Украина-Донбасс: война и мир

11 марта 2015, 13:31
0
235

Прошёл месяц после исторической встречи в Минске трёх президентов и одного канцлера.

Как выполняются принятые в белорусской столице решения, и каковы перспективы их претворения в жизнь вообще? Попробую порассуждать об этом вместе с экспертами.

Директор киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский на днях таинственно (не называя своего источника информации), но твёрдо гарантировал, что горячей фазы противостояния в Донбассе уже не будет.

Верится с трудом, и не только мне (хотя очень хотелось бы на это надеяться). Директор фонда гуманитарных стратегий Михаил Павлив уверен в противоположном: «Минские соглашения уже сорваны; Донбасс, скорее всего, ждёт эскалация конфликта уже в ближайшие дни».

Истина, как всегда, где-то посередине? Как знать. Давайте разберёмся.

Уважаемый Михаил Борисович, видимо, имел в виду то обстоятельство, что контуры минских соглашений Ангелой Меркель были согласованы с Бараком Обамой. И поскольку других глобальных сил, заинтересованных в продолжении конфликта в Украине, на планете Земля уже нет, то можно предположить, что США решили переключить свои силы на другие направления, и в первую очередь - на проведение «демократизации по Шарпу» в самой России (последние события у соседей об этом как раз и свидетельствуют).

«Причины отказа Обамы от поддержки войны в Украине прозрачны и понятны - украинцы показали те же самые боевые качества, что и грузины. Рассказывать о том, как они, разрушив Кремль, дойдут до Урала - умеют, а вот воевать даже не с регулярной российской армией, а с ополченцами Донбасса - кишка тонка. В общем, Обаме не нужно ещё одно поражение под конец своего президентского срока, – высказал свою жёсткую оценку директор центра политического маркетинга Василий Стоякин. - Кроме того, в лагерь противников военного решения конфликта перекочевал Игорь Коломойский, который убедился, что война менее прибыльное дело, чем, например, относительно мирный пересмотр итогов приватизации».

А Михаил Павлив исходит из других предпосылок.

Во-первых, Обама, далеко не единственный человек в Вашингтоне, который принимает ответственные решения (взять хотя бы отказ в предоставлении Украине летального оружия). Даже в рамках демократической партии. Его оппонентам выгодно показать, что старая политика себя исчерпала, настало время «остановить Россию» и т.п.

Во-вторых, нынешний киевский режим не может существовать в состоянии мира - растекание гражданской войны по всей остальной территории страны практически неизбежно (в силу проводимой Яценюком политики шоковой терапии и той же самой «мирной» реприватизации от Коломойского, которая неминуемо приведёт его к столкновению с объединённым фронтом остальных олигархов – именно такое противостояние положило конец власти Януковича). Как-то предотвратить это можно только демонстрацией доказательств войны с «российским агрессором» (без реальных трупов даже нынешняя пропаганда не работает).

В-третьих, в ходе боевых действий существует определённая цикличность. Обычно они возобновляются после весенней или осенней распутицы. Не забываем, что речь идёт о гражданской войне с довольно условной управляемостью армий сторон.

На сегодня выполнен фактически лишь 1 пункт (и то с оговорками) соглашения, подписанного в Минске — прекращены артиллерийские обстрелы и масштабные столкновения, но продолжаются локальные перестрелки, и даже бои с использованием танков (под Широкино, например).

Далее по минским договорённостям должен был последовать отвод тяжёлых вооружений, который должен был завершиться к 3 марта. Этот пункт выполнен лишь частично, отвод вооружений ведётся непрозрачно и точных данных, куда и сколько артиллерии перебазировано, нет.

Кроме того, стороны друг другу не верят. Например, ополченцы уверяют, что украинские силовики в районе Станицы Луганской отводят артиллерию, наоборот, ближе к линии соприкосновения, или же на камеры отводят пушки по шоссе, а вечером тихонько возвращают их на старые позиции по просёлочным дорогам. Аналогичные претензии высказывает и Киев.

В чём обе стороны солидарны, так это в недоверии ОБСЕ. Европейские наблюдатели пока не получили данных ни о наличии вооружений, ни о местах их базирования и районах отвода, следовательно, они фактически могут контролировать только сами факты перемещения техники.

Следующим пунктом минских соглашений было начало с 4 марта переговоров о местных выборах на Донбассе на основании закона об их особом статусе и по украинскому законодательству. Прошла неделя, а переговоры не начаты. Хотя представители народных республик не только готовы к ним, но уже и выдвинули свои предложения, касающиеся изменения закона о местных выборах и конституции.

«Киев никаких признаков жизни не подаёт, президент пока только подписал закон о военно-гражданских администрациях в зоне АТО, которые собственно территории ДНР/ЛНР не касается, - отмечает Василий Стоякин. - Так что в тех районах, где он и должен работать, этого пока не происходит (в прифронтовых районах органы местного самоуправления разбежались, а военных комендатур нет)».

Весьма своеобразно высказался по этой проблеме Арсений Яценюк: «Заберите своих бандитов с автоматами и восстановите украинскую центральную власть – тогда мы проведём там выборы. Но легитимизировать этих подонков мы не будем через местные выборы, которые являются незаконными, если там находятся российские террористы».

Этот ультиматум означает желание премьера силами АТО занять таки контролируемые ополченцами территории с последующим назначением военно-административных органов, которые и проведут выборы в органы местного самоуправления. Правда, в Минске этот вариант не рассматривали…

Идём дальше. Спустя 30 дней после подписания соглашения в Минске Верховная Рада должна принять постановление, которое чётко определит границы особой зоны на Донбассе. Украинский парламент должен сделать это не позднее 16 марта, но никакой подготовки к этому голосованию, и даже дискуссий не наблюдается, обращает внимание Михаил Павлив.

«Тут, правда, ситуация не столь однозначная - Рада уже минимум дважды вносила изменения в территориальное устройство Донецкой и Луганской областей, перекраивая границы районов в соответствии с их реальной юрисдикцией, - комментирует Василий Стоякин. - Но: а) Киев не говорит об этом публично, ибо речь идёт только о «разрезанных» районах, да и имеющиеся границы уже устарели (например, в районе Дебальцево); б) есть вопрос в статусе решений - одно дело, перекройка районов, другое - исполнение закона об особенностях местного самоуправления».

Ещё один невыполненный пункт — освобождение и обмен заложников и пленных по принципу «всех на всех». Это должно было произойти к 8 марта, но за решёткой продолжают находиться ещё как минимум сотни сторонников Новороссии.

«С обменом пленными и раньше были проблемы. Непонятно, кто эти «все» - недоумевает Василий Стоякин. -Украинские военные раньше на обмен выдавали людей, схваченных накануне буквально на улицах в соседних сёлах -  для количества. Многие люди, числящиеся пленными или арестованными «за сепаратизм» уже убиты, и украинская сторона их просто не может вернуть. Кроме того, украинские пленные зачастую не хотят, чтобы их отдавали официальным киевским властям, опасаясь преследований. Своё посредничество предлагает союз матерей - организовать передачу так, чтобы мамы сами забирали солдат. Идея хорошая, я её полностью поддерживаю, но она и противоречит принципу «всех на всех» и требует дополнительных организационных усилий».

«Ни желания, ни попыток, ни заинтересованности в политическом урегулировании я не наблюдаю. Будем честны, это более чем серьёзный «звоночек», говорящий о рисках эскалации. Кроме того, 3 марта истёк срок подачи военными комиссарами списков уклонистов в милицию. Получается, что власть даже в условиях перемирия говорит гражданам: «Кто не спрятался - я не виноват», — резюмирует Михаил Павлив.

«Перемирие будет сорвано и, скорее всего, в апреле, может, в мае. Кем - не знаю, - поддерживает коллегу Василий Стоякин. - Тут не обязательна целенаправленная инициатива, достаточно расширения какой-то локальной перестрелки (как, судя по всему, и было в январе этого года)».

Правда, Стоякин, в отличие от Павлива, не считает, что сама по себе мобилизация обязательно означает войну. Продолжение мобилизации может иметь под собой внутриполитические или экономические цели (в частности, снижение протестного потенциала общества - безработных мужчин активного возраста сажают на казённое довольствие, да ещё и при случае, могут направить на подавление голодных бунтов).

Ну да, трудно не согласиться с экспертом. Кроме того, ведь поставлена задача формирования в Украине армии численностью 250 000 штыков. Но этих военнослужащих надо одеть, вооружить, расквартировать, накормить – где на это взять средства, когда в стране не хватает денег на существующую армию, пенсии и зарплаты? Загадка…

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Россия,США,Арсений Яценюк,Барак Обама,ОБСЕ,Ангела Меркель,Погребинский,Михаил Павлив,Перемирие на Донбассе,минские договоренности
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.