Монастырский пирог

23 декабря 2015, 10:51
0
535
Монастырский пирог

Неведомая сила в очередной раз крушила дерзнувшего на святыню и изгоняла его из стен обители, в которой со временем стараниями и молитвами братии возрождалась монастырская жизнь.


Чтобы раз и навсегда пресечь спекуляции некоторых самых "сознательных" политиков на тему передачи религиозно-культовых сооружений "правильным" конфессиям, нужно, чтобы они искренне, положа руку на сердце, ответили на один простой вопрос: а по какому праву они берут на себя смелость распоряжаться тем, что им никогда не принадлежало? Советник министра информационной политики Украины Александр Бригинец утверждает, что в Российской империи все храмы принадлежали государству. Наглая ложь – никогда такого не было. Император считался главою Церкви, отсюда и двуглавый орел под одной короной как символ российского самодержавия, взятый у Византийской империи, где Помазанник Божий стоит во главе светской и духовной власти. Но общая корона – это единственное, что объединяло Церковь и государство. С падением самодержавия и отречения от светской власти помазанника в 1917 году был восстановлен Московский Патриархат. До этого Церковью управляли Синод и обер-прокурор как представитель монарха. Ни один имперский чиновник не имел полномочий совать нос в вопросы обустройства Церкви.
 
Советская власть реквизировала у Церкви собственность по праву сильного, а не потому, что имела какие-либо законные основания как правопреемник государства. С падением коммунистического строя начался процесс возвращения Церкви незаконно реквизированной собственности и передачи ей новых и восстановленных храмов в форме пожертвования. В Украине процесс усложнился наличием самопровозглашенных наследников Православной Церкви – пришлось разделять общественные пожертвования между конфессиями. Меценаты самостоятельно определяли, какой из конфессий передать свое пожертвование. Все акты собственности и договора аренды собственности, выданные Украинской Православной Церкви, можно отменить лишь в одном случае – установив невменяемость государства как передающей стороны на момент заключения сделки. Но в этом случае утрачивают силу все акты приватизации, выданные в указанный период. 

Экспроприаторы приводят в СМИ разные аргументы, какой конфессии должна принадлежать Киево-Печеская Лавра, самозванцы из разных общежитий спорят, кому следует отдать покои. Булгаков вновь актуален: люди-то они хорошие, только их испортил квартирный вопрос! Именно так и обстоит дело в споре тех, кто видит за монастырской стеной исключительно квадратные метры благоустроенной жилплощади. Все как-то дружно запамятовали, что Киево-Печерская Лавра – это в первую очередь монастырь, и его законные владельцы и строители мирно покоятся в пещерных храмах. Именно святые печерские старцы возрождали монастырское общежитие на святом месте после каждого нашествия басурман на Киев. 

Недолго захватчики могли устраивать пляски над местом их погребения: неведомая сила в очередной раз крушила дерзнувшего на святыню и изгоняла его из стен обители, в которой со временем стараниями и молитвами братии возродилась монастырская жизнь. Когда Советская власть 10 марта 1961 года выгнала монахов из Лавры, она овладела лишь надземной частью обители. Вывезти мощи преподобных им не дала неведомая сила, с которой столкнулись атеисты. Рака с мощами, которую с легкостью могли осилить при подъеме два монаха, вдруг начинала весить несколько тон, а автомобили, ответственные за перевозку, непонятно каким образом глохли. 

Недолго захватчики могли устраивать пляски над местом их погребения: неведомая сила в очередной раз крушила дерзнувшего на святыню и изгоняла его из стен обители, в которой со временем стараниями и молитвами братии возродилась монастырская жизнь. Когда Советская власть 10 марта 1961 года выгнала монахов из Лавры, она овладела лишь надземной частью обители. Вывезти мощи преподобных им не дала неведомая сила, с которой столкнулись атеисты. Рака с мощами, которую с легкостью могли осилить при подъеме два монаха, вдруг начинала весить несколько тон, а автомобили, ответственные за перевозку, непонятно каким образом глохли. 

С первых дней у власти большевики пытались закрыть Лавру: уже 25 января из монастыря комиссары вывезли настоятеля, но потом выяснилось, что его убили рядом, за воротами. Но в 18 году их планы обломались, и богоборцам пришлось быстро покидать околицы Киева. Довершить начатое борцы с опиумом для народа смогли лишь к 30 году не без помощи так называемых обновленцев. Восстановить монастырь позволили уже оккупанты. Когда советская власть в Киеве была восстановлена, она не была такой воинственно антицерковной до тех пор, пока партию не возглавил Никита Хрущев. Возможно, война с Богом и Церковью привела его в итоге не к покаянию, а к тому, что он оказался низложен собственной свитой и стал нежелательным воспоминанием и в без того неприглядной истории партии (закон порочного круга – СДД – сожрите друг друга). 

Даже в годы самых лихих гонений монастырь не покидали нетленные мощи его преподобных основателей. И к ним приходили помолиться миллионы верующих – тихо, тайно, с невыносимой болью в душе. Приходили помолиться даже тогда, когда монастырь находился под вывеской музея. Под землей в пещерах проживала монастырская братия, жизнь которой возродилась на территории дальних пещер в 1988 году. Киево-Печерская Лавра, ее Небесное покровительство оттолкнуло от Киева и смягчила последствия Чернобыльской трагедии. Митрополит Денисенко вернулся на какое-то время в закрытую с его попустительства обитель, но, похоже, его присутствие там уже было нежелательным, и братия ловко изгнала его оттуда с позором и всеми пожитками. Монахи позволили ему забрать из Лавры все, что он мог вывезти: утварь, свечки, мебель. В Лавре после него остались лишь вера и монастырские стены. А сам монастырь сегодня возродился, к нему каждый день стремятся тысячи паломников со всего света помолиться с Отцами Печерскими и возрожденной монастырской братией. 

В споре о том, кому должны принадлежать Лавры – Киево-Печерская и Почаевская – давно пора ставить жирную точку и не возвращаться больше к этому вопросу никогда. Всем, кто хоть немного сохранил здравость ума, понятно, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят (а в особенности с поддельным). Лавры – это в первую очередь монастыри, живут они своим каноническим уставом, и там совершается беспрестанная молитва. Без монастырской братии сегодня на месте Лавры остались бы разрушающиеся стены и запустение. Своими руками с молитвой в сердце сотворили монахи Киево-Печерские все это великолепие и благоухание, на которые зарятся сегодня рейдеры. 

Если в самопровозглашенном Киевском патриархате есть хоть немного совести и веры, то его хозяйственный начальник Филарет Денисенко должен призвать своих сторонников направлять больше усилий на популяризацию и процветание Выдубического и Михайловского монастырей. Особенно стены наспех отстроенного государственными подрядчиками Михайловского монастыря сегодня ой как нуждаются в хозяйственной заботе, чтобы опадающая штукатурка не причинила вреда (благо)лепию и (благо)уханью. 

Хлеб – голодным! 
Фабрики – рабочим! 
Благоденственное и мирное житие – стране и ее гражданам! 


А монастыри оставьте монахам и Церкви. Так будет спокойнее – и голодным, и рабочим, и стране. Если эта страна ещё хочет считаться страной. А без должного почитания данных Богом святынь и элементарного закона это будет невозможно.



Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: рейдерство,УПЦ МП,УПЦ КП,УПЦ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.