренно отсчитывают оставшиеся секунды, минуты и часы его жизни. Смотрит и думает. Думает о том, что жизнь свою прожил, все возможные и даже невозможные в его положении удовольствия от жизни получил, и теперь ждут его впереди крайне неприятные вещи и события. Думает о том, что после смерти за ним наверняка придут. И тут уже не помогут ни его связи, ни потрясающие таланты приспосабливаться и служить любой, без исключения, власти. Думает о том, что по-настоящему его никто не любит: жены давно нет, дети выросли, да и с ними у дедушки Миши всегда были сложные отношения (ведь какие, официально, могут быть у монаха жена и дети)? Думает о том, что из всех «епископов» и «архиепископов», которых он взрастил, воспитал и ввёл в свое окружение, никто не заплачет на его могиле; вон уже сейчас они теснятся и толкаются у него за спиной, готовясь первым подхватить «патриарший» посох из слабеющих рук.

И рад бы дедушка Миша бросить всю эту картонную религиозную империю, созданную собственноручно, да пойти перед смертью покаяться, но ведь не может! Да и вряд ли дадут уже ему это сделать. Подобно водителю, который ошибочно выехал на трассу с односторонним движением, но уже не может развернуться (сзади наседают и сигналят нетерпеливые попутчики), так и «патриарх» Филарет, вплотную подойдя к финишной жизненной черте, стал заложником своих же действий.

Конечно, не исключено, что, надев маску украинофила, дедушка Миша и сам поверил в то, что стал заядлым патриотом. Поверил в то, что в свою бытность экзархом Украины от РПЦ, а затем и митрополитом УПЦ никогда не травил греко-католическую и автокефальную Церкви, никогда презрительно не отзывался об украинском языке, не выгонял из алтаря своих пономарей за надетую вышиванку.

Впрочем, это дело прошлое, каждый в молодости может ошибаться. Вопрос в том, есть ли право на ошибку у Михаила Антоновича сейчас? Возможно, ему стоит вспомнить слова почившей в 1988 году матушки Алипии (Авдеевой), сказанные на одной из архиерейских филаретовских служб: «Славен, славен, а мужиком помрешь»?!

Пока дедушка Миша развернуться не может – плывет в комфортном привычном потоке. Вот и сейчас, давая несколько праздничных интервью, создаётся впечатление, что он всё так же погружен в обволакивающую сладкую патоку своей альтернативной реальности.

Многие православные христиане знают фразу, сказанную преподобным Серафимом (Саровским): «Стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя», или же «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи».

Сейчас применительно к Михаилу Антоновичу эта фраза звучит иначе: «Погибни сам и вокруг тебя погибнут миллионы». Сможет ли «патриарх» Филарет вернуть этой фразе первоначальный смысл и найти в себе силы стать Михаилом Антоновичем? Времени всё меньше.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: УПЦ КП,Филарет Денисенко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.