О миротворческом контингенте и войне на Востоке Украины

22 февраля 2015, 19:47
политический аналитик
3
2204

Начну из последней социологии по отношению украинского общества к войне

Чуть больше недели назад я опубликовал статью http://blogs.korrespondent.net/blog/events/3478236/ , часть которой посвящена возможному введению в Украину международного миротворческого контингента. Я писал и о том, что для анализа не хватает социологической информации об отношении нашего общества к войне, его готовности или неготовности к компромиссам, и каким компромиссам.

Два опроса появились.

Первый, исследовавший «динамику отношения граждан к проведению АТО на территории Донецкой и Луганской областей», провели с 12 по 19 декабря прошлого года центр «Социальный мониторинг» и Украинский институт социальных исследований им. А. Яременко. «Динамика» - это интересно, ибо можно сравнить декабрьские цифры с теми, которые «Социальный мониторинг» получил в июле прошлого года.

Итак, факт №1. Количество граждан, поддерживающих проведение АТО, с июля по декабрь – уменьшилось. В июле 2014-го таковых было 55,6%, в декабре – 50,4%. На 6,3% увеличилось количество не уверенных в своем отношении к АТО. Если в июле 2014 года трудно определялись со своим отношением к АТО 12.9% граждан, то в декабре их стало уже 19.2%. Четверть населения не может определиться со своим отношением – это кое-что да значит.

Социологический факт №2. Есть явные сдвиги в общественном сознании – люди чуть лучше соображают, что «АТО надо заканчивать, боевые действия не следует вести, нужно искать компромиссы». В июле 2014-го таковых было 57,3%, в декабре – уже 72,9%.

Социологический факт №3: падение милитаристских настроений. Мнение «АТО надо продолжать, боевые действия должны продолжаться», в июле 2014-го разделяло 33,7%, а в декабре – только 19.2%.

Социологический факт №4: изменение настроений в столице. В июле проведение АТО поддерживали целых 60.5% подданных Порошенко. Это, конечно, грустно и печально, но требует и дополнительной социологии. Например, выяснения, сколько из этих «милитаристов» переехали в Киев из Западной Украины, за последние 20 лет. Но вот есть отрадный факт - падение воинственных настроений в Киеве. В декабре 2014 года за безоговорочное продолжение АТО выступало только 4,7% людей, имеющих киевскую прописку.

Еще один опрос, «Общественно-политическая ситуация в Украине» провела 26 января – 6 февраля компания "Research & Branding Group" Евгения Копатько.

Применительно к теме моей статьи важны следующие результаты:

- 77% граждан Украины больше всего боятся вооруженного конфликта (в сентябре 2014-го таких было 72%, в октябре 65%).

 - 53% граждан в феврале 2015-го поддерживали проведение АТО. При этом 61% считает возможным урегулирование войны на Востоке путем политического компромисса.

- Тревожный «звонок» для власти: 56% опрошенных считают возможным расширение конфликта за пределы Донецкой и Луганской областей.

Выводы по социологии

Пока следует отрицательно ответить на вопрос, устала ли Украина воевать.

Копатько выявил, что выражение «Украина должна сражаться за Донбасс до победного конца» разделяют 59% опрошенных. 28% - против. При этом, ясное дело, Копатько не стал расшифровывать, какой «конец» считается при борьбе за Донбасс «победным», т.е., в чем конкретно должна состоять эта победа для 59% опрошенных. Ведь для одних это - прекращение боевых действий, для других - безоговорочная капитуляция воюющих против Киева; наверняка есть шизы, которые видят победой взятие Москвы.

Число в 59% установленных "Research & Branding Group" тех, кто «за победный конец» на Донбассе, где-то более-менее совпадает с 50.4% опрошенных «Социальным мониторингом», теми, кто в декабре поддерживал проведение АТО. У Копатько таковых на 10% больше.

Зато «Социальный мониторинг» определил (72,9%) на 10% больше тех, кто считает, что «АТО надо заканчивать, боевые действия не следует вести, нужно искать компромиссы». У "Research & Branding Group" – это 61%.

Следует дождаться следующих опросов «Социального мониторинга» и "Research & Branding Group", чтобы определить развитие динамики общественных настроений. К сожалению, и явно не случайно, ни Центр Разумкова, ни «Демократические инициативы» Бекешкиной не сделали на тему войны развернутого и публично доступного социологического исследования.

Да, поддержка войны в обществе уменьшается. Оба исследования это зафиксировали. Но при этом украинское общество пребывает под влиянием, как минимум, трех разновидностей пропаганды: государственной украинской, северного соседа и государственной пропаганды США. Влияют все, но пока нет достоверного социологического ответа на то, как отнесется украинское общество к введению миротворческого контингента ООН, и хочет ли оно вообще видеть на своей земле «голубые каски».

И нет самого ответа на самый важный вопрос, который могут задать социологи: сколько лет, 10-ть, 20-ть, 30-ть, 50-ть, готово украинское общество терпеть войну? Сколько трупов должно приехать в украинские семьи, чтобы общество поняло бесперспективность войны?

Порошенко и миротворцы

Нет достоверной информации о том, заказывал ли Порошенко закрытую социологию об отношении украинцев к войне, учитывал ли ее в своих разработках. Похоже, что нет, не заказывал, и отсюда шараханья, когда сначала отрицают необходимость миротворцев, а потом их зовут.

Плюс – это доказательство того, что за логичностью политической линии у Порошенко никто не следит. Это плохо.

Итак, за 11 дней Порошенко кардинально изменил позицию. 7.02.2015 он в Мюнхене заявил, что «не поддерживает идею введения миротворческого контингента ООН в Донбасс для урегулирования ситуации». Его мотив: «по процедуре для принятия решения о вводе миротворческого контингента необходимо решение Совбеза ООН, а на это может уйти около шести месяцев», а «украинцы не смогут столько ждать, поскольку ежедневно из-за противостояния в Донбассе гибнут мирные граждане и украинские военные».

Украинцы могут ждать

18.02. Порошенко на СНБО заявил, что Украина приглашает миротворческую миссию ООН, которая будет действовать в соответствии с мандатом Совбеза ООН и считает при этом лучшим форматом полицейскую миссию ЕС". Здесь же Порошенко сказал еще одну мысль, ценную для анализа его, мягко говоря, противоречивого поведения: «приглашение миротворцев ООН проговаривались им во время встречи нормандской четверки в Минске».

То, что он проговаривал тему миротворцев - это понятно. Выбор слов его пресс-службой тоже ясен: Порошенко «проговаривал», а другие, Путин, Олланд и Меркель, его «проговорку» не поддержали.

Не понятно другое.

Почему же Порошенко, будучи в здравом уме и не под наркозом, не высказал мнение о приглашении ООН-овских миротворцев как минимум 8 июня 2014-года?

В день, когда он получил право отдавать приказы войскам и дипломатам?

Почему он не начал спецоперацию по привлечению миротворцев ООН ДЕВЯТЬ месяцев назад? Сколько жизней убитых гражданских и военных стоит отсутствие его своевременного решения? Сколько беженцев можно было спасти, займись он «голубыми касками» в прошлом июне?

Почему он этого не сделал?

Укажем на конспирологическую теорию, по которой внешние управляющие Порошенко и Яценюком не позволяют им закончить войну, требуют ее продолжения.

Примем во внимание существование этой теории и соотнесем ее с фактами деятельности и бездеятельности Порошенко и Яценюка в отношении боевых действий.

Есть факты шапкозакидательских предвыборных речей Порошенко. Его позерство и фразерство 26.05.2014, слова «АТО має тривати години, а не місяці» - это стандартный, типичный, многократно использованный фирменный прием Игоря Грынива, политтехнолога Порошенко.

Порошенко, кстати, оказался прав. АТО действительно длилась только часы и месяцы. А потом началась война.

 Порошенко многократно заявлял о себе, как о «человеке мира», а не войны. Существуют его многочисленные заявления, которые может самостоятельно найти каждый из Вас, дорогие читатели, о том, что «военного решения конфликта на Востоке не существует».

А ведь привлечение Порошенко миротворцев ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ НАЗАД, как раз и доказывало бы, что он – человек мира, а не войны.

А вот речи его спикеров – ярчайше демонстрируют, что у Порошенко были ориентированы только на ВОЕННОЕ решение конфликта на Востоке.

Чтобы не быть голословным: Луценко, глава парламентской фракции БПП, 26 января 2015 года, в программе Андрея Куликова «Свобода слова» на телеканале ICTV, заявил: «правящая коалиция категорически против появления на украинской территории любых иностранных военных. Нам не нужно ни войск НАТО, ни войск России, ни войск Китая, ни войск Новой Зеландии, чтобы разобраться с целостностью и суверенным правом в украинском Донбассе».

С 26 января пройдет всего 24 дня, и Порошенко, начальник Луценко, публично объявит о желании заполучить миротворцев из ЕС, часть из которых может оказаться и из НАТО.

Объяснения этому «стой там, иди сюда»

Каждый, служивший в Советской Армии, знает принципиальнейшую вещь: не надо торопиться выполнять последний приказ, его могут отменить. Или заменить другим приказом.

Недавнюю мотивацию руководителей от нынешней власти Украины изложили в статье в номере «Зеркала недели» за 13 февраля 2015 года, под названием «Нужны ли на Донбассе "голубые каски"?», авторства Владимиром Кравченко. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть, что автор построил ее на разговоре с ответственным работником Представительства Украины при ООН.

Обратите внимание на эти слова Кравченко, ИСЧЕРПЫВАЮЩЕ объясняющие, почему Порошенко не желал войск ООН на земле Украины:

- «при введении миротворцев Киев теряет возможность проведения любой военной операции по восстановлению контроля центральной власти над территориями, контролируемыми сепаратистами и российской армией. Ведь в таком случае это приведет к обострению отношений Украины с ООН и международным сообществом, в глазах которого украинская сторона будет выглядеть виновницей в эскалации конфликта. Вот почему, хотя ввод миротворческого контингента и является одним из способов прекратить насилие на Востоке, в Киеве выступают против ввода миротворцев».

Еще раз. Что происходит на Востоке?

Порошенко неоднократно, например, 20.08. 2014-го, заявлял, что «внутреннего конфликта в Украине нет». Эти его слова предполагают расшифровку – конфликт есть, но внешний.

Я не согласен с этим. Впрочем, не только я.

Кто не помнит Надежду Савченко?! Депутата от «Батьківщины», героическую голодающую, военного летчика. Как мощно выразился о ней 8 августа прошлого года Турчинов (когда вовсю шла предвыборная кампания): «вы, Надежда Савченко, стали символом героизма украинского народа, который сегодня защищает свою землю от агрессоров».

24 июля 2014 года Надежда Савченко, этот «символ героизма», заявила: «сейчас в Украине идет настоящая гражданская война. Эти люди, точно так же, как и те, кто в феврале менял власть в Киеве, поднялись во имя того, во что они верят».

Когда журналист и блоггер Руслан Коцаба 8.02.2015-го заявляет, что «на Востоке идет гражданская, братоубийственная война», его слова, по сути, не отличаются от сказанного «символом героизма» Надеждой Савченко.

Штрих, иллюстрация, из последних событий. 15.02. уроженец Луганска, известный в прошлом советский и украинский футболист, а ныне помощник главного тренера сборной Украины Александр Заваров через сайт Tribuna.com. публично отказался принимать участие в военном конфликте на Востоке Украины. Получив повестку о призыве в Вооруженные силы Украины, он заявил: "я никогда не буду воевать там, где живет моя семья и мои дети, где похоронены мои родители. Так и напишите".

Надеюсь, Заварову не будут шить государственную измену, как Коцабе.

И на Западе события в Украине называли гражданской войной. Вот мнение, высказанное 5.09. 2014-го Андреасом Умландом, немецким политологом: «пока нет однозначного западного общественного мнения на счет начала войны в Донбассе. Многие считают ее изначально гражданской войной, в которую Россия только позже вмешалась».

Мое мнение – следующее.

Война, в которой с одной и другой стороны воюют, стреляют друг в друга люди, которые носят паспорта Украины, которые являются гражданами Украины – так вот, эта война и является гражданской войной.

Примеров гражданских войн, в которые, да, вмешивались и другие государства, в мировой истории ХХ веке - предостаточно.

Реакция на предложения Порошенко

Внутри дипломатической игры выделим основные пункты.

Первое: Климкин, министр иностранных дел Украины, сделал подарок всем тем, для кого праздник 23 февраля. На этот день назначены консультации в Совете безопасности ООН по отправке миротворцев на Донбасс.

Второе: 20.02. экс-послы США в Украине Стивен Пайфер и Джон Хербст напомнили о праве вето России в Совбезе ООН.

Украинские информагентства обильно цитируют слова руководителей законодательной власти РФ и дипломатов этой страны, которые утверждают, что введение миротворцев ООН противоречит бумагам, подписанным в Минске.

5.02. официальный представитель МИД России Александр Лукашевич, анонсируя московские переговоры Путина, Олланда и Меркель, сказал, что «в вопрос об отправке на восток Украины миротворцев ООН будет внесена ясность» и что эти «планы обсуждаются на экспертном уровне".

В настоящее время позиция России по решению Совбеза ООН о миротворцах для Украины не высказана. Я разговаривал по этому поводу с несколькими собеседниками в Москве. Позиция России по вопросу миротворцев в настоящее время вырабатывается.

Как мне сказали, многое в позиции Москвы будет зависеть от того, на каких принципах будет сформирована миротворческая миссия. Да, применение вето является вариантом действий, но не исключено, что Кремль будет предлагать свои варианты. Их надо дождаться.

Третье: слова Порошенко о формате полицейской миссии ЕС, конечно, являются попыткой обойти возможное вето России на решение Совбеза ООН по отправке миротворцев.

Но зачем это надо ЕС? Почему Порошенко по неизвестной причине и явно ошибочно решил, что ЕС просто в восхищении от перспективы участвовать в миротворческой миссии на территории Украины?

А ведь вся дипломатическая работа Меркель, Олланда, всей машины ЕС направлена на то, чтобы заморозить, зафиксировать конфликт, ослабить его напряжение. А здесь ЕС предлагают стать участником его решения, принимать, в худшем случае, военные удары от всех сторон противостояния?!

Видимо, этим и объясняется крайне резкое заявление 20.02. комиссара ЕС по вопросам расширения и европейской политике соседства Йоханнеса Хана: «в настоящее время нужно сосредоточиться на выполнении минских договоренностей, а не думать об альтернативных вариантах решения конфликта на Донбассе».

В тот же день эти его слова прокомментировали в представительстве Украины при Евросоюзе. Сказали, что заявление еврокомиссара Хана не означает отказ Европейского союза от введения миротворцев на Донбасс.

Миротворцы ЕС не нужны Украине

Еще раз приведу данные социологического опроса фонда «Демократические инициативы, проведенного 9-18 октября 2014 года. Согласно ним евромайдан, считают «государственным переворотом» 31% населения. Причем 16% думают, что этот переворот был подготовлен политической оппозицией, а 15% уверены, что он был осуществлен при поддержке Запада».

Среди трети тех, кто считает «евромайдан» государственным переворотом, началом геополитического противостояния, в которое Украину втянули, в котором продолжают использовать нашу страну – и Ваш покорный слуга.

В этом государственном перевороте ЕС сыграл самую неприглядную роль.

21 февраля 2014 года в Украине было подписано Соглашение об урегулировании политического кризиса.

Его засвидетельствовали от Европейского Союза: Федеральный министр иностранных дел Федеративной Республики Германия Франк-Вальтер Штайнмайер, Министр иностранных дел Республики Польша Радослав Сикорский и руководитель департамента континентальной Европы Министерства иностранных дел Французской Республики Эрик Фурнье.

Это Соглашение предусматривало, что «силы оппозиции и власти отойдут от позиций противостояния». Оно оказалось никчемной бумажонкой. Штайнмаер, Сикорский и Фурнье засвидетельствовали то, гарантами соблюдения чего они не стали. Виктор Янукович дал команду силовикам отойти, а боевики Парубий захватили Киев, чем он сегодня и бахвалится.

И когда я слышу сейчас, как Порошенко заявляет после Минска 14 февраля 2015 года, о том, что «pacta sunt servanda», «договоренности должны быть соблюдены", то думаю: а где же его позиция 21 февраля прошлого года в Киеве? Когда все видели, что силовики из Киева ушли, а боевиков евромайдана никто за город не отводил?

Почему Порошенко тогда не требовал «pacta sunt servanda»?

Огромную долю ответственности за то, что Соглашение от 21 февраля 2014 года оказалось филькиной грамотой, никчемной бумажонкой, несут и руководители ЕС. Они подписали бумажонку, исполнение которой не смогли и, видимо, не собирались гарантировать.

Они не просто обманули Виктора Януковича, но и тех людей, которые, реализуя свои гражданские права, искренне выступали против евромайдана. Не только Янукович, но и эти люди поверили руководителям ЕС в том, что Соглашение от 21 февраля будет выполнено. Они его гарантировали. Оказалось, это был обман.

Следовательно, доверять ЕС миротворческую миссию в Украине нельзя. Доверие уничтожено в прошлом феврале.

Какая миротворческая миссия нужна Украине?

Формально прав Штайнмаер, заявивший 20.02., что «миротворческая миссия ООН имеет смысл только в том случае, если ее направление поддерживают все стороны конфликта».

Да, цели всех, кто будет иметь право голоса и право вето в отношении миротворцев для Украины – различны. Но нам в Украине важно понимать, в чем цели нашей страны.

С одной стороны, должно произойти нечто, что Порошенко назовет своей «победой». Он всегда так делает, это предсказуемый полтитехнологический прием Грынива.

С другой стороны, для Украины будет победой установление такого контингента миротворцев, деятельность которого исключит крупномасштабные боевые действия с массой трупов гражданских и военных. Война будет продолжаться, но с меньшей интенсивностью.

 В то, что деятельность миротворцев может пресечь теракты в Киеве, Одессе, Харькове и других крупных городах, я лично не верю.

Но вполне возможно, что миротворческий контингент может не допускать возникновение конфликтов с тысячами жертв.

Моделью миротворческого контингента для Украины вполне может служить подразделение ООН, работающее на Кипре. Ими командует военнослужащий из Китая, это генерал Лю Чао. Военные набраны из национальных подразделений Аргентины, Бразилии, Парагвая,  Перу, Австрии, Канады, Венгрии, Перу, Словакии, Хорватии и Соединенного Королевства.

Да, Штайнмаер прав, заявив 20.02., что «миротворческая миссия ООН имеет смысл только в том случае, если ее направление поддерживают все стороны конфликта». Следовательно, в интересах Украины – формирование такого миротворческого контингента, который бы не воспринимался Россией как враждебный, с которым бы не было желания воевать. Ибо это первый шаг для того, чтобы сегодняшние массовые убийства на Востоке Украины не переросли в гуманитарную катастрофу, в концлагеря и в геноцид.

Я не оптимист. И не идеалист. По моему мнению, введение миротворческого контингента не означает окончания войны на Востоке.

С большей или меньшей интенсивностью война будет длиться и далее, пока нынешнее или будущее руководство Украины не  вырвет всю нашу страну из ловушки геополитического противостояния США и России.

Но миротворцы ООН на украинской земле – это не только конец истории Украины, которой мы долгое время гордились: страны, которая избежала войны, где не было внутренних конфликтов… Помните, сколько раз я это при Кучме говорил? Введение миротворцев может означать окончание самой кровопролитной стадии войны. И этого на сегодняшний день немало.

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.