О войне и корруции

1 июля 2014, 19:15
журналист
0
76

Пока на войне кто-то зарабатывает, она не закончится никогда

В выходные проехались по ведомственным и правительственным санаториям в Пуще Озерной и Конче Заспе. Ни одного раненного участника АТО, ни одной семьи переселенцев в хороших учреждениях не заметили. Переселенцы живут по принципу "на тебе Боже, что нам не гоже". Не удержалась, написала об этом  на "Версиях"...

Антитеррористическая кампания полна парадоксов. Одна часть народа воюет, другая крадет деньги. На армию выделено 11,5 млрд. грн., но солдат экипируют жены и волонтеры. Жители Донбасса бегут из опасной части страны в мирную, их поселяют в развалюхах и отключают коммуникации за неуплату. Госпитали захлебываются от избытка ранеых, а в правительственных санаториях пустуют номера. Смерть солдата на войне оценена в 609 тыс. грн., а депутата, разбившегося на Lamborghini, – в 1,5 млн. грн. Как правильно написал один из коллег-журналистов: «Если в этой войне и дальше будут крутиться огромные деньги, она не закончится никогда».

Истины, которые мы опровергли

Украина – удивительная страна, которую, как говорил поэт о России, умом понять крайне сложно. В ней не работают никакие законы. Ни те, что принял парламент, ни законы рынка, ни логика, ни даже законы морали. И при этом мы очень добрые, заботливые и сострадающие. Война оказалась своего рода огромным экраном, на котором высветились все эти чувства вместе взятые.

Особенно удивительно то, что зло и добро у нас уживаются совершенно мирно. Опровергая многие азбучные истины. Например, считается, что коррупционеры, как кроты, могут жить только в темноте, а ложь легко уничтожить зарядом разоблачения. Но это не про нас.

Есть сайты, специализирующиеся на так называемых фейках, есть ресурсы, которые эти самые фейки разоблачают. Народ читает и то, и другое. В итоге истинную картину происходящего не знает никто (боюсь, что руководство страны это утверждение также касается).

Часть фейков запускается специально, чтобы обеспечить кражу денег на войне. При этом у нас активно работают ресурсы и журналисты, которые буквально в режиме он-лайн разоблачают коррупционеров от новой и старой власти, наживающихся на войне. И что? И ничего.

Та часть народа, которая не воюет, сидит в соцсетях и на информационных сайтах с интересом читает, что мед для солдат закупили в фирме, связанной с окружением вице-премьера Виталия Яремы, а дизтопливом войну обеспечивает «Укртатнафта», подконтрольная всем известному днепропетровскому губернатору. Это никого не удивляет и не коробит.

В парламенте создана временная следственная комиссия для проверки расходов Минобороны из государственного бюджета и благотворительных взносов. Но о ее деятельности ничего не слышно.

Скандалы с обеспечением армии стали ежедневной частью выпусков новостей. Но ни фото гнилой картошки, ни история с нижним бельем для пограничников, сшитым из полупрозрачной ткани, которую использовали, очевидно, из-за дешевизны, не привела к отставке хотя бы одного чиновника. Пусть даже козла отпущения. Посмотрели, проглотили, позоримся дальше.

Точно так же у нас не работает истина, что война и беда сплачивают. Фиг вам. Самый яркий пример – Минздрав. «Главврач майдана» Олег Мусий, судя по всему, будет вторым после «коменданта майдана» Степана Кубива высокопоставленным чиновником, которого уволят с должности через несколько месяцев после триумфального назначения. Кубива фактически погнали из Нацбанка за негодную денежную политику. Не справился. Мусия, видимо, освободят от должности министра здравоохранения по той же причине – тоже не справился.

При этом Кубиву было значительно легче работать с печатным станком, чем Мусию с ранеными и больными. Оказалось, что в государственном бюджете на закупки медикаментов предусмотрено 2,29 млрд. грн. Их надо потратить с толком. Но… Экономическая нестабильность требует 100% предоплаты за лекарства. Девальвация гривны и введение НДС накануне войны подняли цены почти наполовину. Интриги опытных чиновников Минздрава оказались слишком сложными для доктора Мусия. И как комиссар от революции он оказался неэффективным управленцем.

В итоге сложилась потрясающая ситуация: министр воюет со своими замами, гоняется за одними коррупционерами, его тут же обвиняют в связях с другими. Лекарства не закупаются. У диабетиков нет инсулина, у воинов АТО – марли для перевязки ран. Вся система выживает исключительно благодаря динамичности волонтеров.

Где деньги армии?

Тем временем мнение, будто Украина – бедная страна и у нее нет денег на войну, также опровергается простой математикой. Как заявил на заседании парламента народный депутат и бывший министр обороны Александр Кузьмук, из госбюджета на нужды Министерства обороны уже выделили 11,5 млрд. грн. Это колоссальные деньги. Но где они?

На этот вопрос нельзя ответить односложно. Вот одна из подсказок. По словам замдиректора департамента финансов Минобороны Сергея Винника общее бюджетное финансирование на год составляет 20,2 млрд. грн. 80 млн. грн. выделено на «финансовое вознаграждение лиц, задействованных в АТО».

При этом тележурналисты, побывавшие в зоне боевых действий, откопали шикарный документ о том, что в Министерстве обороны нашли 20 млн. грн. поощрить военнослужащих. И половину этой суммы распределили между клерками из Генерального штаба. Между теми, кто протирает штаны в Киеве. Кто не почесался закупить вовремя бронежилеты и выдал солдатам каски времен Второй мировой войны, найденные где-то на «исторических складах».

И что? Хоть одна морда из штаба отказалась от своей премии? Ха-ха три раза. То есть засветка коррупционеров у нас не действует. Пиши не пиши, все равно на войне кто-то будет греть руки без зазрения совести. Не одни, так другие.

Почему такое возможно? Потому что украинцы очень добрый народ. Украинцы – народ, заточенный на помощь кому-то. И если армию не накормят штабисты, ее накормят жены, родственники, сердобольные старушки и волонтерская сотня. Это касается и спасения мирных жителей.

До середины июня тугодумы и долбоебы (других слов не подберу) из руководства АТО разрабатывали план эвакуации мирных жителей из зоны АТО. Уже гибли дети, разрушались целые населенные пункты, а они все разрабатывали. Не могли согласовать все нюансы процедуры "фильтрации". И, наконец, числу к 15 июня создали Штаб координации переселения граждан из зоны АТО, которому поручили написать подробный механизм вывоза жителей через определенный транзитный пункт.

Плана до сих пор нет, его за бюджетные деньги «рожает» Зорян Шкиряк (сейчас – советник министра внутренних дел). А помогают ему другие умственно отсталые должностные лица. Догадаться, что людям нужны деньги, крыша над головой, продукты, вода, детские памперсы и прочее, они не могут.

Но пока эти существа «думают», людям помогают выезжать друзья и родственники. Плюс с 23 мая Фонд Рината Ахметова (осколок «антинародной власти» осуществляет централизованный вывоз семей из Славянска и Краматорска). Всем желающим покинуть данные территории нужно лишь позвонить на круглосуточную «горячую линию».

И вот люди выехали. Что дальше? Одних разбирают по квартирам. Другие живут в санаториях. Третьи – на вокзалах и в палатках. Им не дают выплат на детей потому, что они не могут предоставить справку… из ЖЭКа. Не важно, что ЖЭК разбомбили еще в апреле. Нет справки – нет денег.

И это тоже все знают. Интернет забит репортажами типа «Палаточное поселение у Южного вокзала. В Харькове переселенцы из Славянска живут под открытым небом». Беглецам из восточных областей, проживающим в санатории «Джерело» в столице Украины, могут отключить воду, газ и электроэнергию.

Волонтеры отправили письма в "Киевэнерго", "Водоканал", "Киевгаз" с просьбой: перенести оплату хотя бы на несколько месяцев. Но им пришел отказ, и на 1 июля было запланировано отключение "Джерела" от газоснабжения.

«Страна волонтерия»

Пока бюрократы быкуют, а штабисты думают, соотечественников спасают волонтеры. Ежедневно на их страницах в Facebook вывешивается список медикаментов, необходимых раненым, и вещей для переселенцев. Люди несут все. Нужны были лекарства по 4000 гривен – привезли. Бронежилеты перетащили через границу на себе.

Вообще, волонтерскому движению в Украине может позавидовать любое государство мира. Украинцам очень хочется творить добро. Нам только нужно указать правильное направление.

Еще несколько лет назад знакомая француженка говорила, что ни в одной стране так хорошо не раскручивались проекты по защите животных и народ так живо не откликался на призывы помочь бездомным собачкам и кошечкам, как у нас. Потом вся страна кинулась перечислять деньги николаевской девочке Оксане Макар, сожженной подонками на пустыре. Оксана умерла. Но начался майдан. И толпы сочувствующих понесли туда все – от кариматов до пустых бутылок (чтобы «онижедети» наливали туда «коктейли Молотова»). После майдана отвалился Крым. И короткое время волна народного сострадания пыталась накрыть переселенцев оттуда. Но оказалось, что в Крыму не так уж плохо жить под русским сапогом. И сейчас у нас все для фронта, все для победы.

Уникальная ситуация: армию, ведущую боевые действия, фактически содержат родственники, которые посылают солдатам деньги и продукты. И волонтеры, которые привозят остальное необходимое – от воды до тепловизоров. Об этом много написано и сказано, но не могу не процитировать один из самых емких постов на Facebook – Геннадия Волкова из Запорожья  (стилистика автора сохранена).

Довелось намедни побывать на «восточном фронте», в расположении 51-й ОМБР украинской армии. Той самой, где недавно погибло от нападения неизвестно кого (предположительно сепаратистов) 17 солдат и ранено 30. Из поездки привёз в основном гнетущие впечатления. Итак, вкратце.

Бригада количеством больше 4000 человек укомплектована представителями западных регионов, преимущественно жителями Волыни. Логика понятна: «западенцам» проще стрелять в ментально чуждых «східняків». Но это – на первый взгляд. Всё немного сложнее.

Наш кортеж, который вели джипы с волынскими нардепами, привезшими своим землякам-военным бронежилеты и полезные гаджеты типа тепловизоров и биноклей ночного видения, сопровождал грузовик с охраной: отделение солдат и офицер. Как оказалось, никто из военных противника ещё не видел. «Обстрелянным» оказался их командир, причём обстреляли его свои же.

С его слов, дело было так: группу военных послали встретить какого-то заблудившегося на УАЗе полковника. В месте, где он предположительно мог быть, поисковая группа действительно увидела стоящий на обочине армейский внедорожник. Но тут внезапно из придорожных зарослей показались люди в чёрных масках, камуфляжах и с автоматами.

Поисковая группа, приняв их за сепаратистов, дала по газам. А те, в свою очередь, дали из автоматов по машине. Итог: водитель убит, один солдат ранен, а люди в масках оказались представителями батальона местной обороны.

На место происшествия приехал в жопу пьяный прокурор, менты вообще отморозились. Со слов рассказчика, никакого наказания никто не понёс. Вот так вот воевать в одинаковой форме без знаков различий и одинаковым оружием.

Кстати, о форме. Даже одеть солдат у украинской армии нет возможности. Бойцы на блокпостах выглядят то ли мексиканскими повстанцами, то ли кавказскими моджахедами. Короче, неким полувоенным формированием в форме, состоящей из камуфляжей всех армий мира и гражданских шмоток. У многих форма сильно изношена и давно не стирана.

И тут мы плавно подходим к следующей теме. Я не собираюсь нагнетать, но из песни слова не выкинешь, а слова, которые солдаты попросили меня передать в Интернет, таковы: «нас здесь держат вопреки нашей воле в скотских условиях, мы обмануты всеми».

Пообщавшись с бойцами, я пару раз, простите за мой французский, о#уел.

Во-первых, ни одного добровольца среди военных нет. Все мобилизованы, причём ощущение, что хватали всех без разбору.

Спрашиваю у волынского пацанчика с ментовским АКСУ (а вооружены все без исключения) – как тебя мобилизовали? – Вызвали в военкомат, сфотографировали, за 1 день сделали военный билет, потом в поезд – и в войска. Выдали автомат, патроны – и вот я здесь. Даже стрельнуть с него не дали.

Кстати, механизированной эта бригада может считаться скорее условно. Если верить солдатам, громадное количество бронетехники, которую привезли и вывалили в чистом донецком поле, в основном неисправно и неспособно передвигаться. В это легко поверить, глядя на БМП и самоходки, которые последний раз красили, наверное, ещё до полёта Гагарина.

Условия, в которых вынуждены 2 месяца жить эти несчастные люди, наверное, подпадают под статью Женевской конвенции о жестоком обращении с военнопленными. Главная проблема – страшный дефицит воды. Ежедневно солдаты выполняют тяжёлую физическую работу, но помыться, постираться – тупо негде и не в чем. Какая там полевая баня, о чём вы! Им даже пить нечего. Хорошо, хоть какая-никакая жратва есть. Но полевых кухонь, которые мы привыкли видеть на городских мероприятиях – нет ни одной!!! Пищу готовят на кострах или на блиндажных буржуйках образца 30-40 годов.

Древние брезентовые палатки протекают, как решето. Место для отдыха солдата – брошенный на голую землю грязный матрас. Какое там постельное бельё, какие там спальники! Примерно так ночуют бомжи в подвалах. Если бы была зима – то в таких условиях и до тифозных вшей недалеко.

Обещанной зарплаты контрактников – нет. Дали по 1300 грн. за апрель, но эти деньги солдаты уже потратили в магазинах окрестных сёл на воду и хавчик. Выручает только «подогрев» из дому деньгами и продуктами. В целом, мобилизованные и их родственники уже сами потратились на своё пребывание в армии. А если учесть, что многие были единственными кормильцами своих неработающих жен с детьми – то можете сами вообразить их моральное состояние и боевой дух.

Отсюда неудивительно, что среди солдат – массовое пьянство. Мы попали в расположение бригады под вечер, провели там пару часов, и у меня буквально на глазах росло количество бухих людей в камуфляжах. У каждого из которых, напомню, автомат с боекомплектом. Офицеры это прекрасно видят, но бздят даже делать замечания, да и вообще предпочитают не трогать бойцов без особой необходимости. К счастью, нетрезвые воины не агрессивны, ибо пьют не для куража, а от тоски и безысходности (конец цитаты).

Вместо послесловия

Что можно к этому добавить? То, что новую войну развязывает власть, а вести ее вынужден народ. При этом власть продолжает привычно считать народ быдлом, которое все стерпит.

Как иначе можно интерпретировать тот факт, что в фешенебельных (пусть и с отзвуками совковости) правительственных санаториях в Конча-Заспе и Пуще Озерной нет ни одного ветерана АТО. Только богатые коммерческие отдыхающие (кто хочет принять за деньги душ Шарко и покататься на сигвеях) и чиновники-пенсионеры. Говорят, санатории и госдачи готовят к продаже, собираются выручить 3 млрд. грн. И, видимо, потому не пускают туда раненых и переселенцев. Чтобы лужайки не попортили и товарный вид не нарушили.

Но что меня убило окончательно, так это заметка в «Форбс». Оказывается, семьи военных, погибших в зоне Антитеррористической операции на Донбассе, могут претендовать на компенсации из госбюджета в размере 609 тыс. грн. Жизнь народных депутатов (если кто-то из них погибнет с действующей корочкой нардепа) стоит 1,5 млн. грн.

К июню в зоне АТО погибли 59 украинских военных. Поэтому их семьи должны были получить из бюджета 34700000 грн. Однако в Министерстве обороны сообщили, что до 13 июня с резервного фонда Министерства было выделено только 22,5 млн. грн. При этом в Министерстве официально не смогли подтвердить, что хотя бы одна семья получила деньги.

 

Галина Акимова
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.