Чужой ли украинцам русский язык?

24 ноября 2015, 11:07
Публицист, философ, историк
0
299

Русский язык – родной для значительной части населения Украины. Называть его «языком оккупанта», «языком агрессора» - это не патриотизм, а глупость

Достойная удивления информация появилась на днях на сайте президента Украины. Петр Порошенко поддержал электронную петицию, содержащую предложение исключить из паспортов граждан Украины записи на русском языке – «языке оккупанта». Более того, он направил специальное обращение в Кабинет министров, «для принятия соответствующих мер». Порошенко также отметил «патриотическую позицию подписантов».

Кстати, собрала данная электронная петиция, как указано на президентском сайте, 25934 подписи. Однако, заявленное количество подписей вызывает сомнение. Уже на первой страничке «перечня лиц, которые подписали электронную петицию», значатся некие без всяких фамилий и отчеств «Петро», «Вікторія», «Владислав» и даже какой-то «Developer». Есть подобные «подписи» и на следующих страницах.

Но не в том суть. Прежде всего, удивляет откровенное хамство, допущенное президентом Украины по отношению к громадному количеству своих соотечественников. Русский язык на Украине – это не «язык оккупанта» и не «язык государства-агрессора». Это родной язык для очень многих граждан Украины, которые думают и с детства говорят в семье по-русски.

Русский язык украинцам просто не может быть чужим. Об этом свидетельствует история. Следует помнить, что до революции 1917 года украинцы и великорусы составляли единую русскую нацию. Это может не нравиться, может считаться неправильным с позиций сегодняшнего дня, но это исторический факт: прадеды современных украинцев сознавали себя русскими, одним народом с великорусами и белорусами.

Соответственно и русский литературный язык изначально развивался как язык общерусский, общий для всей исторической Руси, в том числе для той ее части, которая сейчас зовется Украиной, а раньше называлась Малороссией, Малой Русью. Тут поясню для несведующих, что Малая Русь – это значит Русь основная, изначальная. Таковым названием надо бы гордиться, а не открещиваться от него, как это делают ныне «национально сознательные» невежды.

Вклад малорусов (украинцев, если хотите) в формирование и развитие русского литературного языка весьма значителен. На первом этапе его истории – во второй половине ХVII-го – начале ХVIII веков (до того функции литературного языка выполнял у нас язык церковно-славянский) – малорусское влияние было даже преобладающим. Это обуславливалось тем, что многие представители малорусского культурного общества переехали тогда в центр Русского государства (Москву, затем – Петербург), где принимали активное участие в культурной жизни общей в то время для великорусов и малорусов страны.

Позднее ведущая роль перешла к великорусам. Но и после этого значение наших земляков в общерусской культуре оставалось большим. «Для развития литературной речи «малорус» Григорий Сковорода сделал не меньше «великоросса»  Михаила Ломоносова, - отмечал выдающийся русский историк Николай Ульянов. - А потом следуют поэты - Богданович, Капнист, Гнедич, вписавшие вместе с Державиным, Херасковым, Карамзиным новую страницу в русскую литературу. И так вплоть до Гоголя».

Приблизительно тоже самое констатировал известный украинский писатель Иван Нечуй-Левицкий. В частном письме Михаилу Грушевскому он признавал: «Великорусская литература (Кантемир, Ломоносов, Сумароков, Державин) сама тогда омалорусилась… Эти великорусские писатели пошли на Украину почти как свои по языку: их понимали».

И даже ярый русофоб, украинский эмигрант Михаил Антонович, в своем сочинении «История Украины» (вышедшем в четырех выпусках в 1941 – 1942 годах в оккупированной гитлеровцами Праге) писал о русском литературном языке: «Созданный в значительной мере самим украинским образованным слоем – тем духовенством, что массово отправлялось на службу  в Россию – воспринимался этот язык как свой и им пользовались будто родным».

А этот язык и был на Украине родным. Разумеется, и в Малороссии, и в Великороссии люди необразованные использовали при общении не литературную форму речи, а местные простонародные говоры (наречия). Лексикон таких говоров ограничивался минимумом, необходимым в быту. Если же у простолюдинов возникала необходимость затронуть в разговоре тему, выходящую за рамки обыденности, то недостающие слова они черпали из языка образованного общества, т.е. из русского литературного. При этом и литературную речь, и собственные говоры простые люди совершенно обоснованно считали разновидностями одного русского языка.

По мере распространения просвещения, количество пользовавшихся литературным языком как средством повседневного общения увеличивалось. Число же говоривших «по-простому» (на наречиях) уменьшалось. Например, во время первой переписи населения Киева и его пригородов в 1874 году 38% горожан назвали родным русский литературный язык, 30,2% - малорусское наречие, 7,6% - великорусское наречие, 1,1% - белорусское. А уже в начале ХХ века почти все малорусское, великорусское и белорусское население города использовало в повседневном общении русский литературный язык. Это была не «русификация» (как  модно утверждать теперь), а нормальный результат нормального культурного развития.

Точно также русская литература являлась общерусской, своей для малорусов в такой же степени, как и для великорусов. Литература же собственно малорусская не противопоставлялась общерусской, а дополняла ее. Вспомним, что даже Тарас Шевченко от русской литературы себя не отделял. В своем «Дневнике» он, называл русскую литературу «литературой нашей», великорусского поэта Алексея Кольцова «поэтом нашим», а Михаила Лермонтова – «наш великий поэт».

 Тарас Григорьевич писал по-русски прозу, путевые записки, некоторые поэзии и не считал это русскоязычное творчество каким-то ренегатством или отступлением от нормы. Или почитайте, например, письма Панаса Мирного, посмотрите, на каком языке переписывался он со своими детьми.

Так было… Это наша история. То же, что сегодня именуют «украинским национальным сознанием», было насаждено у нас уже в советскую эпоху, когда официально объявили, что великорусы, украинцы и белорусы – не единая нация, а три братских (но разных!) народа. Насаждено в ходе украинизации Малороссии, административными мерами, принудительно. Так же (и теми же мерами) был насажден украинский литературный язык. Часть населения нынче считает этот язык своим. И это их право. Только вот правами своими нужно пользоваться, не ущемляя права других людей.

Повторю еще раз: русский язык – родной для значительной части населения Украины. Называть его «языком оккупанта», «языком агрессора» - это не патриотизм, а глупость. Стремиться же к вытеснению русского языка из нашей страны, значит действовать во вред Украине. Очень бы хотелось, чтобы Петр Алексеевич Порошенко это усвоил.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.