Зато

28 июля 2014, 17:31
наблюдатель
4
120

«И как один, умрем, в борьбе за это». Где «это»?!»


Только что спустился за сигаретами, а они оказались дороже, чем вчера. Вчера заехал в гипермаркет, приличной колбасы дешевле, чем за сотню, не купишь. Народ разметает огурцы по восемь. Прошлым летом я брал на базаре по три. Почему я про огурцы? Потому что в супермаркетах бытовой техники теряюсь в нулях. В коммунальную платежку по старым тарифам вписываю кубометры воды и киловатты электрики наперед, чтобы завтра пользоваться как бы по старым тарифам. Бензин подорожал в полтора раза. Но и маршрутки – тоже в полтора. Я сажусь за руль сугубо не потерять навык, расценивая расходы как плату за обучение. 

Из банков с боями выдирал депозиты. Потому что, согласно постанове, доллары не дают больше 1250 в день. Точнее, должны давать, а дают, на сколько наскандалишь, начиная от 100. А гривны дают по пять тыщ безо всяких постанов. «Видите, обстановка в стране», – объясняют. В моем банковском договоре «видите, обстановка в стране» не записано. «Это еще вам повезло, мы вам идем навстречу – на других отделениях по три тыщи дают, а то и по одной», – успокаивает меня экономистка «на отделении». Я ей говорю: «Не «на отделении», а «в отделении», и «Не вы мне идете навстречу, а я вам – если захочу. А я не хочу».

Используя пресс-карту, то бишь, служебное положение, выношу свои сбережения из этого банка за три дня. Понимаю, что, не смотря на 24% годовых, потерял деньги. За полгода девальвация составила 50%. Плюс инфляция, разумеется. И больше я депозит не размещу. Потому что потом фиг заберешь, а если заберешь, то с вычетом свежеиспеченного налога.

Зарплату мне тоже платят в гривнах и не индексируют. Как и вам. Как и пенсию моей маме. Теперь ей будет хватать пенсии только на коммуналку, хлеб и молоко. У нее высшее образование и сорок лет стажа. Теперь точно страшно потерять работу. Не только потому что инфляция с девальвацией, но и потому что пособие по безработице срезают. А ведь многие из вас работу потеряют, если еще не. Теперь пособия, как это было еще несколько месяцев назад, не хватит на хлеб, молоко, коммуналку и аренду жилья. Теперь – езжайте жить к маме на пенсию. 

Но что я слышу? Мне говорят – когда иду в магазин за солью, ее тупо нет, и я возвращаюсь в шоке – это вброс! Не разводи панику, она появится! Она появилась через две недели – в полтора раза дороже, чем раньше.

Я говорю: зимой будем мерзнуть, так решило правительство. Мне говорят: ты неправильно понял. Мы читаем вместе заяву правительства и убеждаемся, что я понял все правильно. Тогда мне предлагают закаляться. Скакать не обучен. И с назиданием сообщают: в Германии все зимой в свитерах по квартирам ходят. Но не в ватниках же! И почему я должен ходить по квартире, как в Германии, если мне здесь было лучше? Ты хочешь, как в Германии? Чемодан-вокзал-Берлин! Я тут причем? Я хочу, как было здесь еще вчера!

Я цитирую: финансирование соцнужд снизят настолько, что в больницу теперь нужно будет идти со своей зеленкой и простыней. Мне отвечают, что раньше было не лучше. Но это ложь, раньше было лучше: я ни за что не платил и не давал взяток никому, кроме пятерки для санитарки – за то, что притаранил банку мочи после закрытия лаборатории. Наверное, мне везло? Теперь не будет везти и мне.

Я говорю: срезают круто выплаты матерям по рождению детей. Мне говорят революционные женщины: вот и прекрасно! Не будут теперь рожать детей ради покупки машины. Действительно, теперь постараются не рожать вообще. Между тем, презервативы, не вырастая в размере, растут в цене так же, как прочий аптечный ассортимент – от градусников до виагры. То-то теперь здорово будет в больнице со своими лекарствами лечиться! А лечиться придется – потому что зима, и в квартире плюс 16, если трубы не полопаются.
 
Я говорю: налоговое бремя растет. Предприниматели отвечают: да, растет, но мы не жалуемся. Вон в Америке тоже высокие налоги, и не жужжим, пишут мне революционно-патриотические эмигранты с зарплатой в пять тире десять штук баксов. Так за что стоял налоговый майдан? Почему, предприниматели, вы больше не жалуетесь? И почему жаловались тогда?

Где вчерашние борцы с Автодором? Дороги стали глаже, тем паче после бомбардировок? Почему автомайдан терроризирует МАФы и, отдохнув на Доминике, шлёт гантели на передовую, а не щимит Автодор и не борется за мир? МАФы вам постелят дороги? Или вы рассчитываете на колорадов в полосатых ватниках? 

В любимом фильме юности «Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви» Александр Абдулов, четко артикулируя, интересуется: «Где это?!» Его спрашивают: что «это»? Он уточняет: «И как один, умрем, в борьбе за это». Где «это»?!» У меня другой вопрос: где «зато»? В смысле, гривна обвалилась, но зато… Цены взлетели в два раза, но зато… Соцвыплаты порезали, но зато… Газа нет, но зато… Будем мерзнуть, но зато… 

Гривна обвалилась, но зато отвалился Крым. Цены взлетели, но зато в Киеве пи**ят инакомыслящих. Газа нет, но зато появилась цензура. Соцвыплаты порезали, зато в Донбассе украинцы пачками убивают друг друга. Будем мерзнуть, но зато Путин х***о. 

Нет Януковича? Зато есть Порошенко. Нет Захарченко? Зато есть Аваков. Нет Ахметова? Зато есть Коломойский. Нет «покращення», зато нет покращення. 

Я боюсь об этом говорить, но зато говорю. За то, чтобы не бояться завтра. Как вы ничего не боялись вчера.

Автор: Сергей Волохов
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Украина,жизнь
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.