451 градус после Майдана

12 августа 2015, 15:10
0
1931
451 градус после Майдана

Украинская версия антиутопии

Уже прошло почти полтора года после победы Майдана или Революции достоинства, как его красиво называют. Такое название должно отражать официальную суть и направляющую случившейся смены власти: почему и во имя чего люди вышли на улицы?

Ради свободы слова, мышления, возможность выражать свою точку зрения.

Тогда, ещё в самый разгар противостояния с режимом Януковича, случился один эпизод, вызвавший бурю негодования не только со стороны населения Украины, но и со стороны Западных демократий: подписание экс-президентом так называемых "драконовских законов". Напомню, суть этих законов сводилась к введению частичной цензуры в СМИ, уголовное наказание за участие в беспорядках, запрет закрывать лица на массовых мероприятиях, регистрация паспортных данных при покупке SIM-карт.

Режима Януковича больше нет, а вот его "драконовские законы" оживают и принимаются правительством "победившего Майдана". Однако никакого гневного осуждения и возмущения со стороны населения и международной общественности не последовало.

Вообще, цензура, как средство достижения национальной безопасности характерна для авторитарных государств. В демократических сообществах же царит дух всеобщей дискуссии, плюрализма и свободы слова.

Тем не менее, сегодня на Украине Министерство культуры по наводке СБУ запрещает деятельность артистов, актёров и их продукцию, формулируя такое решение угрозой национальной безопасности.

Что-то подобное, когда представитель творческих кругов определяется властями и службой безопасности страны в качестве угрозы существованию государства, можно было наблюдать в тоталитарных режимах или мрачных антиутопиях Оруэлла, Брэдберри и Стругацких.

СБУ и Минкульт пошли дальше – объявлен запрет на некоторые российские книги и уголовная ответственность за их обнаружение всё с той же формулировкой: национальная угроза государству. Так, в список  попали книги донецкого писателя-фантаста Федора Березина, занимающего руководящие должности в самопровозглашенной ДНР - "Война 2010. Украинский фронт" (2009 год) и "Украинский фронт. Красные звезды над Майданом" (2014 год). Затем в списке следует книга Георгия Савицкого "Поле боя - Украина. Сломанный трезубец" и произведение Глеба Боброва "Украина в огне".

В списке также оказались книги философа, политолога и социолога Александра Дугина "Украина. Моя война. Геополитический дневник" и "Евразийский реванш России". Также в список попали такие книги, как: "Киев капут" Эдуарда Лимонова, "Украинская катастрофа. От американской агрессии к мировой войне?" - советника президента России Сергея Глазьева, книга историка Александра Дюкова "Массовые нарушения прав человека в ходе гражданского противостояния на Украине, 2013-2014 годы: годовой отчет IGCP". Также под запрет попали сборник статей журналистки «Русского репортера» Марины Ахметовой «Уроки украинского. От Майдана до Востока», а также отчет российской правозащитной организации «Группа информации по преступлениям против личности» о нарушениях прав человека на территории Украины.

Аргумент о том, что подобная практика – запрет литературных произведений, имеющих экстремистскую составляющую – осуществляется во всех цивилизованных странах мира, в данной ситуации некорректен. Во-первых, потому, что этим занимается не главная спецслужба страны. Во-вторых, потому, что подобные решения принимаются после ряда судебных заседаний, обсуждений, на которых проводится лингвистическая экспертиза материалов на предмет экстремистской составляющей, выслушиваются аргументы и контраргументы. Когда СБУ определяет, фактически, указывая, что можно, а что нельзя читать – это уже напоминает культурную политику Геббельса.

Если попытаться переложить этот неприятный для Украины момент на несовершенство законодательной системы и на отсутствие опыта работы в подобных проектах, то, попавшая под запрет литература должна быть действительно крайне экстремистского характера. Ведь мы же живём в стране, следующей демократическим принципам, которая запрещает лишь экстремистские произведения, не так ли?

Однако, рассмотрев список попавших под запрет произведений, можно убедиться, что это не так.

Если с произведениями одиозных Дугина и Лимонова, субъективного Старикова и Глазьева ещё более-менее понятно, то вопросы начинают возникать на жанре фантастики.

Обвинение фантастического произведения  в угрозе национальной безопасности – это уже каламбур, если только угроза не фантастическая. Конечно, можно попробовать сделать скидку на то, что в произведениях …  описывается сценарий войны на Украине, а сам автор занимает одну из должностей в руководстве самопровозглашенной сепаратистской ДНР. Тогда угроза будет исходить разве что от самого "духа" книги, как в Средневековье от запрещённых книг, написанных колдунами и от того подвергнутых проклятию.

Если вышеперечисленное вызывает лишь улыбку, то продолжение списка уже настораживает. Репортажи о событиях на Майдане и в целом по Украине от Донецка до Львова, написанные сотрудниками "Русского репортера", а также статьи правозащитников о преступлениях в зоне АТО – всё это оказалось "экстремистскими материалами", о которых никто не должен знать.

Запрещать журналистские материалы, пусть даже представляющие из себя альтернативную официальной позиции властей точку зрения – немыслимое для демократического сообщества явление.  Объявление же угрозой материалов правозащитников, поддержанных европейскими организациями, которых при всём желании невозможно назвать прокремлёвскими – это добровольный удар по собственной репутации в глазах мирового сообщества. При этом, в случае обнаружения у кого-либо указанных материалов, физическому лицу грозит уголовное преследование. Лучшего информационного повода для антиукраинской пропаганды трудно найти.

Так чего же добились Минкульт и СБУ своим решением?

Со стороны международного сообщества – осуждение и ухудшение репутации страны в целом. Для самих запрещенных материалов – бесплатная реклама. В этом случае украинское население, действуя по принципу "запретный плод сладок", заинтересуется не только статистическими материалами правозащитников или любопытной фантастикой про альтернативную историю, но и решит взглянуть на труды Лимонова и Старикова, которые так напугали СБУ. Само-собой, при этом моментальной смены взглядов и ценностей в головах не произойдет, однако будет вброшено зерно сомнения, которое однажды может произрасти, в том числе и запретительными мерами украинского руководства. Книги можно запретить, а вот скачать книгу из интернета не запретит никто, если, конечно, наше руководство не решит пойти дальше.

Но тогда это уже будет украинской версией действительности антиутопии "451 градус по Фаренгейту", в которой спецслужбы будут охотиться за книгами, в том числе правозащитного характера, чтобы изъять их и уничтожить, а владельцев, как и тех, кто попытается прочитать такие книги – отправить в тюрьму…

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: цензура,Дугин,правозащитники,Human Rights Watch,Рэй Брэдбери,Джордж Оруэлл,пропаганда идеология,Министерство информационной политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.