Украина: За мыслепреступление – в тюрьму

11 февраля 2015, 19:45
Политический публицист и аналитик
1
1030

Если уж проводить так излюбленные националистами параллели с «тоталитарным совком», то обнаружится, что свободные украинцы имеют лишь одно преимущество перед колхозными крестьянами тридцатых годов прошлого века. У них еще не додумались отобрать паспортов.

Череда военных поражений, ухудшающаяся экономическая ситуация в тылу и необходимость проведения крайне непопулярной в народе мобилизации заставила украинские власти еще больше раскрутить запущенный в прошлом году маховик репрессий. Под которые стали попадать уже не только «сепаратисты», но и обычные обыватели, многие из которых еще вчера поддерживали Майдан, но уже сегодня вышли, к примеру, протестовать против невыплаты зарплат на киевском транспорте. Или против повышения цен на столичное метро. Или против мобилизации.

И все эти люди вдруг обнаружили, что стали… агентами ФСБ. Именно вражескими происками СБУ объясняло и протесты срочников Нацгвардии прошлой осенью, и забастовку транспортников в Киеве, и протесты «так называемых солдатских матерей», и даже бойцы батальона «Айдар» во главе с его экс-командиром  нардепом Мельничуком тоже стали «агентурой Кремля» после известных протестов на Банковой.

Один за одним, как из рога изобилия, стали появляться репрессивные законопроекты. Так, командирам подразделений дали право стрелять в солдат, отказываюшихся выполнять приказы. Но это ладно. Это на фронте. Хотя и статью Конституции о праве гражданина не подчиняться заведомо незаконным приказам тоже, вроде бы, никто не отменял.

Но вот как быть с фактическим возрождением в стране крепостного права? Как иначе расценить последние идеи Минобороны и Генштаба о запрете военнообязанным покидать страну. Тем более, после того, как чиновники расшифровали в деталях свои планы по борьбе с «уклонистами».

Без справки из военкомата нельзя не только ехать в отпуск в Турцию или к родным в Москву, но даже из Фастовского района Киевской области в район Белоцерковский. В Минобороны уже пообещали ссаживать «бегунков» с поездов.

И это притом, что сама по себе мобилизация без введения военного положения является абсолютно незаконной, и об этом знают и в Генштабе, и в МО, и в Кабмине.

Если уж проводить так излюбленные националистами  параллели с «тоталитарным совком», то обнаружится, что свободные украинцы имеют лишь одно преимущество перед колхозными крестьянами  тридцатых годов прошлого века. У них еще не додумались отобрать паспортов.

Если вы думаете, что это единственные законодательные новации, делающие Украину подозрительно похожей то ли на сталинский СССР, то ли на Третий Рейх, то ли на латиноамериканские «банановые» диктатуры, вы сильно ошибаетесь. Закон «О военных преступлениях» вводит особый порядок розыска уклонистов.

За этим вроде бы невинным бюрократическим эвфемизмом скрывается предоставление МВД права осуществления в отношении людей, не желаюших идти на войну и убивать своих сограждан, негласных следственных и розыскных действий, включая поиск в соцсетях, прослушивание телефонов самих уклонистов и даже их родственников, визиты оперов на работу к призывникам и многое другое.

А тем временем  в наиболее «проблемных» с точки зрения мобилизации западных областях происходят вещи, еще более отдаленно связанные с демократией, но зато вполне органичные и привычные для какого-нибудь Никарагуа времен проамериканского диктатора Сомосы. Вот как это выглядит в изложении местных жителей в соцсетях:

«Олег Куцериб

Не знаю як по інших регіонах, але в Львівській області до мобілізації вже залучили гаїшників, ментів та СБУ. Працюють бригадами з двох-трьох авто — ДАЇ , спецмашина і (чи) бус з СБУшником та працівником військкомату. Зупиняють автомобілі, запрошують до себе, відразу віддають дані в спецавто, де СБУшники перевіряють по ноутбуку інформацію. Якщо людина в списках — відразу виписують та вручають під розпис повістку.

А тепер — найцікавіше. В СБУшників є ДВІ БАЗИ, по яких йде пошук та звірка. Перший — список військкоматів, всіх, хто ухиляється (не змогли отримати повістку) від призову, другий — складений СБУ (!!!). Зупиняють як на центральних трасах ( Київ — Ужгород), так і по глухих селах, спиняючи скутеристів. Інакомислячі діячі, блогери, просто активні люди та їх рідні заносяться в список потенційних бунтівників та одночасно — в списки на мобілізацію. Отака реальність».

Или вот, похожее. Очевидно, такая практика в западных регионах повсеместная.

«Natalia Dziklevych

Увага, Львів! 7.02.2015р. На в’їздах в місто стоять пости 1 даішник + 1 автоматчик + 2 з військомату. Даїшник зупиняє і бере права і техпаспорт, просить вийти з авто, представники військомату намагаються виписати повістку прямо на дорозі. Правомірність таких дій викликє сумніви, м’яко кажучи».

Но все это мелочи, по сравнению с инициативой Игоря Артюшенко, запорожского депутата от президентской партии. Этот достойный муж предложил буквально сделать антиутопию Оруэлла былью и сажать за мыслепреступление, то есть, за  отрицание факта российской агрессии на Украину. «Публичное отрицание военной агрессии может по своему содержанию не иметь прямого призыва к совершению действий с целью изменения границ территории или государственной границы Украины, а заключаться или в непризнании военных действий России в Украине, или толковании таких действий как «помощи» населению», — пишет он в пояснительной записке к законопроекту.

Впрочем, Артюшенко далеко не является первопроходцем в этой теме. Прецедент создал ивано-франковский судья, упекший протестовавшего против незаконной мобилизации журналиста Руслана Коцабу на два месяца в тюрьму со ссылкой на мнение прокурора, согласно которому «В случае с Коцабой речь идет не об ограничении свободы слова, а о призывах к оправданию терроризма и отрицании присутствия российских войск в Украине».

А тем гражданским в тылу, которых даже пример Коцабы не избавил от решимости воспользоваться своим конституционным правом на свободу мирных собраний и выйти на митинг против мобилизации, как это было недавно в Мариуполе, советник министра внутренних дел Антон Геращенко  уже вполне недвусмысленно посылает четкие сигналы, что разговоры о демократии в этой стране неуместны.

«Каждый, кто завтра придет на митинг против мобилизации, будет задержан на несколько часов для выяснения личности и после снятия отпечатков пальцев и фотографирования пока отпущен», — написал он за день до запланированной антивоенной акции.

О том, что  придание законам, вводящим наказания за какие-либо действия обратной силы, прямо запрещено  статьей 11 Всеобщей декларации прав человека и статьей 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой Советом Европы, господин Геращенко или не знал, или забыл. Но в целом его спич служит более чем наглядной иллюстрацией к той свободе, которую обрела Украина после Майдана.

Кстати, о свободе.

На днях заглянул на сайт  Независимого медиа-профсоюза Украины. Того самого, который отрекся от своего члена Руслана Коцабы, назвав его арест по обвинению в государственной измене «обоснованным». Бросился в глаза материал под названием «Що робити під час обшуку. Поради юриста». Подумал: это же всего год прошел после «демократической революции», утвердившей свободу и прочее бла-бла-бла..

Какие сдвиги в плане свобод, однако.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Украина,цензура,Мариуполь,мобилизация,Геращенко,Руслан Коцаба
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.