Оккупация города Харькова 1941-1943

21 июля 2014, 15:25
0
1693
Оккупация города Харькова 1941-1943
Харьков, лето 1942 год

Несколько месяцев работы по истории оккупации в Харькове, это пока статья и сценарий фильма "Жизнь какая она есть", но надеюсь, что через пару лет будет и полноценная книга.

        25 октября 1941 г. Харьков полностью перешел под контроль немецких войск. Город немцев поразил и размерами и площадями и улицами, высотными зданиями. Они не ожидали увидеть огромный мегаполис, а значит объект с массой проблем для его содержания. Агентурная сеть передавала немецкому командованию сведения особой важности, о заводах, фабриках, состояниях железнодорожной сети, минировании объектов, настроении в обществе. Вопросы городского хозяйства в таких отчетах не освещались. В целом немцы были готовы к большинству возможных проблем. Понимая, что советы вывезут весь автотранспорт, включая пожарные службы, что будут возможные взрывы заминированных зданий, пожары, они во втором эшелоне наступающих войск имели пожарный полк. Понимая, что мосты будут взорваны, а количество заминированных объектов исчисляться десятками, было подготовлено достаточное количество саперных подразделений. Учитывая число населения, число районов города, были подготовлены основные кадры на посты районных бургомистров, их заместителей по хозяйственной части, финансисты, и конечно идейные вдохновители, большинство из которых не были из числа местного населения.

         Харьков был нужен немцам, как крупный железнодорожный узел и  промышленный центр. Никто из немецкого командования не был готов к тому, что город будет полностью парализован, и придется вкладывать огромные ресурсы в его возвращение к жизни.   

Советских граждан, брошенных в городе советской властью, Красной Армией, не сумевших их защитить, или эвакуировать, осталось более полумиллиона человек. Помимо харьковчан, в городе было значительное число беженцев из других городов Украины. Все вместе они оказались в ситуации, которую можно сравнить лишь с блокадой Ленинграда. Приближается зима, а в городе нет запасов продовольствия, водопровод не работает, нет отопления, электричества. Передвигаться по городу нет никакой возможности: взорваны мосты, улицы завалены трупами людей и животных, заставлены сгоревшей техникой, укреплениями и баррикадами. Скопилось громадное количество мусора. В городе не осталось ни одного автомобиля, автобуса, подводы, лошади, а на то, чтобы его очистить и поддерживать в чистоте, нужны десятки единиц транспорта.

Оставшиеся в городе люди не знали, что делать и что предпринимать, они просто сидели и ждали, что будет дальше. Шоковое состояние людей было очевидным, когда немцы уже полностью взяли Харьков, люди вышли на улицы и смотрели на них. Ожидания у всех были разные…

Харьков существенно отличался среди других городов Украины не только как крупный мегаполис, но и тем, что он по сути оставался прифронтовым городом, а значит под управлением военной администрации. Трудно поверить в то, что немцы пришли окончательно и навсегда, если где то все время слышны разрывы снарядов, над городом периодически проносятся разведывательные самолеты Красной Армии, а изредка на город сбрасываются бомбы. Передвижение в сторону Волчанска, Змиева, Изюма, Лозовой – ограничено, или полностью закрыто. Большинство людей верило, что в скором времени город снова будет освобожден – нужно лишь немного потерпеть. Правда уже с 1 июня фронт откатился далеко на восток, что подталкивало все большее число людей к сотрудничеству с немецкими войсками и Управой/                                         

                               ПЕРВЫЕ ДНИ

         Все мероприятия немецкого командования на оккупированных территориях были разработаны ещё до начала войны Восточным штабом экономического руководства и изданы под условным наименованием «Зеленая папка». Предполагалось, что в ближайшие четыре года, все экономические ресурсы захваченных территорий будут использованы для снабжения немецкой армии и промышленности. Харькову с его промышленными предприятиями отводилась своя роль, город и его потенциал был нужен немцам. 

         Ничего удивительного в том, что немцам очень быстро удалось осуществить свой план контроля над городом во всех отношениях. Более 30 агентов работали в Харькове и собирали сведения обо всем, что будет им полезно при вступлении в него. 25 октября 1941 г. уже была начата работа по организации нового порядка в крупнейшем мегаполисе Украины. Только неделю Харьков патрулировали солдаты 57-й пехотной дивизии вермахта. А с 1 ноября начали работу шутцполиция, жандармерия, городская полиция и конечно СД (гестапо).

Всего несколько дней потребовалось немецкому командованию, чтобы с помощью коллаборационистов из других регионов Украины организовать управление городом.  Уже к 1 ноября 1941 г. сформированы городская и районные управы. В первые дни желающих работать в них было немного, из-за этого были определенные проблемы с кадрами. Но уже в декабре предложений было более чем достаточно, что позволило управам отбирать качественный персонал. К 8 ноября все основные вакансии в районных и городской управах были заняты. Все городские предприятия начинали работу с 8 утра и заканчивали в 15 часов. Постепенно рабочее время доходит до 18 часов с перерывом на обед.

Одно из основных требований при приеме на работу – знание украинского языка. Первые указы управ были на русском и украинском языках, с 8 ноября исключительно на украинском. Сотрудникам предписывалось разговаривать и вести документацию только на украинском языке. Неудовольствие районных бургомистров вызывали сотрудники, которые даже в курилке позволяли себе переходить на русский язык.

 Из отчета Высшему советнику военного управлению доктору Классену от 24 марта 1942 г. о руководителе Персонального отдела городской Управы Г. К. Свинцова: «…В управе работает с 1 ноября 1941 г. Проводил аресты партизан и подпольщиков, сотрудников НКВД, оружия не имеет, за свою принципиальность дважды испытал покушения на свою жизнь, получает постоянные угрозы. На этой должности с 25 января 1942 г. Провел чистку городской управы, уволил сотрудников, которые опаздывали на работу, уходили когда хотели, разговаривали во время работы. В своем отделе оставил трех человек. Навел порядок в личных делах сотрудников Управы. Осуществляет проверку заявлений граждан. Анонимные заявления не рассматривает…». 

 Городскую полицию возглавил Фёдор Борзенко, первоочередной задачей полиции стало выявление и аресты сотрудников НКВД, руководителей партии, а также уничтожение большевистской агитации. Были осмотрены подвалы, чердаки, свободные помещения для выявления скрывающихся партизан, поджигателей, подозрительных элементов.

Город был разбит на 19 районов, с первых дней вышел указ о возвращении улицам старых названий.

 Характерно отметить, что никто не рассматривал частности, не придумывал мифических названий прошлого, как в 1990-е улицу Свердлова переименовали в Полтавский шлях. Все было сделано просто и изящно. Самим людям ничего не нужно было объяснять, для большинства харьковчан эти названия были знакомыми с детства.

 Важнейшим делом для Управы стало упорядочить деятельность управляющих домами, практически все бывшие покинули город, нужно было в кратчайшие сроки найти толковых людей им на замену. Вывести население города на очистку улиц от военных укреплений, мусора. 7 ноября вышел приказ осмотреть электропроводку, исправить повреждения, выявить свежие отводы, которые возможно ведут к взрывным устройствам. Составить ведомость учета оставшегося имущества после бежавших большевиков и евреев в брошенных квартирах и оставленных на хранение другим лицам. Для нужд немецких военных было отселено 4233 семьи, которые проживали на площади 95000 кв. м.

Финансовый отдел Управы начал работу с 5 ноября 1941 г. прежде всего, была разработана инструкция для  инвентаризации материальных ценностей, составления инвентарных балансов для предприятий находящихся в подчинении Управы. Была издана брошюра с временными схемами для организации правильного унифицированного бухучета, форма баланса с краткой инструкцией. На учет было взято 190 предприятий, 100 из них начали работать в первые числа ноября, в первое время кустарными методами, т.к. не было в достаточной мере электроэнергии. В середине ноября, большая часть действующих предприятий перешла под управление к немецкому командованию (Викадо). Городская Управа курировала 15 действующих и 26 законсервированных предприятий. Главным отличием городских предприятий, что на них не было поставок регулярных продовольственных пайков.

Немецкие инженерные части приступили к восстановлению мостов через Лопань и Харьков. К концу декабря 1941 г. были восстановлены  Харьковский, Марьинский, Григоровский, и Сахарозаводский транспортные мосты, а также Павловский, Журавлевский, Григоровский и Москалевский пешеходные.

Первой организацией, которая приступила к работе 25 октября 1941 г. можно считать «Харьковские электросети», именно в этот день они начали регистрацию работников управления «Харэнерго» и из 347 человек (почти полный штат) отобрали 278 человек, остальным работа была предоставлена позднее. Сами электросети практически не пострадали, в городе были повреждены только трансформаторы и кабели, проходившие по путепроводам, которые были взорваны вместе с мостами. Фактическая работа по ремонту и восстановлению электросетей началась 27 октября. Для городских нужд использовалась электростанция Технологического института, наиболее мощная электростанция Харьковского паровозостроительного завода работала для нужд немецкого командования. Заработная плата сотрудников за ноябрь и декабрь 1941 г. в размере 194 356 крб. была оплачена немецким командованием. Взималась и задолженность за электроэнергию с населения, которая накопилась до 20 октября 1941 г. Всего население задолжало 327 956 крб. и на 1 января 1942 г. было оплачено 88 921 крб.

С 15 ноября возобновила работу контора «Бурвод», которая восстанавливала водоснабжение 1-й городской больницы, городского водопровода и 1-го хлебозавода. Заказчиком и плательщиком работ выступало немецкое военное командование, уже в первых числах января за эти работы «Бурвод» получил 44130 крб. До конца декабря 1941 г. было восстановлено полностью артезианское снабжение города в количестве 70 тыс. куб. в сутки, но электроэнергии для этого требовалось 2,5 тыс. кВт, а подавалось только 200-300 квт, естественно водоснабжение в этот период посредством водопровода было нерегулярным. В феврале-марте 1942 г. водопровод обеспечивался до 1000 кВт в сутки, что позволило обеспечивать отдельные районы города водой через каждые 2-3 дня. 

Одним из первых запретов городской Управы было пользование канализацией, поскольку не было возможности откачивать стоки. Она была восстановлена еще в конце декабря 1941 г. но электроэнергию для её работы планировалось подавать только в феврале-марте 1942 г., да и то в количестве, которое бы позволяло откачивать стоки в ночное время.

Одним из важнейших задач для такого мегаполиса как Харьков было восстановление прачечных и бань. Антисанитария была жуткая. К середине ноября были восстановлены три бани, прачечная № 1 и несколько парикмахерских. Правда до конца года они работали только для нужд немецкой армии, на остальных не хватало электроэнергии. Санитарные предприятия не могли вывозить нечистоты и мусор вовремя, остро ощущалась нехватка транспорта и горючего. Автотранспортная контора Управы хотя и была создана, но в ней на конец года было всего 10 грузовых машин. В других автотранспортных конторах было 28 машин, но 21 из них использовалась немцами. Гужевой транспорт состоял из 59 рабочих лошадей, но и их на 80 % использовала немецкая армия.

 Большая часть трудоспособного населения использовалось на очистке улиц от мусора, баррикад, а в дальнейшем и от снега. Все эти работы осуществлялись в принудительном порядке. За не выход на работы взимался штраф в размере от 50 крб. При отсутствии денег отбывали арест на несколько дней, а вторичный невыход на общественные работы наказывался штрафом уже в 200 крб. 

          Городской транспорт представлял собой жалкое зрелище, из 325 вагонов трамвая в течение ноября – декабря было восстановлено только 150. Также восстановлены подстанции, кабельная сеть, пути и 24 км токопровода. Недостаток электроэнергии не позволял запустить трамвай сразу, это произойдет только весной 1942 г. в количестве всего 20 вагонов. Из 25 троллейбусов было восстановлено 6, которые весной 1942 г. планировалось запустить по маршруту: Городской парк – Соборная площадь.

Ряд предприятий начали работу также с первых дней и все на нужды немецкого командования: городской телефон, Междугородняя АТС, 4 металлообрабатывающие завода, 2 чугунно-литейные и механические, котельно-сварочный, кроватный, пивоваренные заводы №№ 1 и 2, табачная фабрика, а также фабрики: «Жорж Борман», 6 из 18 текстильных предприятий, «Красный химик», «Теже» и три мыловаренные.

         А перед городской управой встала проблема с обеспечением продовольствия для населения, сохранилась тревожная записка бургомистра Харькова Семененко от 10 ноября 1941 г. В ней он оценивал численность населения в 600 тыс. человек и для обеспечения его продовольствием требовалось более 700 т разного рода зерна в сутки. Естественно, что такого количества зерна взять было негде, опять же не хватало транспорта для его подвоза, и в Харькове начался голод. Конечно, Управа пыталась открыть столовые, пункты горячего питания, кухни, с выдачей завтраков, обедов как платных так и бесплатных. Организовываются детские приюты, ясли, дома инвалидов и стариков, оказывалась разовая помощь деньгами, одеждой, продуктами. Тем не менее, от голода и болезней ежемесячно умирало более 1500 человек, только в июне 1942 г. эта цифра спадет до отметки менее 900 человек.

Немцы устранились от решения проблемы с голодом, единственные кому они помогали, были этнические немцы. В Харькове по пер. Харинскому 3, был организован Дом немцев, где они получали помощь и консультации, а в отделе питания Городской Управы по Сумской 31, они получали продовольствие.

         Второй проблемой предстоящей зимы становится отопление, нехватка топлива для централизованного отопления и одновременный запрет на действие печей в квартирах. Во всех домах, которые не отапливались вода из системы была спущена.  Централизовано завозили уголь и дрова, например в декабре для отопления парикмахерской по ул. Пушкинская 8 требовалось  0,75 т угля и 0,25 т дров. А для отопления дома № 39 по ул. Мироносицкая  домовладелица Чарторыжская просила 8,4 т топлива для отопления дома 8,4 т и 3,48 т. для флигеля.

        Нужно понимать, что Харьков был различным в центре и на окраинах. Значительная часть населения проживала в частных домах, со своим отоплением, огородом и садом, а значит и с уровнем жизни в период оккупации. Тяжелее всего приходилось населению 17 р-на города, условно говоря, нынешний Дзержинский район. Здесь проживала интеллигенция, творческая в первую очередь, в основном пожилые люди. У них не было ни запасов продовольствия, ни надежды на получение работы, пайков. Так в Харькове умерли художники Николай Уваров и Николай Бурачек, архитектор Алексей Бекетов, инженер проектировавший харьковский водопровод Леонид Кащеев.  

 На окраинах Харькова было множество артелей и с/х предприятий, все они начали работу по обеспечению продовольствием немецкой армии. Не все начали работу сразу, но были и такие, которым повезло. Так один из колхозов на Немышле с приходом немцев возглавил Мефодий Моисеевич Радченко. Его выбрали люди для переговоров с немецкими властями. В Первую Мировую войну он был в плену у немцев и вот пошел в комендатуру. В тот же день вернулся с тремя немецкими офицерами, один из которых уроженец города в котором Радченко был в плену. И пока в городе не хватало транспорта, этому колхозу были выделены 3 трактора и 13 лошадей, посевной материал и т.д.

Поразительно, но очень много людей очень быстро вспомнили свою прошлую жизнь до установления власти большевиков. Например, пишет гражданин Степан Григорьевич Богодущенко, проживающий в собственном доме по ул. Верхнегиевская № 48: «В доме моем помещается магазин Ленинского пищеторга ныне пустое помещение в котором я прошу не отказать мне разрешить торговать хлебом. При чем заявляю, что я специалист по торговле еще со старого режима при советской же власти к торговле я допущен не был, т.к. старого торговца считали преступником… Слезно прошу Вас не отказать, так как по причине магазина при наступлении германцев я перенес 13 обысков и последнее время мне грозит голодная смерть».

Такой себе Левко Васильевич Сафронов инженер строитель треста Гипроград построил на углу ул. Екатеринославской и Валковской свой собственный новый киоск из дерева 1,5 × 1,5 м для торговли продуктами и водами. В заявлении пишет, что он сын купца, окончил Сумское коммерческое училище, был репрессирован на 3 года по ст. 54. Даже нарисовал проект киоска и план размещения.

И таких просьб было множество, так в 4-м районе города, за один месяц их число превышало 50.

Не менее важная задача перед управой была и в области культуры. Прежде всего, были открыты уцелевшие храмы, возрождена Харьковская епархия, которую возглавил митрополит Харьковский и Ахтырский Теофил Булдовский. В Архангело-Михайловской церкви был организован первый церковный хор под руководством священника Якова Самоходского.

Более сотни человек работали в Музее Слобожанщины, художественном музее, библиотеке им. Короленко, центральной научной библиотеке университета, научно-технической библиотеке, Доме национальной культуры. И не просто работали, получали зарплату, пайки, а на первое послесоветское Рождество каждый сотрудник получил пару обуви, по 5 кг. соли и 10 коробков спичек. Конечно работники фабрик и заводов находящихся под управлением городской управы тоже получали пайки, но значительно скромнее, об обуви, соли и спичках там речь не шла: мука и пшено, вот что было главным подарком к рождеству рабочего люда.

3 января в Харькове был открыт кинотеатр для гражданского населения, с залом на 1000 человек, в котором показывали не только агитационные фильмы, типа «Жизнь и труд рабочих в Германии», но и художественные фильмы украинского производства.

С 19 марта 1942 г. возобновило работу радио, было подключено более 15000 радиоточек, а к лету их число превысило уже 100000. Первое время радио работало с 12 до 14 часов, с передачами новостей и музыки из Германии.

С 1 мая стал работать для посетителей зоосад, уже к середине июля число посетителей превысило 53000 человек.

С 26 апреля на Петинском стадионе начались спортивные соревнования по футболу и гандболу. Так, например 3 мая встречались футбольные команды украинской полиции и немецкого гарнизона, матч закончился со счетом 2:2. 

В конце мая на р. Лопани у Екатеринославского моста была открыта водная станция, всего действовало 19 лодок и 3 байдарки под наблюдением спасателей. Ежедневно из числа жителей города здесь отдыхали более 400 человек. Управа организовывала выставки картин харьковских художников, многие выставки становились постоянными. Здесь можно было увидеть картины Козина, Добронравова, Бурачека, Пащенко, Левченко, Крачковского,  и др.

 А вот образование наладить быстро не удавалось, школы были брошены, разграблены. В  первые два месяца оккупации стали работать университет, политех, с/х, ветеринарный, коммерческий институты, из 180 школ только 5 средних, 20 народных и 4 ремесленные. Из 99 дошкольных учреждений единицы. 31 НИИ, 64 библиотеки, 16 театров просто были взяты под охрану. В нагорной части Харькова из 10 школ, только четыре могли начать обучение детей с началом 1942 года.

 Но собственно самая главная проблема для управы было воспитание советских граждан. Многие из них переждав пару недель вернулись к своим прежним занятиям: доносам, анонимкам, жалобам, попыткам вернуть якобы свое имущество отобранное при советах. В заявлениях на работу пестрят: прекрасно знаю немецкий, дворянин, сын священника, подвергался репрессиям советской власти.

 Анонимных заявлений уже в декабре было в несколько раз больше, чем обычных. И Управа приняла решение их не рассматривать совсем. Кто-то пытался решить свои жилищные проблемы, жалуясь на соседей, дескать они евреи, сотрудники НКВД, коммунисты. К чести полиции она разбиралась в официальных заявлениях. Другого рода заявления касались бытовых распрей и мелких краж, особенно продовольствия.

                                          ТЕРРОР

         Уже в первый день прихода немцев на здании Обкома партии был повешен мужчина с табличкой «партизан», в последующие дни число жертв выросло до 116 человек из числа партийных работников, подпольщиков, сотрудников НКВД. Кроме этого были расстреляны несколько десятков евреев. Первые акты насилия в отношении советских граждан были совершены для установления нового порядка на вновь захваченных территориях, с целью дать понять местному населению, что последует с человеком, который будет замечен в его нарушении. 

Последующие события показали многофункциональность нацистской системы власти, которая за уже совершенные преступления карала безжалостно. 14 ноября 19141 г. сработало взрывное устройство в здании по ул. Мироносицкой № 17, где размещался штаб 68-й пехотной дивизии, погиб командир дивизии генерал Браун и еще 12 военных. В этот же день были расстреляны 50 коммунистов, а 1000 человек из числа жителей города были взяты в заложники. Содержались они в гостинице «Интернационал» (современная гостиница «Харьков»). В последующие дни из числа заложников были расстреляны 400 человек. А всего за первые два месяца оккупации были повещены и расстреляны до 1500 человек.

Но кроме массовых расстрелов и казней харьковчанам приходилось испытывать ежедневный страх, частые обыски, издевательства. Немецкие солдаты в первые два месяца оккупации безнаказанно позволяли себе изымать ценные вещи в квартирах жителей. С возрастанием холодов к ценностям добавились теплые вещи и продукты. Окна требовали плотно затемнять, объявлялось, что патрули могут открыть стрельбу по окнам, где в вечернее время будет замечен свет. Действовал комендантский час для гражданских лиц, который действовал с 20-00 до 5-00. Выход из города был возможен только по пропускам. До 13 ноября предлагалось сдать оружие, а позднее стали требовать сдавать радиолампы, велосипеды.

В обязательном порядке необходимо было сдавать теплые вещи на подарки немецким солдатам. Только по 17 району было собрано за первый год оккупации: одеяла – 417, матрасы и перины – 65, Подушки – 974, наволочки – 625, простыни – 580, носовые платки – 446, полотенца – 1122, рубашки мужские – 1468, кальсоны – 664, свитеры и джемперы – 179, носки – 1182, кашне – 292, тарелки – 953, лыжи – 231, и т.д.

Обязательной была регистрация на Бирже труда. С 30 марта 1942 г. все безработные жители Харькова должны были приходить раз в неделю на Госпитальный пер. 3 с карточкой явки для регистрации. Эта регистрация сыграет свою роль позднее, когда станут насильно вывозить в Германию, привлекать к различного рода работам для военного командования.

Одна из самых трагических сторон оккупации Харькова – уничтожение евреев, это была целенаправленная расовая политика нацистов на оккупированных территориях. На 15 декабря 1941 г. их проживало в городе 9604 человека, из них 1840 дети. Все они были расстреляны в Дробицком яру.

                        ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

      Еще в ноябре к районным бургомистрам стали поступать заявления с просьбой об открытии различных предприятий. Для открытия любого предприятия необходимо было оплатить 10 крб. Часто это были кустарные промыслы: сапожные, часовые и слесарные мастерские, ателье по пошиву одежды, пекарни, парикмахерские. К 1 мая их число превысило 850. Разрешение от районных властей требовались на все, даже на то, чтобы вывесить объявление в окне на стирку и починку одежды. Так, Мария Ефимовна Науменко, проживающая по ул. Мироносицкая 56 кв. 21 написала, что заканчивала курсы швеи еще в 1916 г. и сдавала испытания в ремесленной управе в том же году. Аркадий Степанович Симонов просил разрешение на открытие кафе-салона по ул. Пушкинская 65 с организацией выставки и продажи предметов искусства по образцам, утвержденным городской управой. Сергей Васильевич Харламов открыл фотографию по ул. Сумская 98, этим он занимался 30 лет. Люди пожилого возраста просили разрешить им торговать сигаретами со столика, как например,  Нахабин Василий Федотович 69 лет, торговавший на углу улицы Пушкинской и Пушкинского въезда. Поскольку телефонные автоматы не работали, то телефонные будки также использовались для мелкой торговли.

Однако открыть торговлю, еще не означало, что это окажется прибыльным делом. Вот пенсионер Иван Васильевич Кузнецов взял в аренду киоск на углу Епархивальной и Каразинской для торговли продуктами, с оплатой аренды 4500-5000 руб. но вскоре отказался т.к. платить такую стоимость аренды не смог.

Очень существенно к весне вырос автопарк города, в нем уже было 10 легковых и 39 грузовых автомобилей, 373 одноконных воза и 161 пароконных. Именно наличие автопарка и большого числа конной тяги позволило привозить в город достаточное число продовольствия (ежемесячно более 6388 т). Помимо городского парка зарегистрировались более 800 извозчиков, при этом они обязывались дополнительно вывозить мусор в районе где проживали.

К весне 1942 г. Управа смогла организовать масштабное питание для жителей города в столовых закрытого типа. Если в январе 1942 г. таких столовых было только 4, то к июню того же года 47. В них готовили 498310 обедов в месяц. В первую очередь здесь обедали работники управ, управдомы, работники городских предприятий, а также бедные. Многие люди желали получить пропуск в такую столовую, ведь здесь цена обедов составляла от 1,5 до 3 крб. Чтобы получить такой пропуск, нужно было действительно быть малообеспеченным человеком.

 Один из обычных дней для столовых закрытого типа. Столовая № 1 - 600 обедов: борщ с квашеной капустой, хлеб. Себестоимость 1-57 крб. Столовая № 2 ­ – 480 обедов: затирка, овощное рагу, хлеб. Себестоимость 4-98 крб. Продано – 461, бесплатно – 14. Столовая № 3 – 600 обедов: борщ со свежей капусты, хлеб. Себестоимость  4-98 крб. Столовая № 4 – 550 обедов: борщ со свежей капусты и пшеном, хлеб. Себестоимость 5-18 крб.

 Кроме закрытых столовых, были еще столовые, кафе и рестораны общего типа. Их открывали как правило выходцы с Кавказа, с соответствующими названиями: Армения, Кавказ, Юг. И если в январе их было всего 6, с числом блюд в день около 230, то в июне уже было кафе, столовых и ресторанов – 322, здесь готовили более 160000 обедов на сумму более 1 млн. крб. в месяц, а если сюда приплюсовать продаваемой более 10 млн. буфетной продукции в месяц, то общая сумма доходов этих предприятий составила 10,5 млн крб. в месяц.

Продовольствие можно было покупать на рынках города, самым популярным, особенно в выходные дни был Конный рынок, так в воскресенье его посещало более 50000 человек. Для торгующих на рынках действовал разовый сбор в размере: мелкая торговля одеждой, обувью, овощами, молоком, сыром, табаком, мылом, продуктами – 5 крб. Торговля мукой, зерном, крупами, мясом – 20 крб. Торговля продуктами с возов или автомашин – 50 крб с воза, или машины.

Помимо ежедневных базаров, продукты можно было купить в огромном количестве продовольственных магазинов, открытых в разных районах города. К маю месяцу число магазинов и киосков продающих продукты составляло 323, а к первым числам сентября превысило 500. Они открывались как частными лицами, так и предприятиями, артелями, Союзом потребительской кооперации. Последний уже в начале апреля объединил 20 районных союзов, 300 сельских, а вошло в него более 40 000 крестьян, которые внесли на расчетный счет более 2 млн. крб. паевых взносов. Результатом такой активности стала доступность продовольственных товаров первой необходимости. Тем более, что Управа обязала все торговые точки, все предприятия сферы услуг перейти на цены и тарифы, которые действовали на 22 июня 1941 г.

Уже в начале 1942 г. Управа задумывалась о лете, были исследованы предприятия, где можно было производить искусственный лед, т.к. заготовка льда из рек, не давала возможности обеспечить им в нужном количестве. Тогда же стали выдавать льготные разрешения на организацию киосков с газированной водой, мороженным и прохладительными напитками. К 1 мая 1942 г. в городе работали 31 киоск этого назначения, главным образом по ул. Сумской и Екатеринославской.

С первых дней оккупации в городе был организован Харьковский хозяйственный банк. Он имел более 40 отделений в Харькове и в каждом районном центре Харьковской области. 8 июня 1942 г. его центральное отделение переехало по адресу Николаевская площадь № 18. Вообще финансовая и налоговая система, которая организована немцами, была достаточно проста и носила европейский оттенок. Первое время в Харькове использовались советские деньги, с отношением 1 немецкая марка – 10 рублей. Также входу были билеты немецких кредитных касс (оккупационные марки), по внешности они были похожи на денежные знаки, но не имели реального финансового обеспечения. С 1 июня 1942 г. на территории Украины были введены новые денежные знаки – карбованцы, который был приравнен к советскому рублю. Были выпущены купюры в 5, 10, 20, 50, 100 карбованцев. Населению предписывалось поменять все советские денежные знаки начиная с купюры в 5 рублей. В ходу оставались купюры в 1 и 3  рубля, советские разменные монеты, оккупационные марки и немецкие монеты в 1, 5 и 10 пфеннигов.

 Харьковский хозяйственный банк занимал очень активную финансовую позицию, он не толь ко собирал выручку, принимал платежи и налоги, он успешно выдавал кредиты частным лицам и предприятиям, при этом проценты с этих кредитов были значительно привлекательнее нежели современные банки Украины. Банк принимал также вклады от населения, на 5 сентября 1942 г. в Харькове было 4 миллионера. 

 Очень простая была и налоговая система, введенная немцами. Если  заработная плата не превышала 200 крб. то налог на зарплату не взимался. Все кто больше платили 10 %, в том числе и натуральные оплаты. Если артель (товарищество) оплатило налог на прибыль, то его работники уже не платили налоги на зарплату. Те кто занимается промышленной деятельностью, кустарной, сдал жилье в наем платили от 10 до 25 %, в зависимости от суммы доходов. Кто занимается торговлей, комиссионной, посреднической деятельностью покупкой и продажей вещей, содержали гостиницы, платили от 10 до 40%. Прибыль  с/х предприятий вообще не облагается налогом. Налоги от товарооборота оплачивались не позднее 10 числа следующего месяца. За каждый день просрочки 1 % пени. Штраф при неверной сумме насчитывался в 10-кратном размере от утаенной суммы.

 Самое интересное, что число налоговых инспекторов было небольшим, всего 76 человек на весь город, включая 4 человека в налоговом отделе городской управы. Однако эта простота сыграла злую шутку, несмотря на штрафы налоги все равно выплачивались не полностью. Когда до немцев дошло, что совдепию не переделать, они резко увеличили налоги с 5–25 % до 15–45%. Налоги в Харькове стали самыми большими в Украине и тому были причины, именно в нашем городе происходило наибольшее сокрытие налогов.

Жилищный налог платили все люди, в каких бы домах и чьих организаций они не проживали. Город был поделен на пояса и категории. Если комната сдавалась в аренду платили и владелец и арендатор. В зависимости от района города квартплата составляла от 1 до 1,50 крб. в месяц. Подвальные помещения и бараки до 50 коп. за кв. м. квартиросъемщики платили 20 % от стоимости жилья. Жители коммунального дома вносили оплату за квартал вперед вместе с квартплатой за 1-й месяц до 25 числа первого месяца каждого квартала. Домовладельцы платили по декларации не позднее 15 дня второго месяца каждого квартала. За неподачу вовремя декларации был штраф 300 крб. и пеня 1 % с невыплаченной суммы за каждый день опоздания. Если в декларации содержались неверные данные насчитывался штраф до 200 крб. От квартплаты освобождались квартиры во время постоя немецких солдат, семьи, чьи родные выехали на работу в Германию, а также малоимущие граждане по акту финансового отдела городской Управы. Ежемесячно от квартплаты освобождались до 1500 человек на период от 2 до 6 месяцев.

Вообще Управа постоянно была занята одним и тем же вопросом, как прокормить огромное население города. Одним из решением такого вопроса была выдача земельных участков городскому населению для организации огородов. Уже в начале 1942 г. собирались списки, организационный сбор в размере 10 крб. Несколько кустарных мастерских начали изготовление дешевых лопат (100 тыс. шт.), тяпок, ведер, леек и др. инвентаря. Была организована закупка семенного и посадочного материала. Всего по г. Харькову было подано более 60 000 заявок на огородные участки, размерами от 1,5 до 30 соток. Товарищество «Господар» получило на 12 членов 600 га земли в Холодногорском районе, где организовало тепличное хозяйство по высадке рассады, а также плантаций помидоров и капусты. Была восстановлена макаронная фабрика с производством 3 т макарон в сутки.

Поскольку к 1 мая 1942 г. в центральной части города было полностью восстановлено водоснабжение, канализация и очистные сооружения, частично была восстановлена подача электроэнергии, в городе были установлены тарифы на коммунальные услуги.

Регистрация на Бирже труда была изначально обязательной, и если человек не посещал Биржу, он штрафовался общественными работами, или арестом. Группу труда в Харькове возглавлял доктор Ране, а вербовочный пункт располагался на углу улиц Сумская и Каразинская. Надо заметить, что большая часть населения в течение 1942 г. выехала в Германию по доброй воле. Не долго думали специалисты, им предлагался широкий выбор работы, как на территории Германии, так и Украины. При этом за ними закреплялась жилплощадь в Харькове, они даже оплачивали ее вперед. Их родственники в Харькове получали пособия и пайки и освобождались от квартплаты. Железнодорожники были особенно востребованы, некоторые бригады ездят даже в Германию. Неквалифицированные работники первое время активно едут в Германию, выбор не велик, работы нет, голод, взамен предлагают приличные условия, в том числе и пайки для родственников оставшихся в Харькове. Раз в 10 дней они приходили со специальным талоном в магазин Отдела питания городской Управы и получали пайки. Если человек не приходил в назначенный день, талон аннулировался. Сами талоны выдавались по паспорту или удостоверениям личности на всех членов семьи.  Их родные получают в городе пайки и имеют льготы при оплате квартплаты. 

Еще весной 1942 г. в Харькове восстановил работу адресный стол, его необходимость была очевидной. Среди прочего и обыденно случались и любопытные истории. Так один из офицеров вермахта проживал в Харькове до 1913 г. и здесь у него осталась первая любовь. И вот через адресный стол он нашел эту женщину, у которой к тому времени была уже дочь и двое внуков.

Весьма примечательно, что немецкие власти всерьез озаботились вопросом выплаты алиментов, наказывая и штрафуя даже руководителей подведомственных им фабрик и заводов. Также Управа собирала сведения о пенсионерах, речь шла о выплате пенсий только тем, кто не был партийным, не работал в советских органах и НКВД. Даже такой человек как доктор ветеринарных наук Н.И. Бугримов просил 16 декабря 1941 г. вернуть ему пенсию, которую он получал с 28.2.1938 г. до уровня 150 крб. Потом пенсия была уменьшена, т.к. он работал в нескольких НИИ: 1-м медицинском, гигиены труда, профзаболеваний, экспериментальной фармации и частной практикой на дому. При этом он прибавил, что 27 сентября 1941 г. был репрессирован за связи с немецким консульством.

Таким образом, многие стороны жизни в оккупированном Харькове стали напоминать достаточно цивилизованного уровня. Все, что было введено немцами на территории Украины вообще и Харькова в частности, радикально отличалось от того, что привыкли видеть при советской власти. Но война есть война и она внесла свои коррективы.

Совершенной неожиданностью для Харькова стали просчеты немецкого командования и город пришлось ненадолго сдать войскам Красной армии. Фильм «Несчастливая звезда» это краткий рассказ об этих событиях.

                              НОВАЯ ОККУПАЦИЯ

Отход войск Красной Армии и приход в него эсесовских частей оставил в памяти выживших неизгладимое впечатление. Массовые убийства раненных солдат и офицеров, прятавшихся в подвалах от уличных боев людей. Десятки разрушенных зданий после уличных боев были не пригодны к жизни. Снова не хватает продовольствия, а вернувшаяся к своим обязанностям городская Управа вновь выводит харьковчан на общественные работы по очистке улиц. Только теперь разрушений, баррикад, сгоревшей техники, убитых и раненых еще больше. Часто сил и конной тяги для вывоза трупов людей и животных не хватает и их хоронят в воронках прямо в городе.  Уже не хватает специалистов и средств для восстановления разрушенного водопровода, электросетей. С невероятными усилиями город вновь очищен и возвращен к жизни.

Немецкое военное командование с большим недоверием относится к деятельности городской Управы, но вместе с тем для него как никогда стоит задача обретения доверия со стороны населения. Начинаются процессы по возвращению владельцам домовладений, которые им принадлежали до 1917 г. Многие из них действительно получили в собственность свои дома в конце июля 1943 г. Практически накануне окончательного восстановления советской власти, чтобы потерять их уже навсегда.

                                          ЛЮДИ

Самое ценное, что потерял Харьков за годы оккупации это люди. Как уже упоминалось выше в Харькове к 25 октября 1941 г. жили почти 600 тыс. человек. К переписи 15 декабря 1941 г. число жителей Харькова зафиксировано на уровне 447 486 человек, из них 270 667 составляли женщины. Общее число детей составляло 126 391 человек. К 1 июня 1942 г. в городе умерли от болезней и голода 10055 человек, погибли от бомбежек, от старости 5420 человек. Расстреляны более 10 тыс. евреев. Более 50000 человек выехали из Харькова на проживание в сельскую местность и другие города Украины. Специалисты и молодые люди выезжали на работы в Германию. Таким образом, к 1 июня 1942 г. Харьков покинули 114 156 человек.

После войны Харьков восстановили, отстроили дома, улицы, площади, мосты, заводы и фабрики, но это уже другой город. Харьков потерял главное – людей, свой генофонд, свою элиту – интеллигенцию, которая умирала, погибала, уходила из города в первую очередь. Город восстановить можно, но лучших своих людей ему уже не вернуть!

 

    

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Харьков,Вторая мировая война,оккупация
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.