Незаданные вопросы митрополиту Драбинко

30 июня 2015, 15:38
0
1728
Незаданные вопросы митрополиту Драбинко

Митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский УПЦ Александр Драбинко – личность противоречивая.


Он преподносит себя как любимчика и единственное доверенное лицо ныне покойного митрополита Владимира. В свое время был участником громких скандалов и уголовных дел. Неоднократно замечен в компании Виктора Януковича, Николая Захарченко, Александра Попова и других представителей власти режима Януковича.

Тем не менее, сегодня Драбинко снова на коне. Вторую неделю его интервью на сайте Главком становится источником новостей одна другой краше. Он предстает перед нами жертвой предыдущего режима, радетелем интересов УПЦ и борцом за объединение всех православных церквей в Украине. Однако в том же самом интервью Драбинко делает заявления, которые заставляют сомневаться не только в чистоте его помыслов, но и, прямо скажем, в адекватности. Мы проанализировали некоторые из этих тезисов.

Блаженнейший призывает понимать положение священников УПЦ, которые оказались на оккупированных территориях, понимать, что к ним приходят «парни с автоматами». Да, это важный аргумент. Но мы должны помнить - если УПЦ будет восприниматься обществом как «иностранный конфессия», как «Русская Православная Церковь в Украине», то наша Церковь не будет иметь на этой земле будущего. 

Здесь позиция Драбинко до боли напоминает советский, большевистский подход. Кто остался на захваченной территории или попал в плен – тот предатель и относиться к нему нужно соответственно. Неужели ради политического имиджа Драбинко готов бросить священников Донбасса, оставшихся на неподконтрольной Украине территории, и прихожан, которых они окормляют? Причем окормляют именно, как представители Украинской Православной Церкви. УПЦ точно не будет иметь будущего, если откажется от паствы и священников ради политических преференций. А благосклонность общества – это именно политическая преференция. 

У нас сложная ситуация в Церкви. Немалая часть нашего епископата психологически, культурно и духовно сформировалась в советское время, когда «вечная братская дружба» украинского и русского народов была одним из догматов «советской веры».

Для начала митрополиту УПЦ Драбинко стоит знать, что церковная общность украинского и русского народов формировалась не в советское время, а тысячелетием ранее – с 988 года. Так что молитвенная связь двух церквей – это не политическая, а глубоко историческая, духовная традиция. А вот разделение веры на советскую и несоветскую – это, как раз, типичный «совок», который так не любит Драбинко. Он забывает, что в советское время именно среди церковных деятелей было наибольшее количество правозащитников. Именно церковь оставалась хранителем гуманистических идеалов.  Христианская вера одна. Попытка делить ее на правильную и неправильную – первый шаг к раскольничеству. Драбинко вознамерился стать вторым Филаретом?

Украинское общество уже не примет старые мифы советской и царской эпохи о «советской Украине» и «Малороссии». И чем быстрее мы «проснемся», чем быстрее мы интегрируемся в новые исторические реалии, - тем больше шансов будет у нашей Церкви, тем слышнее будет ее проповедь, тем более уважительным будет отношение людей к Церкви, к Православию. 

Очень хочется спросить у журналиста и редактора, оформлявших интервью, что значат кавычки, в словах «советская Украина» и «Малороссия». Неужели Драбинко и впрямь считает, что оба этих исторических явления – всего лишь мифы? Неужели всерьез заявляет, что Украина никогда не была советской или не называлась Малороссией? Что значит «проснуться» и «интегрироваться в новые исторические реалии»? Отрицать недавнее прошлое, которое застали больше половины современных украинцев? 

Драбинко опять предлагает подстраиваться под общественное мнение. Забывает, что это церковь во все времена вела общество за собой, а не наоборот.  А если завтра общественное мнение потребует отказаться от христиаского канона, отступиться от христианских заповедей? Что же тогда клиру УПЦ – уподобляться Филарету, который заявил, что убийство жителей Донбасса не является грехом (главное – убивать с правильной мотивацией)? 

У церкви, настоящей церкви, должна быть самостоятельная позиция. И она есть: войну необходимо прекратить немедленно. Церковь заботится, прежде всего, о бессмертии человеческой души. А война, на какой бы стороне человек не воевал, кратчайший путь к тому, чтобы душу потерять. Задача церкви наставлять народ на праведный путь, а не потакать его темным сиюминутным порывам. 

Если Церковь официально в документах говорит, что выступает за целостность своего государства, соответственно, она должна признать, что те, кто защищают ее целостность, не нарушают христианской морали, а, наоборот, действуют по слову Спасителя, жертвуя собственной жизнью ради ближних. 

А как насчет арестованных бойцов батальона Торнадо, которые пытали и убивали мирных жителей? Они тоже поступают по слову спасителя? В средние века католическая церковь благословляла в крестовые походы против еретиков самых отпетых убийц, насильников и грабителей. Что же нам теперь уподобляться средневековым мракобесам? Выходит, что неважно, сколько солдат убил, изнасиловал и запытал невинных, сколько награбил – главное, чтобы воевал на правильной стороне? Выдадим ему индульгенцию – и дело с концом.

Я против того, чтобы сваливать всю ответственность на одного человека. Да, безусловно, позиция Предстоятеля по этому вопросу очень важна. Но канонический строй Церкви предполагает соборность, предусматривает возможность дискуссий и совместного поиска оптимального решения. Не надо во всем обвинять Главу Церкви. Это - общая ответственность нашего епископата. Вместе с тем ни для кого не секрет и позиция Блаженнейшего Митрополита Онуфрия. В свое время Митрополит Онуфрий сказал: «Я Убежден, что у нас имеется никаких духовных аргументов в пользу того, чтоб отсоединяться от Московского патриархата». С тех пор позиция не менялась. 

Показательно, что цитаты Онуфрия приводятся на русском языке, хотя все интервью – на украинском. Онуфрий вообще не очень хорошо говорить по-русски. Его родной язык – украинский. Очевидно, Драбинко в интервью цитирует Онуфрия на русском, чтобы подчеркнуть, будто все украинское нынешнему предстоятелю УПЦ чуждо. Типичная манипуляция. Впрочем, как и весь приведенный абзац. Сначала Драбинко говорит, что не хочет сваливать вину на одного человека, а потом, фактически, это делает.

Нужно вернуться к тому состоянию, когда этот диалог был начат. Принять для себя такое решение и сесть за стол переговоров. Просто поставить друг другу вопрос, кто в чем виноват и как этот вопрос решить. А таких встреч я не вижу. 

А почему бы отцу Александру не наведаться в село Башуки Тернопольской области, где люди, с которыми он хочет вести мирные переговоры, силой захватили храм УПЦ? Или в любое другое из нескольких десятков сел, где храмы УПЦ захвачены, священников преследуют и травят, а к прихожанам единственной канонической православной церкви в Украине относятся, как к людям второго сорта? Прежде, чем обвинять в неготовности к переговорам собственную церковь, стоит проверить готовы ли договариваться другие стороны.

Дело в том, что мы все стоим перед выбором. Мы должны выбрать, куда идти дальше. Какой Церковью быть? Довольствоваться положением влиятельной Церкви, которая окормляет русское меньшинство в Украине? Или быть со своим народом, быть настоящей Церковью украинского народа. 

После этих слов появляются сомнения в том, действительно ли Драбинко является священником УПЦ. С его слов выходит, что прихожане самой крупной в Украине конфессии – русское меньшинство. Думаю, многие украинцы удивятся, узнав о себе столь пикантный факт. Особенно жители Западной Украины и те, кто сейчас выполняет свой воинский долг в зоне АТО. 

Есть немало случаев, когда священники отказываются молиться за наше войско, за павших героев. На прихожан давят, прихожанам рассказывают сказки, будто отдельного украинского народа нет, украинского языка нет, а есть только великий русский народ, великая русская культура. От таких священников сегодня люди убегают. 

А вот это уже откровенная ложь, которую Драбинко повторяет вслед за Киевским Патриархатом. Фейк о священнике УПЦ, который якобы отказался молиться за воинов АТО давно разоблачили. Хотелось бы услышать от владыки Александра хотя бы одно имя, хотя бы один подобный случай с указанием четкого места и времени событий, о которых он говорит. 

Люди хотят Украинской Церкви. Украинской не по названию, а по живой связи с украинским народом. То, что некоторые приходы переходят сегодня в Киевский Патриархат, свидетельствует о том, что определенная часть нашей паствы не верит, что УПЦ  является Церковью украинского народа, более того - не верят, что мы можем в ближайшем будущем стать такой Церковью. 

Удивительно, что Драбинко ни слова не сказал о силовых захватах храмов Киевским Патриархатом, об участии Правого сектора в этих захватах. О давлении на священников и их семьи. Он не мог не знать об открытом письме, которое направили Петру Порошенко жители Ровенской области с просьбой защитить их от церковного рейдерства Киевского Патриархата. Но предпочел умолчать об этом.

Все, что вы сейчас прочитали – лишь небольшая часть того, что наговорил Драбинко в интервью Главкому. Мы намеренно обошли заявления по его скандальному прошлому. Этим должны заниматься компетентные органы. Однако даже приведенных примеров достаточно, чтобы всерьез усомниться в нормальности Митрополита Александра, в его лояльности Украинской Православной Церкви и самому православию. Как этот человек смог попасть в высшую иерархию УПЦ лично для нас остается большой загадкой.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Украина,церковь,УПЦ,Александр
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.