МИХАИЛ СААКАШВИЛИ КАК ТРАНСПОЛИТИЧЕСКИЙ БРЕНД

11 января 2016, 11:31
рук. Студии социальных технологий "GARNET", эксперт и консультант в сфере социального имиджа, к.полит.н.
0
913
МИХАИЛ СААКАШВИЛИ КАК ТРАНСПОЛИТИЧЕСКИЙ  БРЕНД

Михаила Саакашвили можно смело называть трансполитической фигурой. Такого термина в научной литературе пока нет, но есть факт его пришествия в Украину после 2-х президентских сроков в Грузии.

Трансформационные процессы на постсоветском пространстве, начавшиеся в конце 80-х гг. прошлого века, по-прежнему сохраняют свою активною фазу и развиваются на двух уровнях – региональном и национальном. Пробужденная имперская моторика России, обусловленная желанием восстановить утраченное влияние над бывшим СССР, привела к аннексии чужих территорий, обострению отношений с Грузией, Украиной, странами Балтии. Напряженность в регионе поддерживается приднестровским очагом, неразрешенным территориальным спором между Арменией и Азербайджаном. Это о региональном политическом климате.

Но и внутренняя ситуация в республиках СНГ тоже оставляет желать лучшего. Сложно представить, что народы пережившие огромное количество социальных потрясений смирятся с нищенским существованием, отведенным им правящими кланами. Время от времени вспыхивает Кыргызстан («Тюльпановая революция» и др.), растет недовольство народа в Армении (многодневный мирный протест в Ереване летом 2015 г.), бурлит Украина. Грядут изменения  в Беларуси, России и Казахстане.

Казалось, что бывшие республики, сняв с себя советское ярмо, выберут демократический путь развития и сосредоточатся на  росте качества жизни народов. Но это, увы, не произошло. К сожалению, независимые государства стали впадать в авторитаризм и клептократию. В одних республиках за фасадной красотой городов прячется  нищета и бесправие масс, в других умышленно  сохраняется советское мышление и патернализм. Политика государств строится на устрашении населения перед враждебностью окружающего мира. Экономическая слабость третьих, вызванная коррумпированностью власти,  привела к  банальной роли  сателлитов России. Но пока это только выбор элит. Реакция народов грядет. Мы станем свидетелями гражданского пробуждения на всем постсоветском пространстве. Болезненные трансформации претерпела Грузия и в настоящее время переживает Украина. Независимость и демократию нужно выстрадать и превратить в ценность, и потому трансформация, происходящая в нашем сознании, обязательно приведет к выздоровлению.

Параллели. Если говорить о Грузии и Украине, то наши страны имеют схожие черты развития гражданского общества, отличаются от многих постсоветских народов революционной активностью масс, обе ориентированы на Европу и США, тяготеют к формату стран Балтии. Даже предреволюционные и революционные события в обоих государствах разворачивались по близким сценариям. Я не знаю, кому принадлежит их авторство, но  по информации, полученной из открытых источников, воспоминаний очевидцев и всевозможных хроник можно построить логическую параллель. Итак,

1) Революция роз и Оранжевая революция вспыхнули на фоне обвинений оппозиции о фальсификациях на выборах. Они прокатились или «обкатались» с разницей в один год – в Грузии в 2003 году, а в Украине в 2004. Последствиями тбилисских событий стали отставка президента Шеварнадзе, аннулирование результатов парламентских выборов, проведение досрочных президентских выборов, закончившиеся колоссальной поддержкой населения Михаила Саакашвили. В Украине Оранжевая революция ознаменовалась решением Верховного суда о проведении третьего тура президентских выборов и победой, с небольшим отрывом в голосах, Виктора Ющенко. Олигархи и чиновники испытали временный испуг, но до реформ дело не дошло.

2) Динамическим ядром обеих революций были хорошо организованные молодежные движения – грузинская «Кмара» («Довольно!»), а в Украине – «Пора». Лидеры и актив обоих движений задолго до событий обучались у сербской «Отпоры», повалившей в свое время режим Слободана Милошевича. Неслучайно на оранжевом Майдане первыми из иностранных поднялись флаги Грузии. Возможно, «Кмара» лучше других была осведомлена о назревающих событиях в Киеве и потому быстрее всех откликнулась на призыв Майдана к международному сообществу. Или уже просто сидела в Киеве.

Главной целью революционно настроенной молодежи было свержение правящих режимов Шеварнадзе и Кучмы, потому активная деятельность движений ограничилась контролем за выборами и участием в  революциях. Попытки превращения их в партии и участие в выборах не увенчались успехом ни Грузии, ни в Украине. Возможно, на политические перспективы «Кмары» и «Поры» повлияли падение интереса со стороны молодежи, отсутствие политических партнеров и финансов. Как отмечается в ряде статей, фонд Сороса был причастен к поддержке протестных молодежных проектов, но, по всей видимости, до этапа превращения в партии. И к слову, «Пора» вынесла на политический олимп Виталия Кличко. Как спортсмен оказался в гуще сцены Майдана, живший тогда больше в Германии, как стал лицом «Поры», кто предложил ему идею похода в политику и поддержал его – ответы пока остаются за кадром.

3) Следующая параллель. Обе революции прошли мирным путем. Впервые политикам удалось вывести огромные народные массы на улицы. Впервые региональные власти, а вслед за ними и силовые структуры отказались поддерживать конституционно избранную власть и перешли на сторону народа. Решающую роль в мирном исходе революций сыграли европейские, американские политики и послы. В грузинском варианте надо должное отдать России, убедившей Эдуарда Шеварнадзе и Аслана Абашидзе – руководителя полунезависимой Аджарии, сдать власть и покинуть Грузию, а в Украине арбитрами выступили посол США Джон Хербст и еврокомиссар Хавьер Солана и другие европейские политики.

Оранжевая революция послужила сигналом России об утрате руководящей политической инициативы в регионе. Примеры Тбилиси и Киева могли вызвать цепную реакцию в странах СНГ и докатиться до самой России. Главная угроза заключалась в том, что Россия из геополитического игрока превращалась в  регионального, а парад цветных революций на постсоветском пространстве мог свести на нет и эту роль. Понятно, что напряженность в российско-грузинских и российско-украинских отношениях стала расти. Вооруженное столкновение в Южной Осетии в августе 2008 года привело к разрыву дипломатических отношений Грузии с РФ. В 2014 году, после Революции достоинства, Россия аннексировала Крым и развязала войну на Донбассе, отыгрываясь таким образом на западных партнерах за очередную революцию на «подконтрольном» ей плацдарме, и за «непослушание» украинцев.

4) Четвертая параллель. Супруги президентов Сандра Рулофс (из Нидерландов) и Катерина Ющенко (родилась в США) – обе неуроженки, в дни революций сыграли свои роли блестяще. Они проявили любовь и уважение к своим народам и крепко поддержали своих мужей.

5) И последняя. Саакашвили и Ющенко свои инаугурации провели на площадях революций, подчеркивая конституционную функцию народа как источника власти, демонстрируя миру результат совместных усилий оппозиции и народа по преодолению политических барьеров, препятствующих цивилизованному развитию стран и близость власти к народу.

Примеров параллельного развития гораздо больше представленых выше, но в последующем они заканчиваются. Каждая из стран по-своему распорядились плодами революции.  Виктор Ющенко погряз в скандалах своей команды, ослабил институт президента и реанимировал политического оппонента В. Януковича. Олигархи, оправившись от испуга, совершили реванш на парламентских выборах в 2006 году. В отличие от Ющенко, Саакашвили не стал заигрывать с правящими кланами, а сразу приступил к реформам, к решению территориальных конфликтов, чем породил массы недовольных, отомстивших ему в финале президентства.

Наследство. Михаилу Саакашвили достались в наследство:

1) конфликтные территории:  две сепаратистки настроенные автономии – Абхазия и Южная Осетия, с миротворческими войсками России; республика Аджария – с широкими и вольными правами, практически выходящими за рамки автономии и Кодорское ущелье, неконтролируемое тбилисскими властями;

2) коррумпированный государственный аппарат, функция которого сводилась к обслуживанию интересов  кланов и финансово-промышленных групп, а также к организации поборов и взяток с бизнеса и граждан;

3) утвердившаяся в обществе система криминальных «ценностей» и «понятий», влияние «воров в законе» на различные социальные слои, контрабанда и разгулявшаяся наркоторговля;

4) сопротивление старой элиты, управлявшей при Шеварнадзе ресурсами Грузии;

5) патриархальные традиции и порожденная ими социальная иерархия, возвышающая «обычное» право над законами государства.

Победа Саакашвили на внеочередных президентских выборах с результатом 96,27% превратилась в народный праздник и ликование. Люди возлагали надежды, что новый президент положит конец беспределу криминально-коррумпированной власти.

Политическое рождение. Становление Саакашвили как политика регионального уровня, происходило непросто. Ему пришлось жестко установить президентскую власть в автономной республике Аджария и свергнуть режим Аслана Абашидзе, подавить мятеж в Кодорском ущелье; начать борьбу с коррупцией и криминалитетом; убеждениями и силой устанавливать верховенство права и внедрять институт справедливой полиции; заявить о европейском курсе и желании вступить в НАТО; осуществить смелую военную попытку по восстановлению грузинской государственности в Южной Осетии и Абхазии; открыто противостоять России, наложившей торговое эмбарго на Грузию, пережить депортацию грузин из Москвы; начать строительство городов и превратить Грузию в туристическую зону; создать благоприятный климат для бизнеса и инвестиций; отреагировать на недовольство людей и добровольно пойти на внеочередные выборы. Основные вехи его правления красноречиво заявляют на весь мир о рождении на постсоветском пространстве политика новой формации. Для Грузии Саакашвили стал ледоколом, взорвавшим привычную среду. Он принес в страну европейский дух. Как отмечают исследователи и журналисты, в Грузии нет  равнодушных к экс-президенту – его любят либо ненавидят, но без него Грузия была бы обречена на существование по типу Армении и Таджикистана – со слабой экономикой, коррумпированной властью и внешнеполитической немощью. Только неординарному и мужественному человеку оказалось под силу сломать традиции, мешающие развитию.

Становление. Образ Михаила Саакашвили можно ставить в пример построения персонального международного и внутриполитического имиджа. В его становление было положено много личного труда и усилий его окружения. Формирование личности Михаила происходило в семье, умело реагирующей на конъюнктуру своего времени. Близкие родственники были научными деятелями, преподавателями, дядя служил дипломатом. Они приложили немало стараний для воспитания и образования, как оказалось в будущем, президента Грузии. Встречается информация, что семья в прошлом имела отношение к спецслужбам, а прадед был крупным дореволюционным промышленником.

Результатами школьной поры Михаила стали  «золотая» медаль, опыт в комсомоле, английский и французский языки. Для советского времени это было блестящим началом. Образование продолжилось в престижном в те годы Институте международных отношений Киевского Национального университете им. Т.Г. Шевченко. В годах студенчества мы находим известие об участии Саакашвили в распространении диссидентской литературы, что послужило причиной его отчисления из университета. Сложно сказать, было ли это юношеским порывом, который мог сломать всю карьеру, или проявлением осознанного несогласия, сформировавшегося под чьим-то влиянием. Но университет был окончен с «красным» дипломом, с перерывом на службу в советской армии.

Международное образование Саакашвили получил, после возвращения в Грузию, где короткое время проработал юристом в Комитете прав человека. Тогда подобные институции были распространены по всему постсоветскому пространству как атрибут приверженности международным нормам в области прав человека. Внутри страны их задача сводилась к тому, чтобы «по-доброму» объяснить человеку, что с правами у него туго и громко говорить об этом не надо. А может в Грузии было иначе?

По гранту обучался защите прав человека в Страсбурге, на стипендию Госдепартамента США в Нью-Йорке, Вашингтоне, Флоренции, Гааге. Будучи магистром права работал в Осло в норвежском институте прав человека, позже в нью-йоркской юридической фирме, защищавшей права американских нефтегазовых проектов в СНГ. Отмечают, что спустя годы «Patterson, Belknap, Webb & Tyler» в Грузии были юридическим партнером  «Кмары».

По приглашению Зураба Жвания, в канун парламентских выборов 1995 года, Саакашвили вернулся в Грузию и в течение почти 6 лет был членом парламента от партии власти «Союз граждан Грузии». С января 2000 года был представителем Грузии в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ). В октябре 2000 года назначается на пост министра юстиции, с которого, примерно через год, подал в отставку, обвинив правительство и президента Шеварнадзе в коррупции. Спустя пару месяцев в знак несогласия с политикой Эдуарда Шеварнадзе с поста спикера парламента уходит и Зураб Жвания. Можно предположить, что с этого началась оппозиционная деятельность Саакашвили. А следующая должность «сакребуло» – председателя тбилисского законодательного собрания, позволила установить контроль в столице и обеспечить  бескровное проведение «революции роз», как и собственно саму революцию.

Новые политические горизонты. Окончание президентского срока и реванш политических противников, возбуждение уголовных дел делают невозможными в ближайшем будущем возвращение Саакашвили в Грузию, из которой он уехал, не дожидаясь окончания своего президентства. Утрачивать такой потенциал, опыт, знания представляется нецелесообразным. Кому? Не знаю. Скорее всего крупным геополитическим игрокам, вложивших немало средств в Грузию и Украину. Слабо верится, что это лишь личная инициатива Петра Порошенко, но все возможно. Но в целом, приглашение в Украину Саакашвили считаю правильным и своевременным.

Преодоление политической стагнации украинских парламентских партий требует неформального и нереволюционного подхода. Саакашвили способен вызвать подобный эффект и стать реальным политическим конкурентом для многих политических сил. Он не отягощен бизнесом, родственными отношениями, дружбой, за исключением Виктора Ющенко, коррупционными связями в Украине. Студенческие годы дали ему представление об украинском народе. Осмысленный грузинский опыт позволит ему собрать вокруг себя перспективные демократические силы, агентов изменений, третий сектор, волонтеров и ветеранов и направить их потенциал на созидание. 

В Украине большая потребность в политиках новой формации, способных следовать интересам народа. Рождающиеся в недрах гражданского общества политические организации стремятся учесть ошибки своих предшественников и построить свои идейные платформы на ценностях. Это непростой путь, но при системном подходе и преданности своим идеалам, они довольно быстро обретут популярность и доверие избирателей.

В Украине также большой дефицит на лидеров общенационального масштаба -  честных, патриотичных, ориентированных на интересы народы и государства, обладающих решительностью и мужеством провести реформы, направить Украину по цивилизованному пути развития. Это люди, которые не привязаны к олигархам и не бизнесмены. Бизнесменов следует вовсе удалить из всех ветвей власти. Их задача создавать товары и услуги, а не обогащаться за счет народа.

Задачи в Украине. В истории украинского народа были приглашенные правители, но в случае с Саакашвили, мне представляется, ставится несколько задач иного характера:

1. Обновить украинский политикум за счет новых сил, сохранив влияние президента Порошенко. Скорее всего, смена придет из костяка «Руха за очищення»,  заложенного  на Антикоррупционном форуме в декабре 2015 года;

2. Провести экономические реформы, очистив от коррупции государственный аппарат и сросшийся с ним бизнес;

3. Создать инвестиционный климат и обеспечить благоприятную среду для ведения бизнеса в Украине, независимо от статуса резидент/нерезидент;

4. Серьезно встряхнуть общественное сознание, выбив остатки советского патернализма;

5. Не допустить сближения Украины и России. Считая себя врагом Путина, Саакашвили, обладая в будущем реальными рычагами власти, приложит все усилия, чтобы в Украине не повторилась  грузинская истории с пророссийским Иванишвили, плачевно закончившаяся для самого экс-президента;

6. Экс-президент Грузии имеет опыт проведения реформ в условиях сепаратизма и военных действий, он знает какие ошибки были допущены в Грузии в этом направлении, какие последствия возникают в результате неудачных военных операций, каким грузом на экономику и бюджет ложатся проблемы внутренних переселенцев, какая при этом возникает социальная напряженность и к чему она приводит.

Трансполитический бренд Саакашвили. Открытые конфликты с коррумпированной властью и олигархией, реформаторство – это стихия Саакашвили. Его политический рост в Украине создает ему имидж успешного международного политика со связями на Западе. Он возглавил движение по окончательному разрушению старой системы и формированию институций, направленных на соблюдение закона всеми.  Это станет основой для проведение реформ.

В продолжении политической карьеры Саакашвили в Украине есть признаки глобализации, разрушающей привычные уклады жизни народов и представления, в том числе и о политике. Страны и целые регионы становятся экспериментальными площадками по построению новой модели по глобальному переустройству мира. В рамках этого эксперимента становится позволительным перемещение политических фигур из одной страны в другую. Конечно, сложно себе представить подобное явление в западных странах, например, в Германии или в США, но на пространствах с зарождающейся демократией это становится возможным. Винить в этом случае некого. При любом политическом конфликте, перерастающем в протестные акции и революции, мы сами ищем помощи у запада, приветствуя активное участие в разрешении проблем зарубежных политиков. Следовательно, мы сознательно готовы к прямому участию Запада в нашей внутренней политике на  любых условиях, учитывая что жизнеобеспечение  нашего населения происходит за счет международных кредитов.

Возможно, одной из целей грузинского десанта, призванного на борьбу с украинской коррупцией, является возвращение на свою историческую родину в канун новых выборов, чтобы снова взять власть в свои руки. А для триумфального возвращения Саакашвили домой и достижения победы на выборах нужны такие показательные результаты в Украине, которые продемонстрируют состоятельность его политического менеджмента и вернут былую славу в Грузии. А для глобального партнера важность возвращения Михаила Саакашвили связана с нейтрализацией пророссийских тенденций в Грузии.

В определенной степени рост популярности Саакашвили в Украине имеет искусственную природу – какими бы внешними ресурсами не обладал одесский губернатор, но без личной поддержки Порошенко вряд ли его самостоятельность была бы возможна. Ему отведена  роль борца с мафией, но с какими полномочиями? Расширил ли официально Порошенко возможности одесского главы, или борьба с воровством есть личная инициатива Саакашвили? Любопытная получилась бы картинка, если бы все главы ОГА одновременно стали вести себя подобно одесскому коллеге, и сколько бы терпела такого губернатора местная элита? Каким секретом обладает Саакашвили, что его терпит самая мафиозная и коррумпированная область Украины?

Может ли Михаил Саакашвили стать президентом Украины? Пока это невозможно ни юридически, ни ментально. Общество еще не готово принять президента неукраинца. Политические оппоненты уже используют фактор «пришлости» политика, но сегодняшние спекуляции пока только усиливают позиции критикуемого и способствуют росту его популярности. Антикоррупционный форум наглядный тому пример.

«Движение за очищение» («Рух за очищення») - это начало украинской трансполитической карьеры Саакашвили. Трансформацию грузинского экс-президента в одесского губернатора, а теперь и в лидера молодых и здоровых сил, искренне верящих в торжество демократии в Украине, можно считать первым украинским преображением.

Михаил Саакашвили становится неформальным лидером, бросившим вызов одесскому «сходняку», олигарху Коломойскому и премьер-министру Яценюку. Его эмоциональную фразу о том, что он не боится «ни Сени, ни Бени», можно считать началом открытой борьбы за власть. Какие геополитические провода подсоединены к этому процессу сказать сложно, но очень похоже, что два заокеанских клана борются за кресло украинского премьера, что позволяет Порошенко быть  п о к а  над ситуацией. И здесь, на мой взгляд, самая большая беда украинского народа – это внешние долги страны, накопленные политическим ворьем за 24 года, начиная от Киева и до самых до окраин, и что украинская политика до сих пор не стала собственно украинской, продолжая обслуживать внешние интересы. Может быть поэтому ранее  назначения на руководящие посты утверждались в Москве, а теперь в Вашингтоне… И так ли это в случае с Михаилом Саакашвили?

А пока мы видим, что социальная самоорганизация направлена  на построение системы или среды национального обитания, соответствующей ментальным, духовным, экономическим и культурным потребностям и глобальным вызовам. Как это будет выглядеть – мы узнаем позднее, а сейчас в Украине, как и во всем цивилизованном мире, под удовлетворение социальных потребностей начинают упаковываться политика, бизнес и культура. Этот процесс не регулируется государством. Нынешний политикум так и не понял, что спекуляции базовыми потребностями не могут быть бесконечными. Общественные запросы лежат гораздо выше, чем представляют себе власть предержащие. И революции служат тому доказательством. Политики должны принять, что украинское общество, претерпев за 24 года невероятное морально-психическое насилие, выработало иммунитет ко лжи. Политтехнологии и НЛП не принесут симпатию и доверие населения.  Популярность приходит к тем, кто готов принять вызовы времени, взять ответственность за страну и народ, кто способен устанавливать социальные контакты, уважать людей и созидать. Сможет ли удержать планку ожиданий и требований украинцев приглашенный политик, каковы перспективы данного эксперимента, насколько глубоко удастся Михаилу Саакашвили внедриться в сложившийся украинский политикум и изменить его – покажет время. Я настроен оптимистично.

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Саакашвили,коррупция,Геополитика,бренд,имидж,политика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.